2000
сентябрь
№13 (17)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ЛЮДИ И СУДЬБЫ

«Я горжусь, что я еврей,
но евреев ненавижу!»


«Никогда еще не слышал, чтобы человек что-либо
добавил к своему достоинству, стоя на нем ногами»
Уинстон Черчилль

     При переезде из одного города в другой я заказал микроавтобус, шофером которого оказался человек по имени Борис, родом из Украины, 10 лет в Израиле.
     За полтора часа езды мы так наговорились, что стали чуть ли ни приятелями, и я лишний раз убедился в том, что могу симпатизировать человеку, не будучи согласен с ним ни в одном пункте. Он из тех, кто чувствует себя комфортно лишь при условии, что все вокруг негодяи и сволочи, а он — самый несчастный, обманутый и неизвестно за что несущий наказания человек на свете.
     Первые полчаса пути я, не перебивая, слушал его горячее повествование о всех его злоключениях по вине работодателей, не уплативших ему за его каторжный труд, бюрократов (как правило, марроканцев) в различных мисрадах, хозяев квартир, которые он ежегодно менял, шумных соседей, нечестных торговцев, неумных полицейских на дорогах, «пейсанутых» в синагогах — короче говоря, по вине всех и всего.
     - Словом, Израиль и израильтян ты не любишь?
     - А как их можно любить? Там — он ткнул пальцем куда-то за окно, очевидно имея в виду город за Днепром — я своего еврейства не стыдился. Наоборот, я этим гордился и горжусь сейчас...
     - Но ты говоришь, что еврейская история тебя не интересует, религия — тем более, ни идиша, ни иврита, если не считать сотни-другой обиходных выражений, ты не знаешь и знать не хочешь. За десять лет ты ни разу по сути не был в Иерусалиме и не прикоснулся к его священным камням. Те, кого ты называешь «русскими», тоже, по твоим словам, не лучше тех, кто, как ты говоришь, «здешние». Так кем и чем ты гордишься?
     - Ай, ты меня не понимаешь...
     - Это правда, но хуже всего то, что ты и сам не понимаешь ни себя, ни того, что вокруг тебя.
     - Один ты умный и все понимаешь!
     Мы оба засмеялись и я подумал, что он добрый, работящий человек, который хочет, чтобы все было хорошо и по совести, что так до конца жизни он и останется добрым ворчуном и максималистом, не понимающим, что мир, весь, без исключения, устроен неуютно и коряво, и счастье в нем, это не то, что приходит, а то, чему нужно всю жизнь учиться.
     - Зачем же ты покинул родные края и вот уже десять лет мучаешься?
     - Если бы ты знал, что творится на Украине, то не спрашивал бы!
     - А не пробовал свалить в другую страну?
     - Например?
     - Например, в Америку.
     - Кому я там нужен?
     - Ну, многие едут в Германию.
     - К фрицам?! Что, я с ума сошел ехать к немцам, которые всех моих перебили в Баре?
* * *

     Бывшая москвичка, 24-летняя Виолетта Ботвинникова не сошла с ума, чтобы ехать в «провинциальный» Израиль. Она предпочитает европейский стиль жизни. Живет в Берлине и работает барменшей.
     - Я горжусь тем, что я еврейка! — сказала она корреспонденту «Нью-Йорк таймс», и это прозвучало на весь мир, потому что газета продается во всех странах.
     - Ну, и жила бы в еврейской стране.
     - Я бы не могла. Там слишком много евреев...- сказала она.
* * *

     До войны в Германии проживало полмиллиона евреев. Сейчас, по данным Центрального Совета германских евреев, число евреев-граждан этой страны составляет 85 тысяч плюс от 20-ти до 30 тысяч евреев из СНГ, проживающих нелегально или не зарегистрированых в еврейской общине. Госпожа Ботвинникова тоже в Центральном Совете не зарегистрирована и предпочитает гордиться своим еврейством в обществе немцев, не соприкасаясь с единокровными.
     Стандартный вопрос немцам: нигде в Европе евреев не хотят, так почему вы их впускаете к себе?
     - Не ради них самих, — ответил один из сотрудников берлинского муниципалитета. — Мы видим в этом свой моральный долг, и это дает нам ощущение окончательной победы над нацизмом. (Берлинский муниципалитет издал книгу — список депортированных в 1943 году в лагеря смерти берлинских евреев. Книга — толщиной с ладонь.) Работник МИДа, социал-демократ Карстен Фойгт тоже сказал, что, принимая у себя иммигрантов-евреев, «немцы как бы снова и снова одерживают победу над Гитлером».
     А может быть, не только и не столько над Гитлером, сколько над самими собой? Это так же, как в России, где преступления сталинской банды совершались не «бандитским формированием грузина по кличке Усатый», а всем народом. Гитлер и Сталин давно мертвы и победу их народам сегодня нужно одерживать не над ними, как они говорят, а над собой, ежедневно убивая в себе убийц.
* * *

