2000
июнь
№7 (11)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
Ицак Мошкович,
Иерусалим

Мнения, суждения, факты

Пьяный трезвого не понимает

     Главный редактор журнала «ЮС энл Уорлд рипорт» Мортимер Б. Цукерман напоминает американцам о существовании страны под названием «Россия» на тот случай если кое-кто о ней забыл. Да, он пишет, холодная война, действительно, давно закончилась, но именно потому, что командно-контрольная система ее ядерного арсенала разваливается, она еще более опасна. «Русские, пишет автор, кипят от возмущения Америкой и западным альянсом. Они считают, что спасли мир от фашизма, а взамен за свое спасение получили очень мало».
     Это очень острая и больная тема. Особенно, мы понимаем, больно тем, кто прошел эту войну и помнит момент и радость победы. Если считать преувеличением утверждение, что «русские кипят от возмущения» и согласиться, что от возмущения кипит какая-то часть их народа, а остальные делятся на тех, кому все равно и их занимают более насущные проблемы, и на тех, кто давно уже переосмыслил происшедшее и видит войну, как столкновение параноидальных сил, а участников одновременно как героев и как жертв, что прошло уже полвека и можно спокойнее говорить о болезненных вещах, то, не страшно, можно прочесть статью М.Б.Цукермана.
     Кроме того, что Запад не оценил по достоинству жертвы, принесенные Советским Союзом на алтарь войны с фашистской чумой, он вдобавок еще и не заметил титанических усилий России в направлении вестернизации, то есть перенимания западных правил экономической игры. «В результате, пишет Цукерман, нам приходится иметь дело со все еще гордым собой гигантом, который осознает, что он беднее и слабее, что его неправильно понимают, унижают, пренебрегают его достоинствами и к тому же предают».
     Последние опросы показывают, что 69 процентов россиян верят в то, что Западу выгодно крушение российской экономики, а 87 процентов убеждены, что экономическое ослабление России приносит выгоду Соединенным Штатам, что американцы буквально снимают сливки с этой катастрофы и набивают на этом карманы. Своими единственными верными союзниками россияне считают Украину и Белоруссию. Только 13 процентов считают Америку своим другом, а на дружеское расположение к России Клинтона рассчитывает только 10% жителей России. 28% и вовсе считают Америку злейшим врагом. Скорее всего просто по инерции. Идея, что Соединенные Штаты и Россия могут быть партнерами совершенно не популярна.
     Управлять разлагающимся имперским полутрупом с сотнями смертоносных ракет и ядерных зарядов в брюхе можно только постоянно поддерживая огонек патриотизма и собственной значительности. Новый президент постоянно демонстрирует готовность бороться за возвращение утерянного мирового признания, как великой державы, а эта борьба повсеместно и однозначно принимает форму антивестернизма.
     Русские никогда не согласятся с тем, что все, что они инкриминируют чеченцам, включая захват заложников, жестокости и террористические акты, торговлю наркотиками и печатание фальшивых денег, все, что по их мнению позволяет им считать чеченцев народом-преступником, которого они подвергают справедливому наказанию огнем и мечом, защищая матушку-Русь, это результат жестокого обращения с этим народом.
     Пусть бы кто-нибудь сказал россиянам: господа, а как бы вы сами вели себя, если бы — не приведи, конечно, Господь! — немцы, победив вас под Сталинградом, до сего дня хозяйничали в России? Партизанили бы? Посылали бы диверсантов в Берлин взрывать дома? Захватывали бы заложников и дурно обращались бы с ними? А как бы немцы называли ваши отряды сопротивления? Незаконными, бандитскими формированиями?
     Цукерман вспоминает свою встречу с Евгением Примаковым, во время которой бывший премьер-министр рассказал о планах Масхадова по созданию на Кавказе большого, независимого от России мусульманского государства. Вторжение чеченцев на территорию Дагестана якобы должно было послужить началом священного джигада с целью создания такой страны.
     Не только русские не хотят мусульманского государства, другие тоже не хотят. Американцы — меньше всего. Но стань- те на минутку на место Масхадова...
     Мягко улыбаясь, президент Путин говорит, что «утопит чеченцев в их собственном дерьме» и его популярность в народе автоматически взлетает до небес. Однако для чеченцев — это абсолютно естественно — российские войска, это такие же жестокие агрессоры, разорители их сел и городов и убийцы женщин и детей, как герман- ские фашисты в глазах россиян.
     Очень трудно перестроить огромную страну и поставить ее экономику на нормальные рельсы, отвечающие правилам и закономерностям, по которым экономика работает в развитых странах. Еще труднее перестроить общественное сознание, которое даже не 70 лет, а веками ориентировалось на то, что весь мир желает России зла и трудится на ее погибель. Совершить такую перестройку, значит из 19-го века перешагнуть прямо в двадцать первый, в котором экономически развитые страны стремятся не к захвату и эксплуатации ресурсов захваченных стран (это было уместно сто лет назад), а к политической и экономической стабильности.
     Стабильность не достигается военными средствами. Это справедливо по отношению к тому, что творилось в Европе во время столетней войны, религиозных войн, тридцатилетней войны, наполеоновского кровопролития, мировых войн... Ни одна война никогда не приносит стабильности. Результатом может быть только разорение, ликвидация которого потом обходится дорого, гибель множества людей и веками не ослабевающая напряженность. И мифы, вроде того, что Советский Союз спас мир от коричневой чумы.
     Одним из типично россий-ских мифов является «законность» захвата Россией стран и народов Кавказа. Сравните: в России учебники истории полны рассказами и рассуждениями о том, как семь веков тому назад татаро-монголы захва- тили российские княжества и каким жестоким было татаро-монгольское иго. К этому, как правило, добавляется размышление о том, что вследствие этого «ига» Россия потом никак не могла оправиться. На самом деле иго было не таким уже игом и сохранялось благодаря тому, что князья использовали монголов друг против друга, а монголы пользовались этим и собирали дань. Кроме того, начиная с конца пятнадцатого века монгольская власть уже кончилась и на протяжении следующих пяти веков Россия отставала от Западной Европы по другим причинам.
     Россия отстает от Запада не только по экономическим показателям. Экономический разрыв еще может быть преодолен, но сколько веков уйдет на преодоление психологической несовместимости, на то, чтобы старые мифы пересыпать нафталином и сложить в бабушкин сундук? Ну сколько в самом деле можно размахивать флажками «вели-ких побед», «спасения человечества», «бескорыстной помощи отсталым народам», «борьбы с англоамериканским империализмом», включая миф о том, что земли народов Кавказа — это «исконно русская земля».
     Но вместо того, чтобы похоронить старые мифы, в Москве трудятся над сочинением новых. Самый современный миф — это миф об опасности американской национальной противоракетной обороны (НПО). Ее цель состоит в том, чтобы создать систему обороны против возможной ракетной агрессии со стороны стран с диктаторскими режимами, каковыми являются Северная Корея, Ирак и Иран. Конечно, в сознании ее создателей присутствует и учет опасности со стороны России. Но не похоже ли это на Линию Маннергейма, которую в тридцатые годы построила Финляндия на Карельском перешейке, в районе города Выборга (Тогда это был финский город Виипури). Сталинский режим объявил тогда Линию Маннергейма «угрозой своей безопасности», что было ничем иным, как предлогом для агрессии против Финляндии. Так же и американская НПО, создание которой якобы препятствует ядерно-ракетному разоружению России.
* * *

