2001
июнь
№6 (23)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ПО ХРИСТИАНСКОМУ ОБЫЧАЮ
(быль)

     Впервые эту историю я услышала от хозяйки Марика Нонны Захаровой. Пока собиралась написать о ней, меня опередили. Единственное, что мне остается, — опубликовать рассказ Юрия Перхурова, что я и делаю с большим удовольствием.
     У Нонны Моисеевны после тяжелой и продолжительной болезни умер любимый кот Марик. Как женщина сердобольная, Нонна Моисеевна не могла просто отнести кота на помойку. Все-таки их связывали пятнадцать лет совместной жизни. Было решено Марика похоронить. С этой целью трем соседским мужикам выдали лопату и самого покойника. Через час Марик был предан земле на клумбе возле памятника рыбакам на набережной. Кот хоть сам рыбаком не был, но рыбу любил. На могилке поставили небольшой крестик.
     С чувством выполненного долга могильщики вернулись к хозяйке. Нонна Моисеевна местом последнего приюта Марика осталась довольна. Уходить мужики не тропились. Самый смелый высказал осторожную мысль, что неплохо было бы по христианскому обычаю помянуть усопшего. Будучи еврейского происхождения, Нонна Моисеевна тем не менее с мужиками согласилась. Был послан гонец за бутылкой, нарезаны бутерброды, салатик из капусты.
     Пили не чокаясь. Нонна Моисеевна вспоминала Марика, клялась, что больше котов заводить не будет, потому как не вынесет еще одной утраты. Жалели, что не позвали священника на отпевание. Марику была налита рюмка, рядом положен жареный бычок. Гонца за бутылкой отправляли еще два раза.
Утром на следующий день к Нонне Моисеевне постучали мужики. Сказали, что по христианскому обычаю сегодня надо сходить на могилку, чего-нибудь понести. На могилку отправились вчетвером. По пути купили два цветочка. Один из мужиков сказал, что далеко не каждый удостоился бы такой чести быть похороненным практически в центре города. Нонна Моисеевна прослезилась. Постояли у могилки, хозяйка положила цветы, мужики поправили крестик. Один сказал, что теперь полагается выпить за упокой души Марика, да будет земля ему пухом. Все трое вопросительно посмотрели на Нонну Моисеевну...
     Пили тут же на лавочке, на безлюдной летней эстраде. Мужики почему-то вспоминали о мужских способностях скончавшегося, прикидывая, кто бы мог заместить Марика в деле продолжения рода дворовых кошек. Говорили об этом с завистью.
     Шло время. Нонна Моисеевна вспоминала о Марике все реже. Дела, заботы. Однажды утром к ней постучали. На пороге стояли знакомые мужики. Сказали, что сегодня — девять дней со дня смерти Марика, поэтому по христианскому обычаю надо помянуть безвременно ушедшего. Именно в этот день душа Марика навсегда должна проститься с этим миром. Причем мужики предусмотрительно пришли с пирожками, то есть, дело оставалось за малым. Нонне Моисеевне пришлось выставляться. После первой бутылки сходили на могилку. После второй пели песни: «Ой, мороз-мороз», «Черный ворон»...
     На сороковой день история повторилась. Нонна Моисеевна об этой дате опять забыла, но мужики с пирожками напомнили. За ходом поминок с подоконника наблюдал молоденький кот Яша.
     Полгода и год со дня смерти Марика уже обведены в календаре у Нонны Моисеевны красным кружком,

Юрий Перхуров, Бердянск