2003
октябрь
10 (51)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ПАМЯТИ ЮЗЕКА ТАРАШИНСКОГО

    

    8 октября в 14 часов перестало биться сердце Иосифа Залмановича Тарашинского, Юзека, как называли его все в армянской общине Харькова.
    Юзек Тарашинский, польский еврей из Варшавы, единственный оставшийся в живых из большой семьи (все родственники погибли в Польше в годы Второй мировой войны). Семья Тарашинских (отец, мать и трое сыновей) бежала от нацистов в СССР — работали на лесозаготовках, чтобы получить право на жизнь в Советском Союзе. В апреле 1941 г. они приехали в Харьков, устроились на работу и начали обживаться, но началась война, оккупация города, затем и гонения на евреев. Избежав Варшавского гетто, семья Тарашинских попадает в Харьковское гетто, прямая дорога из которого — рвы Дробицкого Яра. Чудом убежавшего из Дробицкого Яра Иосифа спасла армянская семья Мкртчян.
    Так что юность не баловала Тарашинского, а самым светлым в жизни была встреча с Вартаном Мкртчяном, семья которого стала ему родной на всю жизнь. Счастье пришло позже.
    После освобождения Харькова в августе 1943 г. молодые ребята — Юзек, как его теперь называли, скрывая от немцев, и Вартан — уходят в армию. Вартан погиб в боях за Белоруссию, а Иосиф дошел до Берлина. На всем белом свете у него не осталось никого из родных, а самыми близкими людьми была армянская семья, спасавшая его в 41-43 гг., в которую он возвратился в 1948 г. В этом же году Иосиф женился на Кнарик Шахбазян, принимавшей участие в его спасении.
    Иосиф Залманович считал себя сыном двух народов — еврейского и армянского, знал оба языка и третий — польский. Был (тяжело писать о нем в прошедшем времени) уважаемым человеком и среди евреев, и среди армян. Эти два народа, пережившие в своей истории геноцид, роднит не только трагедия, схоже и их отношение к своим, попавшим в беду собратьям, чувство локтя, сопереживание.
    Если бы Иосиф Залманович мог слышать все те слова, которые говорили о нем, ушедшем, — он пользовался уважением и в своей семье и среди армянского окружения. Он был прекрасным мужем, отцом и дедом двух взрослых внуков Тиграна и Мисропа, которые не скрывали слез, провожая его в последний путь. «Мои орлы» — с гордостью называл внуков Иосиф Залманович. «Он был для меня не только дедом, — сказал Тигран, — это был самый близкий друг, которому я мог все рассказать и получить совет по любому поводу».
    Семье хотелось проститься с ним так, как, возможно, желал он сам, — и по еврейским канонам (с раввином) и по армянским — они сделали это. Сделали так, как сами чувствовали, чувствовали всем сердцем.
    Иосиф Залманович Тарашинский, человек удивительной и трагической судьбы, сын еврейского и армянского народов, ушел от нас. Но осталась добрая память о нем, которую хранят его жена Кнарик Хачатуровна, Праведник Мира, дочь и внуки, друзья. Пока живут люди, помнящие Юзека, он продолжает жить — в памяти родных и близких, в видеозаписях и на фотографиях в Харьковском музее Холокоста.

Лариса Воловик

Областной комитет «Дробицкий Яр», членом Совета которого был Иосиф Залманович, и музей Холокоста выражают искренние соболезнования семье Тарашинского в связи с невосполнимой утратой.
    

Да будет благословенна его память!