2002
март
№3 (32)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

КЛУБ ЗНАМЕНИТЫХ ХАРЬКОВЧАН


ОНА РАСПЛАТИЛАСЬ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНЬЮ


Александра Белова,
снимок 1935 г.
     В январе 2002 года исполнилось 100 лет со дня рождения Праведницы Мира Александры Георгиевны Беловой, а в марте-начале апреля 60 лет со дня ее трагической гибели. Это — единственная, известная нам в Харькове, Праведница Мира, которая была расстреляна гестаповцами за спасение еврейской семьи.
     Александра Георгиевна Белова перед самой войной потеряла мужа, видного журналиста и сотрудника киевской газеты «Вісті», который трагически погиб — утонул в Днепре. Сама Александра тоже была журналисткой и сотрудничала в газете «Тваринництво України». В начале войны она заведовала одним из отделов редакции, вместе с которой эвакуировалась в Харьков. Но из Харькова уехать не успела, и вместе с 11-летней дочерью Лилей (Людмилой) осталась в оккупированном городе. В многоэтажном доме, в котором жили они много лет назад, еще были знакомые соседи, которые их помнили, этажом выше жили две двоюродные сестры Беловой.
     В декабре 1941 г. соседей-евреев переселили в бараки на Тракторный. Когда люди поняли, что всем жителям созданного в бараках гетто грозит смерть, многие попытались бежать. В первых числах января 1942 г. бежала из гетто с двумя детьми Роза Аринберг. Оставив детей у знакомых, Аринберг сначала обратилась к сослуживцу мужа, но там ее не приняли. Не видя выхода, Роза Борисовна пошла к дому, где жила раньше, и, встретив соседку Александру Белову, обратилась к ней с мольбой «спасите детей!».
     Александра Георгиевна вывезла на саночках дочерей Аринберг: 11-летнюю Лену и 3-летнюю Иру. Ей пришлось проделать в 20-ти градусный мороз путь в оба конца почти в 40 км. Привезла детей в собственный дом. Младшую забрала к себе домработница Розы Зина Логвиненко, а Лена осталась у Беловой. Начались суровые и опасные будни. Дома не отапливались, не было света, воды. Александре Георгиевне надо было не только прятать девочку, но и кормить Лену и собственную дочь Лилю. И так как обычно взрослые были заняты добыванием пищи, Лиле приходилось носить воду из источника, добывать дрова из разрушенных домов. Лену предупредили, чтобы она не подходила к окну, но девочка как-то выглянула и кто-то из соседей увидел ее. Решено было перевести Лену в дом, напротив, к довоенной сотруднице Аринберг Галине Зозулевич.
     В это время у Зозулевич скрывался Николай, муж сестры, недавно перешедший фронт для подпольной работы. Лену перевели к Зозулевич, а Франков перешел к Беловой. Так познакомился командир подпольной партизанской группы Николай Франков с киевской журналисткой Александрой Беловой, которая согласилась участвовать в подпольной работе и стала секретарем-машинисткой в отряде с подпольной кличкой «Варвара».
     Но еще раз Александре Беловой пришлось участвовать в спасении семьи Аринберг. Когда кто-то донес, что у Зозулевич скрывается еврейский ребенок, Александра достала паспорт на имя Лопатинской Ксении Борисовны, русской, у которой дочь Оля, вклеила фотографию Розы Борисовны. Получив паспорт, мать и дочь ушли из Харькова. В конце марта 1942 г. Александра Белова по доносу была арестована гестапо. В доносе было сказано и о спасении еврейской семьи и о связи с партизанами. Двое гестаповцев увели А. Белову, которая успела шепнуть дочери, чтобы та все отрицала и передала своим теткам, чтобы они тоже ничего не сказали. Через несколько дней передачу от родственников для Беловой перестали принимать, и вызвали по повестке в гестапо сестер Александры вместе с ее дочерью. Разговор шел на немецком языке, который одна из сестер, выросшая на границе с Германией, знала безукоризненно. В кабинет, где они находились, зашел тот гестаповец, который арестовал Шуру Белову, и на вопрос хозяина кабинета: «Здесь дочь Беловой, что с ней делать?», ответил: «Отправь ее туда же, куда и мать». Неизвестно, что спасло Лилю: то ли безукоризненный немецкий язык тети, то ли непонятная жалость гестаповца или подтверждение тетки, решившей, что Александре уже все равно, и подтвердившей донос.
     Так погибла Александра Георгиевна Белова, оставив сиротой свою дочь Людмилу.
     Тетки побоялись оставаться в Харькове и выехали в Симферополь, от греха подальше, забрав с собой дочь Беловой. Они попрекали ее каждым куском хлеба, а потом, после освобождения города, и вовсе отдали в детдом. Детдом стал ее семьей, здесь она вступила в комсомол, была председателем детского самоуправления. Но боль одиночества, ранняя потеря отца, затем матери оставили неизгладимый след в душе девочки. Она потеряла все: «У меня не осталось ни одной памятной вещи ни от отца, ни от матери, кроме фотографий, которые я всю жизнь возила с собой, — говорит Людмила, — оказавшись в 11 лет круглой сиротой, а с 14 лет детдомовкой, я долгие годы была обречена на скитания по общежитиям: по 30 человек в комнате в детдоме, по 15 — в студенческом общежитии, по 2—3 в жилье для молодых специалистов. Даже замужество не принесло мне своего дома, и сына я рожала, живя у чужих людей».
     Позже Людмила узнала, что ее маму, как и всех узников гестаповской тюрьмы, расстреляли на окраине Харькова, в лесопарке. На месте, где была расстреляна Александра Георгиевна Белова, сооружен мемориал в память обо всех погибших от рук нацистов. Ее дочь Людмила Руденко ходит туда, как к маме на могилу, и слушает стучащий метроном, как удары маминого сердца.


     Александре Георгиевне Беловой в сентябре 1995 года посмертно присвоено институтом Яд Вашем звание Праведницы Мира. Этого звания удостоены и Галина Зозулевич, Зинаида Логвиненко, Александра Гладченко — все эти люди принимали участие в спасении одной еврейской семьи. Имена их записаны навсегда в Харьковском музее Холокоста, здесь же хранятся их фотографии, истории жизни и подвига.

     Спасенная Роза Борисовна Аринберг дожила до 90 лет. Живы и ее дочери. Младшая живет в Германии. Старшая — Елена Исаевна Щербова возглавляет городскую организацию бывших узников гетто и концлагерей. На днях я беседовала с ней о тех временах, о людях, которые спасали ее семью. «Я всегда с благодарностью вспоминаю этих людей, благодаря их мужеству мы остались живы. И в эти памятные дни для Александры Беловой я приношу ей свою благодарность. Спасибо за ее подвиг, ее доброе сердце. Ценою своей жизни она спасла нашу».

Лариса Воловик,
Харьков