     Нужно отдать должное немцам, которые за последние полвека преуспели в этом в сто, в тысячу раз больше, чем граждане бывшего СССР, но как далеко может идти и как долго продолжаться то, что они считают своим моральным долгом по отношению к евреям? Мы тем более не можем об этом судить, потому что власти страны с народом по этому вопросу не советуются.
     Мой хороший знакомый Франк Манн, из Касселя, хорошо относится к евреям и Израилю, дружен со многими нашими левыми, такими как профессор Шломо Авнери. Он считает, что, иммигрируя в Германию, российские евреи поступают неосмотрительно. «Они, он сказал мне, требуют для себя больше того, что получают другие. Вообще, ведут себя неучтиво».
     В прошлом месяце в Дюссельдорфе, возле здания, где помещаются курсы немецкого языка для иммигрантов, взорвалась бомба. Погибло 9 человек, в том числе, 6 евреев — выходцев из СНГ. В газетах сплошные вопросительные знаки.
     Пока эту трагедию оценивают, как единичный факт, а не как сигнал к массовым акциям расистов, но среди населения отмечается рост недовольства. Немцы с пониманием относятся ко всем платежам евреям в возмещение того, что учинили их деды и отцы, но, когда слышат, что 5000 евреев ежегодно иммигрируют из СНГ в Германию, они спрашивают: «А может быть уже хватит?» Между прочим, таково мнение и герра Блюменталя, директора открывающегося Берлинского еврейского музея...Немцы же говорят, что, по их мнению, они уже достаточно сделали для евреев и пора остановиться. Так это или нет, и как долго эта ситуация может продолжаться — отдельный вопрос, но о чем думают евреи, поселяющиеся в Германии?
     Об этом мало говорят вслух и еще реже пишут, но немецкий писатель Мартин Вальсер нарушил негласный запрет и сказал: «До каких пор Аушвиц будут использовать против нас, как моральную дубинку?»
     Слышать такое не хочется, согласится с этим не всякий, но, спросил я у одного своего приятеля, родом из Харькова, живущего в районе того же Дюссельдорфа, твои соседи не смотрят на тебя, как на «Judе», который уже садится «ауф дем копф», в смысле — на голову? Нет, нет, важно не то, что ты об этом думаешь, а то, что думают об этом они, твои соседи.
     В Берлине сейчас проживает 12 тысяч евреев, и эта община получает ежегодно 20 миллионов долларов на содержание их школ, зданий и, в частности, на их безопасность. Деньги выделяются из муниципального бюджета, дефицит которого составляет 30 миллиардов долларов. Для сравнения: в том же городе проживает 170 тысяч иммигрантов из Турции, и эта община от муниципалитета практически ничего не получает. Нам остается представить себе, в каких терминах герман- ские граждане турецкого происхождения обсуждают эту ситуацию.
     В наше время повсюду проводятся опросы общественного мнения по множеству социальных и политических проблем. В Германии никто еще ни разу опроса на эту тему не проводил. Табу. Почему? Потому что страшно себе представить, что хотя бы 30 процентов немцев выскажутся против продолжения финансирования этого странного предприятия.
     - Как вы себя чувствуете в Германии, вы, рижанин, потерявший всех родственников в Румбули? — спросили одного иммигранта, журналиста, редактора газеты на русском языке.
     - Мне наплевать на то, что обо мне думают немцы, — ответил он. — В Латвии было хуже. Там за посещение синагоги могли выгнать с работы. Что касается Холокоста, то он остался в прошлом и человек улицы не имеет к нему отношения. Люди бывают хорошими и плохими. В Латвии было больше плохих, здесь преобладают хорошие.
     В землях бывшей ГДР социалистиче-ская пропаганда избегала темы Холокоста, а евреев там до объединения с ФРГ почти не было. Кроме того, в этой части Германии безработица достигает 20%. Поэтому понятно, почему открытого и скрытого антисемитизма больше именно там, а стены постдамской синагоги недавно были исписаны пронацистскими и антисемитскими лозунгами.
     Одна из интервьюируемых, московская еврейка, замужем за немцем, сказала так: «Это народ, разрушивший себя в 1933-м году. Он тогда убил себя и теперь пытается возродиться. Для них евреи — символ чего-то, не понятно чего, но не народ.»
     А ее дети? Кто они и кем будут себя чувствовать? Или это не важно?
* * *

     Можно гордиться тем, что сделал или тем, что имеешь. Можно гордиться группой людей, к которой принадлежишь, если эта группа отличилась от других чем-то выдающимся (Знай наших!).
     - Чтобы гордиться еврейством, ты, мне кажется, должен был бы познакомиться с их делами на протяжении четырех тысяч лет и решить для себя, в самом ли деле есть чем гордиться, — заметил я шоферу Боре.
     - Мне не достает только заняться изучением истории! — возмутился Боря. — Достаточно того, что я вижу в реальной жизни.
     - В реальной жизни ты, и не ты один, гордишься тем, что ты еврей и при этом ненавидишь евреев — сказал я.
     Время пути пробежало незаметно.

Ицхак Мошкович, Иерусалим