2003
май
5 (46)
Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
ХАРЬКОВСКИЕ ХРОНИКИ

О «МЕНОРЕ» — И... НЕ ТОЛЬКО


Елена и Анатолий Елагины и Балу

      «Менора» выходит в эфир год, ежемесячно. Ее с нетерпением ждут харьковские зрители, т. к. делают программу неравнодушные люди.
      Елена и Анатолий Елагины работают на ТВ всю жизнь (студия «Зодчий»). Снимают документальное кино и ТВ программы. Основное направление — просветительные и культурно-исторические фильмы.
      Концепция деятельности Бейт-Дана совпала, «счастливо совпала», как добавила Елена, с направлением в «Меноре». Анатолий — оператор, Елена — автор и ведущая.
      Их передачи посвящены историческим личностям, знаменитым евреям.
      Менора — это не информативная, а просветительская программа. О еврейских традициях, праздниках, ритуалах, о харьковчанах — евреях и их возможностях быть не просто евреем, а талантливым евреем.
      Это одна сторона деятельности семьи Елагиных. Мне хочется рассказать еще об одном их увлечении, скорее, роде деятельности, настолько профессионально это сделано. Они создали свой музей-усадьбу слобожанского быта. Конец ХVIII-Х1Х ст.
      Надо видеть, как усадьба вписалась в рельеф местности. Рядом село Нижняя Озеряна (под Мерефой) с восстановленной церковью, разрушенной перед войной в 1940 г.
      В т.1 «Истории города Харькова за 250 лет его существования» (издан в 1905 г.), написанной известными украинскими историками Д. Багалием и Д. Миллером, упоминается церковь Озерянской пустыни, в которой стояла чудотворная икона Озерянской божьей матери.


Музей слобожанского быта
«Усадьба семьи Елагиных»
      Сейчас возле церкви восстановлен святой источник Озерянской божьей матери — покровительницы Слобожанщины. И через сотню метров находится «усадьба Елагиных», превращенная их руками в музей. Собрана по селам утварь — веретено, сундуки, рогачи, казаны и глечики. Много рушников и вышитые покрывала. Есть вышивка с орнаментом языческого мотива, есть более поздние — украинским крестиком, гладью; цветочный орнамент. И главное, рисунок вышивки ни на одном рушнике не повторяет другой.
      Во дворе колодезный сруб с журавлем, древний улик — борт с роем пчел. И все действующее!.. И Балу, громадный бульмастиф, полный достоинства и не принимающий угощения у чужих. Какова была моя радость, когда после нескольких часов общения, вероятно, признав меня, Балу, посмотрев виновато в сторону отвернувшегося хозяина, взял угощение у меня из рук.
      Своей увлеченностью Елена и Анатолий «заразили» сельчан, которые раскапывают на своих чердаках, в сараях старинную утварь, глиняную посуду и притаскивают к ним. Приезжая из Харькова, Елагины могут обнаружить на плетне, сплетенном Анатолием, насаженный кем-то глечик.
      Конечно, мне захотелось представить себя в этой обстановке позапрошлого века, но не так просто было поднять ухватом большой казан, заполненный водой всего на половину, и переставить его на печи, набрать воды из колодезного сруба.
      Балу в это время, утратив всю важность, гонялся за ежом, спешившим укрыться в зарослях. На голом дереве, совсем как-то по О.Генри, висело одинокое яблоко.

      Хочу еще и еще раз поздравить с первой годовщиной создателей еврейской передачи «Менора» и украинского музея слобожанского быта эту увлеченную и увлекающую других пару — Елену и Анатолия Елагиных и пожелать им новых идей, увлечений и такого же достойного воплощения всего задуманного в жизнь. И пусть им все удается.

Лариса Воловик