2002
август
№8 (37)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ЛЮДИ. СОБЫТИЯ


«КАШЕРНЫЙ» ДЖАЗ

Настоящий джаз умеют играть
только черные и евреи.
Рэй Чарлз

     Трудно перечислить все, что дала миру Америка. Одной из самых замечательных вещей, несомненно, является джаз, отметивший недавно свое столетие. Его колыбелью был, как известно, Новый Орлеан (подобно тому, как Петербург-Петроград был колыбелью революции. Вот какие разные младенцы созревают в колыбелях!).
     Джаз, безусловно, создан потомками завезенных из Африки чернокожих рабов, которые смогли взять с собой в Америку только врожденное чувство ритма и музыкальной гармонии. Сотни томов — исследований, биографий, энциклопедий — посвящены этому самобытному виду творчества, а по сути — американской классике. Но мне ни разу не попадались материалы о непосредственном вкладе в джаз евреев, хотя, казалось бы, обязательное в джазе высокое исполнительское мастерство имело к ним самое прямое отношение.
     Являясь искусством исполнения, джаз не мог быть записан нотами. И только благодаря счастливому совпадению — изобретению грамзаписи — он стал распространяться по Америке, а затем — по всему миру. Белые музыканты, оценив новую музыку, вовсю старались играть, как черные. Иногда для выступлений они даже красили свои лица сажей, чтобы было «более похоже». Тем не менее негритянские ансамбли существовали сами по себе, а белые — сами по себе. Никому из белых и в голову не приходило хотя бы в целях экономии сажи пригласить играть черного музыканта (как, впрочем, и наоборот).
     Первый (во всех отношениях) герой нашего повествования по имени Бенни Гудмен родился в 1909 году в Чикаго, в бедной семье эмигранта из России. Уже в десять лет Бенни был ведущим музыкантом в ансамбле при синагоге, играя на кларнете, а с пятнадцати — работал профессионально. Главная заслуга всемирно известного «короля свинга» Бенни Гудмена — не только создание первого замечательного оркестра, положившего начало эре свинга. Он был фактически первым белым «бэндлидером», пригласившим к себе черных музыкантов, чем внес неповторимый вклад в развитие джаза и в разрушение расовой сегрегации. Говорят, у Бенни был несладкий характер, музыкантам работалось с ним нелегко. Ну что ж, у евреев это бывает.
     В 1962 году, когда в Америку пришло ошеломляющее известие из России о том, что ее правительство разрешает приезд в страну американских музыкантов, решено было послать Бенни Гудмена, который быстро собрал «оркестр» и отправился Москву, пока там не передумали. Это стало неповторимым событием для советских любителей джаза, и автор этих строк тому свидетель. В ходе гастролей Бенни посетил тбилисскую синагогу, а в Киеве его просьба дать бесплатный концерт на родине отца — в Белой Церкви — получила отказ властей. Бенни Гудмен прекрасно играл и классику, записав два альбома с музыкой Моцарта.
     Рэю Чарлзу, чьи слова вынесены в эпиграф, можно верить: среди белых музыкантов, внесших значительный вклад в становление и развитие джаза, действительно, немало евреев. Невозможно назвать всех в газетной статье, но можно сказать пару слов хотя бы о нескольких известных. Те читатели из поколения советских «шестидесятников», кто с упоением слушали с трудом добытые пластинки Дэйва Брубека, Стэна Гетца или Билла Эванса, не догадывались о том, что их любимого саксофониста Пола Дезмонда из квартета Брубека звали Пол Брейтенфелд, а Стэн Гэтц родился в семье ортодоксального еврея Гецовского, что в жилах неповторимого Билла Эванса текла еврейская кровь. Под незабываемую мелодию Begin the Beguine в исполнении знаменитого оркестра Арти Шоу танцевали наши родители, а затем и мы (как, впрочем, и полмира, о чем мы никак не могли знать), но о том, что Арти Шоу звали Ари Аршавский, я узнал через много лет после тех незабываемых вечеров. Известные музыканты — Арт Пеппер, Чарлз Ллойд, Барни Кессель, Дэйв Ламберт, Мел Льюис, Херби Мэнн, аранжировщики и руководители оркестров Джонни Мэндел, Лало Шифрин, создатель «третьего течения» в музыке Хюнтер Шуллер — все они, кроме всего прочего, были евреями.
     Основа импровизации в джазе — темы, которые музыканты называют «стандартами». Обычно это популярные мелодии из мюзиклов и просто песни, созданные известными американскими композиторами и оказавшие огромное влияние на всю популярную музыку XX века. Среди создателей этих неувядаемых мелодий — Джордж Гершвин и Ирвинг Берлин, Джером Керн, Коп Портер, Хоги Кармайкл.
     Нелишне отметить, что Гершвин был создателем первой национальной американской оперы — «Порги и Бесс», а одна из песен Берлина — God Bless America — предлагалась в качестве национального гимна США.
     Джаз действительно создан черными музыкантами, но он никогда не стал бы наукой и искусством, если бы не его белые исследователи и энтузиасты во всем мире. Самые известные из нашей категории: Иоахим Берендт, Нат Хентофф, Айра Нитлер, Харолд Шапиро и, наконец, Леонард Фезер, чья Энциклопедия джаза и по сей день считается непревзойденной среди множества прочих. Даже в советской России, об отношении к джазу в которой говорила популярная присказка «Кто сегодня слушал джаз — завтра родину продаст!», джаз был весьма любим, и играли его музыканты, среди которых Цфасман, Утесов, Рознер, Вайнштейн, Голощекин, Гольдштейн, Чижики и многие другие. В качестве местных «стандартов» успешно использовались мелодии Исаака Дунаевского. Главным «всесоюзным знатоком» и организатором российских джазовых фестивалей был всеми уважаемый Владимир Фейертаг. Интересно заметить, что ненавидели и запрещали джаз только в двух государствах — фашистской Германии и большевистской России. (Здесь уместно снова обратиться к нашему афоризму!).
     Поскольку читатель, повидимому, устал от множества еврейских имен, я позволю себе закончить этот краткий обзор, вспомнив величайшего в истории артиста джаза, в жилах которого не было ни капли еврейской крови. Родился он в одно время и в одном месте с джазом — в 1900 году в Новом Орлеане! Беспризорного чернокожего подростка с улицы спасла еврейская семья, которую он никогда не забывал. Всю свою триумфальную жизнь носил он на груди подаренную ими звезду Давида. С ней он был и похоронен.
     «Я обязан им всем на свете, включая собственную жизнь музыканта и человека», — написал он в своей биографии. Его звали Луи Армстронг.

Лев Лицин
«АМИ», №13 2002 г.
Санкт-Петербург