2002
январь
№1 (30)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

с комментариями

Главному редактору газеты «Дайджест Е»
Воловик Л.

Мы, дочери Праведницы Мира Шатохи А.И., удивлены проведенным марафоном 16 декабря 2001 г. харьковским телевидением.
     Наша мама ушла из жизни в октябре 2000 г., но вспомнить о ней должны были обязательно. В течение многих лет мама постоянно присутствовала на мероприятиях в Дробицком яру, посвященных этой грустной дате.
     Столько часов шел марафон, но даже не вспомнили о людях, причастных к этим событиям.
     Даже в Израиле чтут память об этих людях и сейчас там готовят издание книги о них. А наши организаторы марафона и словом не обмолвились о них, хотя вещали много часов.
     Мы с большим трудом дозвонились до телестудии по номеру 157-707. Ответила нам, по-видимому, ведущая. А ответ был таков: «Вы сами должны напоминать об этом». И даже наш вопрос не был озвучен в эфире.
     Слава богу, что нашей маме не пришлось услышать такой ответ.
     Просьба осветить это в газете.
С уважением
Дочери:Комарова Р.И.
Чеботарева. А И.


     Комментарий редакции: Это не единственная претензия людей, причастных к трагедии Дробицкого Яра, к телевизионному марафону, проведенному АТН 16 декабря 2001 г.
     Безусловно, телевизионщики провели громадную работу — 10 часов эфирного времени были отданы теме Дробицкого Яра, и, вероятно, не их вина, (а тех, кто заказал марафон), что в прямом эфире, за редким исключением, появлялись люди, имеющие к теме весьма косвенное отношение. Поэтому и не прозвучали слова благодарности Праведникам Мира, ни ныне еще живущим, ни тем, кто уже ушел от нас, нашим Первым Праведникам — харьковчанам. Среди них и Алима Шатоха, о которой с горечью написали в письме дочери, самой активной из наших Праведниц, которая всегда была с нами — и в праздники и в дни скорби. Не вспомнили ни об Александре Карнауховой, ни об Александре Беловой, которую за спасение еврейских детей расстреляли в далеком 1941 году. Ни о тех других — 59 Праведниках Мира — харьковчанах, которым Яд Вашем присвоил это высокое звание. Некому было говорить о них — присутствующие в студии не имели к этому никакого отношения, а те, кто имел, просто не был приглашен, как, например, руководитель программы «Праведники мира» Харьковского областного комитета «Дробицкий Яр». Устроители марафона «забыли» о существовании этого комитета, по инициативе и при непосредственном участии которого и были проведены Дни памяти к 60-летию трагедии Дробицкого Яра.
     Но в студии сидели люди, которые, не смущаясь, говорили, как много они сделали для памяти погибших, что не помешало им «забыть об этой памяти» уже на следующий день, когда прошли официальные мероприятия. О причастности к событиям выступавших можно судить даже по тому, что для директора еврейской школы оказалось неизвестным слово «коллаборанты», и он не знал, что ответить на вопрос телезрителя.
     Не хотелось писать об этом. Письмо Раи Комаровой, той, что сидела в оккупированном немцами Харькове за шкафом вместе с Дорой Есилевич, которую все годы (!) оккупации прятала ее мама, и Аллы Чеботаревой пролежало почти месяц в редакции, дочери звонили мне, и я выполняю свое обещание, данное им. А главное, пишу обо всем этом в память о светлом человеке — татарке Алиме Ибрагимовне Шатохе, которую не остановил страх о пятилетней дочери и муже, лежащем после операции, когда она прятала у себя соседку-еврейку.
     «Как проносится вихрь, так нет более нечестивого; а праведник — на вечном основании» (Книга притч Соломона, гл. Х, ст. 25).

Гл. редактор