2003
январь
1 (42)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

Харьковский просветительный центр и музей Холокоста, областной комитет «Дробицкий Яр», редакция
газеты «Дайджест Е»

ПОЗДРАВЛЯЮТ С ЮБИЛЕЕМ!

80 лет — это много или мало? Смотря как считать — ведь это всего 2 раза по 40, а 40 (пусть даже умноженные на 2) — это расцвет и жизни, и творчества! И наши юбиляры всей своей жизнью и творчеством подтверждают мои слова.

    Яков Самойлович Хонигсман, доктор экономических наук, профессор. Почетный титул: «Элита экономической науки г. Львова». Полтора десятка книг. Сотни журнальных и газетных публикаций, в том числе и в зарубежных изданиях. Международное признание… «Он поведал нам о Теодоре Герцле и Иосифе Ротте, Шимоне Дубнове и Меире Балаяне, Эммануиле Рингельблюме и Максимилиане Гольдштейне, Семене Ан-ском, Якове Парнасе, Сергее Бершадском, Якове Гаркави и многих других выдающихся деятелях еврейской культуры, науки, истории. В этом ряду славных представителей галицийского еврейства достойное место принадлежит и ему самому — Якову Самойловичу Хонигсману», — так написал в своей статье «Через тернии — к звездам» Борис Комский, главный редактор львовской газеты «Шофар», в редколлегии которой профессор Хонигсман сотрудничает целое десятилетие.
    И снова слово Б. Комскому: «Что меня поражает (и восхищает!) в профессоре Хонигсмане? Прежде всего — колоссальная эрудиция, поистине энциклопедические знания в избранной им области науки. Плюс — знание языков. И что не менее важно — феноменальная, я бы сказал, — компьютерная память. Даты, имена, мельчайшие детали событий давно ушедших в историю не лет, а веков! Диву даешься, как может пожилой человек сохранять такой «безразмерный» массив разнообразной информации. Хонигсман — может!
    И еще одна черта, характерная для ученого: скрупулезная достоверность. Документально выверенная точность каждого утверждения – устного или письменного. Это не только мое мнение. Доктор Матиас Месмер из Константского университета (Германия) в предисловии к немецкому изданию монографии «Катастрофа еврейства Западной Украины» утверждает: «О Шоа на Западной Украине написано много, но труд Якова Хонигсмана отличается от других работ тем, что каждое положение, каждый приводимый факт документально подтвержден архивными материалами… Опровергать его тезисы невозможно».
    Что касается личностных качеств, то юношеская страстность (порой даже нетерпимость) и полемический задор удивительным образом сочетаются у Хонигсмана с интеллигентностью в высшем смысле этого слова, с тем, что наши дедушки и бабушки называли «хорошим воспитанием».
    Я готова подписаться под каждым словом из процитированного. С Яковом Самойловичем Хонигсманом познакомилась несколько лет назад на конференциях в Институте иудаики в Киеве. Я благодарна Мэтру за его консультации, доброжелательную оценку моих исследований по Холокосту, моральную поддержку и теплые слова в адрес газеты «Дайджест Е». Как-то незаметно мы стали добрыми друзьями, и я не перестаю восхищаться его бескомпромиссностью, юношеской энергией (не взирая на шесть инфарктов), оценкой людей и событий. Яков Самойлович всегда в работе - выступает с докладами, работает в архивах, принимает гостей из Германии, Австрии, Польши, а главное, пишет статьи, книги.
    Я перебираю присланные Яковом Самойловичем книги, написанные им в разное время и изданные в последние годы – «Люди, годы, события», 1998; «Збірник статей”, 2000; “Евреи города Броды», 2001; «Благотворительность евреев Восточной Галиции», 2002. - и жду с нетерпением следующей.
    Дай Бог ему здоровья, чтобы мы могли радоваться каждой его новой статье, книге и просто общению с этим неординарным человеком.
    Мазл тов, дорогой Яков Самойлович!