     В России два мужика, распив бутылку, непременно выясняют друг у друга: «Ты меня уважаешь?» «Конечно, Вася, очень уважаю. А ты меня?» Хуже, если один из них трезв. Тогда коммуникации не происходит.
     В данном случае в роли трезвого мужика Соединенные Штаты.
     Суть в том, пишет в «Интернешенел гералд трибюн» известный публицист Реджиналд Дейл, что у русских болезненная, психологическая потребность в том, чтобы постоянно слышать о том, как их уважают. Особенно важно уважение со стороны Соединенных Штатов.
     В годы Холодной войны русские считали себя равными США по уровню сил и гораздо выше и сильнее всех остальных.
     Однако ситуация изменилась и теперь Соединенные Штаты страдают манией величия, а Россия комплексом неполноценности. В создавшейся асимметричной ситуации России особенно важно иметь хорошие отношения с Америкой, а Вашингтон смотрит в другую сторону и привлекать его внимание к своим нуждам становится все унизительнее. Единственное, что еще удерживает внимание американцев, так это опасность для них со стороны сохраняюще-гося ядерно-ракетного потен-циала, а единственный способ вернуть уважение может быть достигнуто только симметрией между Россией и Соединенным Штатами в экономической области, на рынке.
     Далее, многие российские политики, в том числе Михаил Горбачев, подсказывают американцам мысль, что, если Владимир Путин намерен укрепить и вновь централизовать власть, то это совсем не плохо. «Путин потому победил на выборах, что россияне желают видеть свою державу более сильной», — сказал Михаил Сергеевич. Только сильная Россия сможет создать у себя современную рыночную экономику и при этом ослабить власть олигархов и ликвидировав коррупцию.
     Все сходятся во мнении, что Вашингтон должен перестать унижать Россию и, в частности, предлагая ей непрошенные советы. Тем более, что в такой области, как экономика, да еще в столь специфичной ситуации, никто не может сказать, что он знает, как следует поступить.
* * *

     Со времен царя Петра Россия, которую — за неуклюжесть что ли? — принято сравнивать с медведем, ищет своего индивидуального пути развития. Выбрать ли ей западный путь? — так ведь они там, на Западе, и сами на распутьи, одни за неограниченную глобализацию, другие за ограниченный социализм, а третьи предлагают «третий путь», но никак в толк не возьмут, в чем он состоит. О восточном пути речи нет, так как Бог весть, где искать образцы. У китайцев что ли? Так для этого нужно быть китайцами.
     Надо бы жить по-русски, но по-русски, это значит пить водку, спрашивая друг дружку: «Вася, ты меня уважаешь?»