2004
декабрь
12 (65)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

КУЛЬТУРА

Пять поколений одной семьи
Новый фильм рассказывает о «еврейских гаучос» Аргентины

    Кинематографистам понадобилось десять лет, чтобы сделать новый документальный фильм «Наследие». К моменту, когда фильм был готов, многие из 200 пожилых «еврейских гаучос», участвовавших в съемках, уже ушли из жизни.
    Возможно, это повлияло на атмосферу, возникшую 14 октября в кинотеатре, где начался коммерческий прокат фильма.
    Идея 72-минутной картины «Наследие», снятой Международным фондом Рауля Валленберга, принадлежит сооснователю этого фонда Баруху Тененбауму. В фильме рассказана история 820 евреев, которые в 1889 году бежали из царской России от погромов и причалили к аргентинским берегам на пароходе «Вессер».
    Показ фильма завершился продолжительной овацией, зрители обнимались и делились впечатлениями на идише.
Вивиан Имар, которая вместе с Марчелло Тротта была режиссером картины, сказала, что больше всего ее трогало — и во время съемок, и на просмотре — звуки идишской речи.
    «В работе над фильмом меня интересовало все, что связано с воспоминаниями, — сказала она корреспонденту JTA. — Во время съемок я ощущала близость к истории моих дедушек и бабушек — трое из них приехали в Буэнос-Айрес из России. Слышать идиш для меня много значит».
    Сегодня Имар поднимает настроение своей 90-летней бабушке, напевая ее любимые идишские песни.
    В Аргентине эти российские еврейские иммигранты, которых позже называли «еврейскими гаучос», — местный аналог североамериканских ковбоев — поселились в Энтре Риос, Санта Фе и Буэнос-Айресе, где они основали колонии при поддержке европейского еврейского филантропа барона Гирша.
    Глубокие религиозные ценности, интенсивная культурная жизнь и твердое намерение дать образование своим детям помогали иммигрантам покорять недружелюбную стихию аргентинской пампы.
    Хотя фильм рассказывает о серьезных вещах, он временами вызывает улыбку, и камера часто останавливается на лицах гаучос, изборожденных морщинами, таящими в себе историю их мытарств.
    Известные артисты и интеллектуалы, такие, как аргентинская идишская актриса Шифра Лерер, выступали в общинных центрах колоний, а коллективные фермы, которые они построили, стали примером сельского образа жизни в Аргентине.
    На премьере фильма отец Имар, 69-летний адвокат, не мог скрыть своей гордости. «Меня переполняют чувства. Мой отец вручил мне факел еврейской жизни. Я передал его своим детям, и теперь ясно вижу, что они приняли этот факел».
    В фильме «Наследие», уже показанном на нескольких международных фестивалях, Лерер на идише рассказывает историю женщины, приплывшей в Аргентину на «Вессере», когда ей было всего 10 лет.
    К концу фильма зрители уже знакомы с пятью поколениями ее потомков, собравшихся в одной из колоний, чтобы отметить вместе Йом-Кипур.
    Для некоторых зрителей использование в фильме идиша было как бы путешествием обратно в детство, к дедушкам и бабушкам, рассказывающим истории о жизни в штетлах, их жалобы на бессонницу — на то, что они не могут «шлуфн», и сплетни об их «мишпухас».
    На премьеру фильма пришли и другие выжившие: люди, пострадавшие при взрыве еврейского общинного центра AMIA в Буэнос-Айресе в 1992 году, и пережившие теракт в израильском посольстве, совершенном в этом же городе в 1992 году.
    Уходя с просмотра в сопровождении телохранителей, посол Израиля в Аргентине Рафаэль Элдад сказал корреспонденту JTA:
    «Я думаю, очень важно почувствовать, как богаты были эти люди, несмотря на их бедность. У них была такая прочная связь с их корнями, такая упрямая воля. Они не только выжили. Они построили общины. А сегодня, имея такие богатые возможности, мы едва поддерживаем свое существование».
    А многие простые зрители, выходя из зала после премьеры, все еще продолжали говорить друг с другом на идиш.

Флоренсия Арбизер