2001
февраль
№2 (19)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

«Что меня поразило больше всего...»

     Занимаясь одним из своих проектов, связанных с отношением людей разных поколений к истории, и впрямую не имеющего отношения к теме Холокоста, я, тем не менее, с ней столкнулась.
     Разным людям, школьникам старших классов, студентам, аспирантам и работающим разного возраста, предлагалось заполнить один и тот же опросник, основной темой которого была Вторая мировая и Великая Отечественная война. Там были вопросы, требовавшие знания каких-то конкретных фактов, и были вопросы, предполагавшие высказывание собственного мнения и отношения.
     Одним из них был вопрос о том, что больше всего поразило в Великой Отечественной войне. Конечно, было множество разных ответов. Однако их анализ выявил некоторые закономерности. Эти закономерности связаны, прежде всего, с зависимостью содержания этих ответов от возраста людей. Так, люди старшего и среднего поколения, в основном, писали о поразивших их военных действиях и знаменитых битвах (Сталинградская битва, Курская дуга, битва под Москвой и т.д.), о Ленинградской блокаде, взятии Берлина и т.д. А многие школьники старших классов обычных харьковских школ написали совсем о другом. Они писали, что их поразила жестокость, которая была во время войны. Причем некоторые говорили о жестокости как одной, так и другой стороны. Их поразило массовое уничтожение евреев, концентрационные лагеря, в которых людей сжигали только за то, что они евреи, гетто, в которые людей насильно сгоняли, и в которых они жили в нечеловеческих условиях перед тем, как умереть.
     Что меня больше всего удивило в этих ответах? Во-первых, то, что дети сами об этом заговорили, им ведь никто специальных вопросов об уничтожении евреев не задавал. Значит, они об этом знают, помнят, более того, эти знания для них значимы и эмоционально окрашены.
     Во-вторых, меня поразило то, что чем старше по возрасту была группа людей, с которой проводилось это исследование, тем реже появлялись такие ответы. Люди не знают? Вряд ли. Видимо, более важным им кажется что-то другое. Или они привыкли ориентироваться на официальную историю своего времени.
     Не думаю, что нужно задаваться вопросом о том, что «правильнее» или «лучше». И у людей, и у истории разные «голоса», как писал М.М.Бахтин, и только их многоголосие и может дать нам какую-то картину происшедшего.
     Но мне хотелось бы обратить внимание на то, что среди молодых ребят появились «голоса», говорящие о Холокосте. Это важно. И для того, чтобы дать ребятам более целостное представление и о Холокосте вообще, и о событиях в Харькове, большую роль может сыграть Харьковский музей Холокоста. Как и любой другой музей, он выполняет две основные функции — функцию сохранения памяти с одной стороны, и образовательную и воспитательную функции с другой. Именно поэтому хотелось бы чаще видеть молодых ребят и их учителей (и не только!) в стенах этого музея.

Елена Иванова,
доктор психологических наук, профессор,
зав.кафедрой общей психологии Харьковского
Национального университета им.В.Н.Каразина