2002
июнь
№6 (35)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ЛЮДИ. СОБЫТИЯ


Зиновий Сагалов, Аугсбург

ФОТОАППАРАТ ОН ПРЯТАЛ ПОД ШАРФОМ

     Имя шведского дипломата Рауля Валленберга, спасшего в годы войны десятки тысяч венгерских евреев, давно уже стало легендой. Будучи первым секретарем посольства Швеции в Будапеште, он с риском для жизни выдавал шведские паспорта обреченным на неминуемую гибель евреям. Эти «охранные документы» позволяли их владельцам вырваться из смертельных сетей гестапо и перебраться в нейтральные страны и Палестину.
     Одним из тех, кто помогал шведскому дипломату в его нелегкой рискованной деятельности, был фотограф Томаш Вереш, еврей по национальности. В марте 1944 года, когда вермахт оккупировал Венгрию, Томаш, в ту пору двадцатилетний парень, был мобилизован в так называемый «еврейский батальон», который должен был расчищать руины после бомбардировок венгерской столицы.

Томаш Вереш
     В октябре того же года батальон было приказано направить в Германию. Томашу удалось, подкупив командира своего отделения, выскочить из колонны и скрыться. Возвратившись в Будапешт, он понимал, что если попадется в лапы к эсэсовцам или венгерским «салашистам», его ждет неминуемый расстрел за дезертирство. Ноги сами привели его к зданию шведской дипломатической миссии, которое охранялось жандармами. Томашу удалось передать записку сотруднику посольства Перу Ангеру, которого он немножко знал. Отец Вереша, тоже фотограф, однажды сделал несколько снимков шведского дипломата и его жены, а сам Томаш помогал ему в покупке аппарата «лейка». Вспомнит ли сейчас его Ангер, поможет ли?
     Из дверей посольства вышел сотрудник и выкрикнул его имя. Томаша пропустили внутрь и через минуту Пер Ангер уже представлял его молодому мужчине с приятным открытым лицом и обаятельной улыбкой. Это и был Рауль Валленберг, он тут же оформил Вереша как фотографа шведской дипломатической миссии.
     Работы было много. Валленберг поручил парню делать фотографии для «охранных паспортов». Паспорта вначале подписывал посол, а позже сам Валленберг. Их было выдано более 30 000.
     Узнав поближе Томаша и подружившись с ним, Валленберг стал поручать ему более опасные задания. Узнав, что 28 ноября 1944 г. с товарной станции Будапешта будут отправлены тысячи евреев на принудительные работы в Германию, Валленберг вместе с Томашем приехал на станцию в то время, когда происходила погрузка людей в вагоны для скота. Валленберг громко выкрикивал фамилии тех, кому были выданы защитные паспорта — он их привез с собой и тут же, прямо на платформе, выдавал людям. А Вереш, «ползая между товарными вагонами», делал снимки, запечатлевая на пленку, как прикладами подгоняют несчастных, как избивают сапогами замешкавшихся и непокорных. Камера находилась у него на груди, под шарфом, в котором было вырезано круглое отверстие для объектива.


Евреи Будапешта перед уничтожением. 1944 г.
     Но однажды его задержали эсэсовцы айнзатцгруппы Эйхмана, которые охраняли станцию. Под дулами наведенных на него «шмайсеров» Томаш с руками на затылке ожидал, что вот-вот, при обыске, будет найдена спрятанная на груди камера, но подоспевший Валленберг выдернул его из окружения эсэсовцев, втолкнул в машину и увез. В последующем Вереш делал снимки из автомобиля Валленберга, поэтому на негативах видны блики от оконных стекол.
     Валленберг часто брал с собой своего фотографа в различные поездки по служебным вопросам. Однажды, вспоминает Вереш, мы были с ним на шоколадной фабрике. Валленберг приобрел за наличный расчет большое количество сахара, муки и других продуктов, которые были затем направлены заключенным гетто.
     В январе 1945 года, когда оставались считанные часы до взятия города войсками маршала Малиновского, Валленбергу стало известно, что СС и венгерские фашисты готовятся уничтожить всех узников гетто. Там было около 70 тысяч евреев. Спасти их могло только чудо. Не раздумывая Валленберг помчался к генералу Шмидхуберу в сопровождении Томаша Вереша. «Вы, генерал, будете нести персональную ответственность перед союзниками, если не будет предотвращено уничтожение гетто», — прямо с порога обрушился швед на опешившего Шмидхубера. Генерал дал письменную гарантию, что гетто будет сохранено. Томаш Вереш сделал с этого документа 80 фотокопий, которые были затем вручены военным и жандармским чинам, а также юденрату гетто. Карательную акцию удалось предотвратить.
     Томаш Вереш был последним, кто видел шведского дипломата перед его исчезновением. Это было 14 января 1945 года. Валленберг намеревался ехать в Дебрецен, просил Томаша поехать с ним. Но тот не смог, так как должен был помочь своим родителям, прятавшимся в подвале дома, где они жили. Не знал он тогда, что отец и мать его были обнаружены венгерскими фашистами и тут же расстреляны.
     Арестованный сотрудниками СМЕРШа Рауль Валленберг был доставлен в Москву, где и был через два года пыток и допросов убит в застенках Лубянки.
     Томаш Вереш оставался в Будапеште до 1956 года. После кровавого подавления венгерского восстания против новых оккупантов, советских, ему удалось убежать на Запад. Теперь он живет в США, работает как рекламный фотограф. Вывезенные из Венгрии снимки, на которых запечатлены кадры ужасающей расправы над еврейским населением венгерской столицы, теперь можно видеть в экспозиции музея Холокоста в Вашингтоне.
     Воспоминания Томаша Вереша опубликованы в немецком журнале «Шпигель». Мне показалось, что эти ранее неизвестные подробности об одном из самых известных и трагически погибшем Праведнике мира Рауле Валленберге будут интересны для читателей «Дайджест Е».