2000
февраль
№2 (6)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ЕВРЕЯМ РАДОВАТЬСЯ ПРЕДПИСАНО СВЫШЕ

     Это про нас — евреев любят рассказывать анекдоты. А мы про себя любим рассказывать притчи.
     «...Хаиму было уже очень много лет.
     Однажды кто-то его тронул за плечо. Он обернулся. Смерть!
     — Пойдем, Хаим, пора.
     И они пошли. И они дошли до той самой черты. И смерть сказала:
     — Ты добрый человек, Хаим. Ты прожил хорошую жизнь. Я хочу сделать тебе что-то приятное. Перед смертью я выполню любое твое желание.
     — Хорошо, — сказал Хаим, — тогда я расскажу тебе анекдот.
     И он рассказал ей анекдот. А потом еще один и еще один... Целый час Хаим рассказывал анекдоты. Смерть очень смеялась. Потом она взяла Хаима за руку и перевела его через черту.
     — Теперь ты — мой, — сказала смерть, — но почему у тебя было такое странное желание перед смертью? Ты целый час морочил мне голову своими хохмами.
     — Что ты понимаешь?! — сказал Хаим, — я еще целый час жил!»
     Евреи выжили, пройдя через самые страшные беды, трагедии и катастрофы, потому что не разучились радоваться. «Радуйся!» — это жизненное кредо нашего народа. Мы смеемся даже, когда хочется плакать. Люди говорят: «У них в глазах вся скорбь еврейского народа». Почему же эти большие скорбящие глаза так лукаво улыбаются? Потому что наша религия, как никакая другая на земле, предписывает нам радоваться.
     В Шабат мы не работаем. В Рош Ашана мы празднуем наступление Нового года (а 31 декабря все равно наполняем бокалы).
     А что происходит на Суккот? Это самый веселый праздник, «время радости». Он празднуется в память странствования по пустыне, когда сыны Израиля жили в шатрах. Отсюда и «сукко» — временная постройка в виде шалаша. На протяжении всего праздника едят и пьют только в сукко. Первые два дня Суккот — праздничные, не рабочие. Следующие называются буднями праздника, и работать разрешается только, если есть необходимость. Кроме застолий, на Суккот танцуют и поют ночи напролет.
     За месяц до Пейсаха отмечается Пурим. Возник он 2500 лет тому назад в честь счастливого спасения еврейского народа от грозившего ему уничтожения в период царствования персидского царя Ахашверона.
     Согласно преданию, первый царский министр Аман приготовил план полного уничтожения евреев в Персидской империи. Об этом узнал великий ученый и праведник Мордехай и рассказал своей сестре Эстер, которая была любимой женой Ахашеверона. Она разоблачила Амана и заставила мужа отменить указ.
     На Пурим люди обмениваются подарками, бедным посылают подаяния. По традиции во время трапезы нужно пить много вина, Талмуд говорит, что в этот день нужно напиться так, чтобы не отличать слов «проклятый Аман» от слов «благословен Мордехай». Традиционное блюдо Пурим — гоманташен — уши Амана — пирожки треугольной формы с маком. Одна из заповедей Пурим — «устраивать пир и веселиться».
     Наши традиции, как никакие другие, предписывают нам веселиться. Сначала мы празднуем обрезание, потом бар-мицтва, потом гуляем на свадьбе и опять — обрезание. Праздников у нас столько, что можно было бы вводить выходные от праздников дни. Но разве мы при этом не работаем? В жизни все уравновешенно: кто много работает, тот умеет отдыхать. А кто пережил много горя, то научился радоваться.
     Сейчас выходит много книг: «Знаменитые евреи», «Известные евреи». Слава — это не главное. Гораздо важнее было бы опубликовать книгу «Радующиеся евреи и евреи радующие». Открывать эту книгу будет, конечно Шолом Алейхем. А дальше Аркадий Райкин. Или Чарли Чаплин. Великие Шуты, на самом деле, были Королями. Королями юмора, смеха и радости. Их подданные сегодня не сходят с теле- и киноэкранов. Они на сценах и в авторских коллективах. Никого уже не раздражает тетя Соня в исполнении Клары Новиковой. Или реплика Александра Ширвиндта на вечере С. Альтмана: «Национальный состав участников... и я, как назло, без Державина». А на гражданина Израиля Геннадия Хазанова даже макашовы не осмеливаются тявкать.
     Еще неизвестно, благодаря кому у нас наступила вся эта демократия. Некоторые считают, что благодаря политикам. Пусть заблуждаются. На самом деле, благодаря Королям юмора. Если бы почетный житель города Одессы (а я бы к этому еще добавил: «Почетный еврей Советского Союза») Михаил Жванецкий не раскачал своими хохмачками этот коммунистический монолит, неизвестно где бы мы вообще с вами все были?
     Евреи умудряются смеяться там, где у всех остальных слезы на глазах.
* * *

     Провинциальный еврейский писатель Гонтарь был арестован по делу Еврейского антифашистского комитета. В тюрьме его оповестили, что он, как английский шпион, приговорен к пятнадцати годам. Гонтарь попросил:
     — Дайте мне справку, что я английский шпион.
     — Зачем?
     — Когда кончится срок, я пойду в английское посольство и потребую деньги за проделанную работу.
* * *

     У профессора Тартуского университета Юрия Михайловича Лотмана в начале семидесятых годов был обыск, так как его посещала одна поэтесса-диссидентка. В соответствии с новыми правовыми веяниями при обыске был наведен идеальный порядок. Лотман радовался:
     — Наконец я могу найти у себя любую рукопись!
* * *

     Светлов стойко и мужественно умел переносить невзгоды и почти никогда не жаловался. Он всегда отшучивался и говорил:
     — Счастье поэта должно быть всеобщим. А несчастье — обязательно конспиративным.

Айзек Адкин