2003
декабрь
12 (53)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

14—16 ДЕКАБРЯ
ДНИ ПАМЯТИ ЖЕРТВ
ДРОБИЦКОГО ЯРА

    14 декабря 1941 г. в оккупированном Харькове был развешен приказ немецкого коменданта города о переселении в 3-х дневный срок харьковских евреев в 10-й район — бараки тракторного и станкозаводов. Этот приказ разделил население города на две части — на тех, кто надеялся пережить нацистскую оккупацию, и евреев, для которых переселение в гетто было началом конца.
    Ежегодно харьковчане в эти дни приходят в Дробицкий Яр — место гибели харьковских евреев, чтобы почтить память жертв Катастрофы и отдать дань восхищения и уважения борцам Сопротивления.
    Церемония памяти начинается у Стены Скорби, на месте бывшего еврейского гетто, и памятника Праведникам Мира, где обычно те, кого спасли именно из гетто, вспоминают страшное время.
    Затем автобусы везут нас от Стены Скорби по той дороге, по которой гнали несчастных людей из гетто в овраги Дробицкого Яра.
    Возле Меноры при въезде в Дробицкий Яр мы выходим из автобусов и возлагаем цветы и камни здесь, где людей раздевали, и откуда начинался их последний скорбный путь. Мы проходим 800 метров от автобусов — туда, где происходили расстрелы, идем по той дороге, по которой шли объятые ужасом люди в свой последний путь. Лежит снег, но это не те декабрьские морозы 1941 года, и наши сердца наполнены не ужасом, но скорбью.
    А главное, эти же автобусы увезут нас отсюда — мы вернемся и будем продолжать жить. Мы вернемся, а они останутся здесь…
    Мы всегда должны помнить — мы вернемся, а они остались.
    Мы приходим в Дробицкий Яр не на митинг, люди устали от митингов и криков. Мы приходим провести Церемонию Памяти. Мы, чьи родные, близкие, знакомые, лежат здесь, в этой земле, приходим вспомнить о них, назвать поименно.
    У всех жертв Катастрофы, сожженных, замученных, лежащих в многочисленных ярах на нашей земле, — отцов, матерей и детей, дедушек и бабушек, сестер и братьев — были имена, но за все десятилетия после их убийства как бы стерлись их индивидуальные черты, осталось только число, число, потрясающее ужасом — шесть миллионов, из которых свыше 16 тысяч лежат в Дробицком Яру.
    Память о каждом из них для нас священна и благословенна. Поэтому мы продолжаем читать этот бесконечный список с именами погибших, расстрелянных в Дробицком Яру.
    Мы не сможем, конечно, назвать сегодня всех, кто лежит в этих рвах, но мы будем называть имена и в эти Дни Памяти и в День Катастрофы и Героизма, и сегодня, 14 декабря 2003 года, и в следующем году, когда придем сюда. И через два года и позже — те, кто будет приходить в Дробицкий Яр после нас, будут читать этот бесконечный список.

    Мы живы, пока мы помним. Мы живы, пока помнят нас.


Лариса Воловик,
директор музея Холокоста