2004
январь
1 (54)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
ИМЕНА.    СОБЫТИЯ.
Григорий Ганзбург

ТВОРЧЕСКОЕ РЫЦАРСТВО
ПОЭТА И КОМПОЗИТОРА

    Тринадцатая симфония Дмитрия Шостаковича прозвучала 19 декабря в Харькове во второй раз. Предыдущее исполнение состоялось 10 октября 1989 года (с опозданием на 27 лет, поскольку музыка сочинена была еще в 1962 году) и сопровождалось вступительным словом соавтора — поэта Евгения Евтушенко. Текст его выступления в украинском переводе был оперативно зафиксирован в газете «Вечерний Харьков». Тогда исполнение Симфонии стало главным событием Фестиваля советской музыки в Харькове, ныне Тринадцатая Шостаковича представлена во втором отделении «Концерта-встречи с поэтом Евгением Евтушенко», что явилось кульминацией Фестиваля русской музыки, приуроченного Харьковским театром оперы и балета к «Году России в Украине».


Евгений Евтушенко, 19 декабря 2003 г.
    В год создания Симфонии, когда Евтушенко был еще молод и малоизвестен, пианистка Мария Юдина писала, что его стихи оказались «безмерно, но заслуженно вознесенными», Шостаковичем, будучи взятыми им «в телескоп своего гения». В год первого харьковского исполнения Симфонии поэт приезжал к нам в том возрасте, в котором Шостакович сочинил музыку на его стихи. А в нынешнем году Е. А. Евтушенко, отметивший недавно свое 70-летие, стал старше Шостаковича (который прожил 69 лет).
    Тринадцатая симфония откровенно публицистична и в свое время потребовала от авторов гражданского мужества и бесстрашия. В ее нелегкой истории — и цензурные запреты, и «проработочная» критика... Причиной нападок была нетерпимость властей к свободомыслию интеллигенции и негласный государственный антисемитизм. (В либретто симфонии, составленном из стихотворений Евтушенко, сочувственно сказано о жертвах Бабьего Яра, что по тем временам воспринималось не только как антифашистский, но и как антисоветский выпад.)
    Будучи человеком, душевно несовместимым с тоталитарной системой, Д. Д. Шостакович оказался естественным врагом антисемитизма — психической болезни всех тоталитарных обществ, их патологичных лидеров и идеологов. Шостакович называл себя «друг евреев», и это были не только слова. Было в его деятельности и прямое заступничество за конкретных людей. Но было и нечто большее. Шостакович создал произведения, в которых публично, открыто стал на сторону гонимых, чем вызвал позитивный резонанс во всем культурном мире, но одновременно подвергся злобным нападкам в своей стране и пережил из-за этого немало горестей. Создание вокального цикла «Из еврейской народной поэзии» (в 1948 году!) и Тринадцатой симфонии (в 1962 г.) можно назвать актом творческого рыцарства, редчайшего в истории искусства. В советское время на такое отважились немногие (среди них русские поэты Евгений Евтушенко и Борис Чичибабин).
    Из письма М. В. Юдиной к Д. Д. Шостаковичу: «Полагаю, что я могу сказать Спасибо и от Покойных Пастернака, Заболоцкого, Булгакова, Платонова, Цветаевой, бесчисленных других друзей, от замученных Мейерхольда, Михоэлса, Мандельштама, Карсавина, Флоренского, о коих Пастернак сказал: «Замученных живьем», от безымянных сотен тысяч «Иванов Ивановичей» — Вы сами все знаете, все они живут в Вас, мы все сгораем в страницах этой Партитуры, Вы одарили ею нас, своих современников — для грядущих поколений.»
    Сегодня исполнение Тринадцатой симфонии не запрещено, однако звучит она не часто из-за значительных организационных трудностей: для ее исполнения требуется не только большой симфонический оркестр, но и хор из нескольких десятков басов. Такого состава нет ни в одной филармонии, приходится объединять разные коллективы, каждый из которых имеет собственный гастрольный график. Из-за этого с гигантским трудом подготовленное исполнение обычно оказывается однократным, что не делает симфонию репертуарной.
    Полнота репертуара — вопрос зрелости культуры города и горожан. Если, к примеру, у Бетховена 9 симфоний, у Чайковского 6, а у Шостаковича 15, то каждая из них должна периодически звучать и быть доступна слушателям. Без этого духовная, интеллектуальная жизнь в городе неполноценна.
    Нынешняя харьковская постановка Тринадцатой симфонии решает эту задачу на длительный период, поскольку оркестр и хор Оперного театра (дирижер Виталий Куценко, хормейстер Алексей Черникин) при участии хора Оперной студии Института искусств (хормейстер Наталия Белик), единожды выучив сложную партитуру Симфонии Шостаковича, смогут регулярно повторять ее исполнение с разными солистами (на премьере в сольной партии выступил Андрей Калюжный). Вокальные симфонии, оратории и кантаты могут стать по-настоящему репертуарными только усилиями оперных театров, где каждая постановка рассчитана на многолетний «прокат». (Харьковский оперный театр приобрел соответствующий опыт многократным успешным исполнением «Реквиема» Дж. Верди, Оперная студия — исполнением кантаты И. С. Баха «Магнификат».)
    Премьера 19 декабря была праздничным событием благодаря присутствию в зале соавтора симфонии — Евгения Евтушенко. Последующие исполнения, вероятно, станут технически совершеннее, как это всегда бывает с долгоживущими оперными постановками.


После концернта. Исполнители приветствуют Е. Евтушенко