*   *   *

    Скульптор Семен Абрамович Якубович — один из старейших скульпторов страны, основное направление работ которого — увековечивание памяти выдающихся людей Украины, земляков-харьковчан.
    Мы разговорились о его семье, и Семен Абрамович рассказал то, о чем обычно молчал.
    Его отец Авраам жил в небольшом провинциальном городке Лохвица на Полтавщине. Он был одним из 12-ти детей местечкового ребе. После известных всему миру еврейских погромов в живых остались трое. Авраам, как и большинство евреев, бежавших от погромов, долго странствовал по свету и был заброшен снова на Украину, в г. Харьков.
    Предки матери Писаревские переселились в Малороссию из Польши еще с незапамятных времен. Дед до революции служил городке Лебедин в имении помещика управляющим. После 17-го помещик бежал, имущество его было экспроприировано. Семья осталась жить в небольшом особнячке рядом с полуразрушенной барской усадьбой. Городок этот, где прошло раннее детство Семена Абрамовича, остался в памяти утопающим в зелени с голубыми сказочными озерами.
    Мать умерла сразу же после родов. Заботу о воспитании внука взяли на себя ее родители, добрейшей души люди.
    «Часто в зимние вечера, - вспоминает Семен Абрамович, - когда в печи ярко полыхали поленья да завывал ветер в трубе, а за окошком вьюжило так, что к утру снежным покровом заносило половину городка, мы с дедушкой (а иногда и бабушка присоединялась) рисовали забавные картинки из жизни горожан или лепили из печной глины сказочных всадников и лесных зверьков. В роду спокон век увлекались народным творчеством, керамикой».
    В начале 30-х годов, когда по селам шла насильственная коллективизация и реквизиция хлеба, старички, чувствуя надвигающуюся беду, спешно переправили внука к отцу в Харьков. Вскоре всю родню матери раскулачили, забрали буренку и лошаденку, а стариков, причислив к врагам народа, погрузили в «товарняк» и в лютые морозы отправили по этапу в Сибирь. «И вряд ли родные добрались до пункта назначения,- говорит Якубович. - Холод и голод косили тогда все живое вокруг на Богом забытых землях Украины и России».
    У отца семилетний пацаненок задержался недолго, сбежал, не выдержав побоев и издевательств мачехи. Жил на Рыбном базарчике, попрошайничал, иногда и уворовывал, когда невмоготу было. Бродягу и оборванца, случайно нашла тетушка Дора, сестра отца. Детей с мужем у нее не было, и заботились они о племяннике как о сыне.
    « Ну, а дальше была школа, любимые занятия по рисованию и … Дворец пионеров». Об этой, известной стороне жизни будущего скульптора, харьковчане знают. Еще подростком он создает работы, обратившие на себя внимание, – «Тарас Шевченко» был выставлен на Всемирной выставке детского творчества в Нью-Йорке, «Раскованный Прометей» до сих пор находится в музее Т. Шевченко в Киеве. Это была уже рука будущего мастера.
    В центре Харькова установлен памятник писателю Г. Квитке-Основьяненко. Романтичный, наполненный экспрессией образ выдающегося театрального деятеля Леся Курбаса, основателя театра «Березиль» воплощен на мемориальной доске на фасаде Харьковского театра им. Т. Г. Шевченко и подарен автором городу. Кстати, наконец, этот театр получает имя своего создателя. Бюст еврейского классика Шолом – Алейхема подарен автором Просветительному центру «Холокост». Он много сделал для Харькова, для украинской культуры, часто безвозмездно или за символическую оплату. Не избалован ни наградами, ни званиями.
    Интересна анималистика скульптора - очеловеченные образы различных животных. А его шаржи, выполненные и цветными карандашами и в аппликации!..


     С. Якубович - член Союза художников и Союза театральных деятелей Украины. 26 января его будут чествовать друзья и коллеги.
    Творческих успехов Вам, дорогой Семен Абрамович,
и до 120-ти в добром здравии и благополучии!

Лариса Воловик