2000
август
№11 (15)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

Размышления по поводу...

     Мы, евреи, странный народ. Сначала мы устраиваем митинги на могилах (!), где надрывно кричим о безликих надписях на них и о том, что память евреев достойно не увековечена. А когда установлена мемориальная доска жертвам Холокоста, мы, как завороженные, по старой привычке, минуя её, несем цветы к безликому обелиску советских времен, который до этого долго охаивали. Я обратила внимание, как одна из женщин, возложив цветы к Камню жертвам Холокоста, вдруг чего-то испугавшись, заметалась, схватила и перенесла их в общую массу к безликому обелиску. Самой приятной неожиданностью на этом фоне был момент, когда зам. председателя горисполкома Владимир Владимирович Кийко возложил цветы к гранитному камню «Жертвам Холокоста», тысячам и тысячам евреев, загубленным здесь в Дробицком яре.
     И в который раз у меня мелькнула мысль(возможно, для некоторых кощунственная), кому нужен памятник в Дробицком яре? Погибшим? Нет. Для них самым большим памятником явилось само событие, приведшее людей в Дробицкий Яр — 10-летие со дня возрождения в Харькове еврейской общины.
     Нацисты мечтали уничтожить евреев как народ, обратить в пепел и развеять по свету. Уничтожить древнюю культуру. Уничтожить саму память о том, что когда-то на земле существовал такой народ, как евреи.
     Сотни людей — старых, молодых, совсем юных, пришедшие 22 сентября 2000 г. к Стене скорби на месте бывшего гетто и к могилам Дробицкого яра — вот ярчайшее доказательство несостоятельности нацистской политики геноцида.
     Мы были, есть, мы будем.
     И поэтому в Дни празднования 10-летия харьковской еврейской общины мы пришли к этим могилам сказать тем, чьи души витают здесь, что мы помним, всегда будем помнить о них, рассказывать своим детям и внукам, передавать из поколения в поколение, а тем, кто мечтал об этом, им не удалось уничтожить нас.
     Радует сердце и сама атмосфера, настрой людей, приходящих к Стене скорби и в Дробицкий Яр. Не стало митингов, не провозглашаются лозунги, не слышны слова, не подобающие в таком скорбном месте. Мы изменились, незаметно для себя, мы изменились за. эти 10 лет. Мне кажется, мы, приходящие в Дробицкий Яр, стали свободнее в выражении своих мыслей и чувств. Хотелось, чтобы мы стали и ответственнее. На этом фоне лично меня настораживает деятельность некоторых активистов-общественников, которые намереваются начать новую кампанию в прессе, радио, по ТВ по сбору средств на «стройку века» — большой мемориал. На это нужны миллионы в нашей обнищавшей стране, делать это надо продуманно, серьезно, не повторяя прошлых дилетантских ошибок, когда было много крика, а собранные немалые средства из-за некомпетентности ушли в песок. И этому нет оправданий. Никакая инфляция не оправдывает необдуманные поступки. Поэтому меня очень беспокоит новая волна ажиотажа, зреющая вокруг Дробицкого Яра. Это как «старые песни на новый лад», на которых, похоже, кто-то пытается заработать себе «дивиденды». 1-я очередь строительства памятника в Дробицком Яре и так движется медленно, но есть надежда на завершение ее в год 60-летия трагедии в Дробицком Яре. Надо быть последовательными: есть заказчик строительства мемориала — благотворительный фонд «АВЭК», есть областной комитет «Дробицкий Яр», который в течение долгих десяти лет немало сделал и делает для увековечивания памяти погибших евреев в Харькове и в области, городские власти, которые, к счастью, неравнодушны к судьбе строящегося мемориала. Поэтому все возникающие идеи, новые мысли, предложения, среди которых, я уверенна, могут быть интересные и полезные, необходимо решать совместно. Я приглашаю всех заинтересованных лиц и все вновь создаваемые объединения и организации к сотрудничеству во благо, а не наоборот...

Главный редактор