2003
октябрь
10 (51)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
Светлана Кузьмина, Германия
   

ПОД СТУК ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СЕРДЦА

    Новый компакт-диск актера и исполнителя еврейских песен Марка Айзиковича «В еврейском слове» — это песни на стихи советских еврейских поэтов, репрессированных в годы сталинского террора.

    Актер и исполнитель еврейских песен Марк Айзикович представил на прошлой неделе берлинской публике свой новый компакт-диск «В еврейском слове» — песни на стихи советских еврейских поэтов, репрессированных в годы сталинского террора.
    «Нешума» на идиш значит — «душа». Песни, записанные на компакт-диске Марком Айзиковичем, — не только напоминание о безвинно загубленных поэтах и их почти забытых ныне стихах, но и еще одна попытка Марка Айзиковича раскрыть в песне еврейскую душу.
    История появления этого диска почти случайна. Однажды живущий немецкий писатель Арно Лустигер, написавший несколько работ о еврейском сопротивлении, автор книги «Сталин и евреи», дал Марку Айзиковичу послушать редкую запись — кассету с песнями на стихи поэтов — деятелей Еврейского антифашистского комитета, расстрелянных в Москве после судебного процесса 12 августа 1952 года. В начале 60-х годов их стихи положил на музыку очень популярный в свое время певец Эмиль Горовец. Он же сделал единственную запись, которую много лет спустя и услышал Марк Айзикович.
    — Услышал — и просто влюбился в эти тексты и мелодику стиха, в эту безысходность, в эту «нешуму», — вспоминает Марк. — Я был потрясен трагедией людей, преданных своей Родине и погибших, попросту убитых лишь потому, что они — евреи.
    Кем были они — расстрелянные и умершие от пыток в тюрьме? Известные еврейские писатели: Дер Нистер, Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, Лейб Квитко, Перец Маркиш, Ицик Фефер и другие выходцы из еврейских местечек, считавшие себя наследниками и продолжателями традиции «золотого века» и одновременно новаторами — обновителями литературы на идиш.
    Большинство из них в начале 20 годов покинуло пределы России и отправилось на Запад. Возможно, их потрясли зверства Гражданской войны, в ходе которой и «белые», и «красные» глумились над беззащитными людьми. Хотели они на расстоянии осмыслить происходящее или уйти от него? Может быть, и то, и другое. Но к концу 20-х годов все они вернулись на родину, поверив советской власти, от которой ждали решения всех больных вопросов человечества. Вернувшимся хотелось верить, что ужасы войны и погромов ушли в прошлое, что в России зарождается будущее еврейской культуры.
    Они искренне воспевали радость труда и победы на всех фронтах социалистического строительства, счастье советских детей, физкультурников, красноармейцев и колхозников. Работая над песнями, Марк Айзикович постарался снять присущий стихам пафос, сделав собственные аранжировки, немного сменив форму — оставить суть.
    15 песен составили цикл «В еврейском слове» — взгляд современного человека на прошлое своей страны и своего народа.
    Одна из песен рассказывает о солдате, вернувшемся с войны домой и увидевшим на месте родного дома глубокие овраги с глиной, окрашенной в кроваво-красный цвет. Песня эта записана на фоне стука живого человеческого сердца. Но и в других песнях — веселых и грустных, лирических и детских — слышится ритм сердца, которое стучит в унисон с сердцами погибших поэтов. Новая работа Марка Айзиковича возвращает утерянное и забытое, напоминает о людях, которые любили, писали, творили. Которые — были!