2004
апрель
4 (57)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
ЛЮДИ И СУДЬБЫ
Вениамин Гинодман

«ЭТО НАШЕ ЛИЧНОЕ ЧУДО»
Благодаря работе сотрудников иерусалимского мемориального музея «Яд Вашем», встретились родные брат и сестра, разлученные 65 лет назад

        Трагедия семьи Шламович, проживавшей в Варшаве, началась в 1936 г. Яков Шламович, отец Шошаны и Биньямина, тогда лишился работы, после чего бросил жену и четырех детей. Мать раздала детей по родственникам, а шестилетнюю Шошану определила в дом сирот. Последний раз Биньямин навестил сестру в 1938 г., в день своего 13-летия. 1 сентября 1939 г. части вермахта начали Вторую мировую войну, перейдя границу Польши.
        Шошана вплоть до 1942 г. воспитывалась в варшавском доме сирот, директором которого был великий педагог и писатель Януш Корчак. Затем всех детей, учителей, воспитателей и обслуживающий персонал отправили в лагерь уничтожения Освенцим. Немцы предложили Корчаку остаться в Варшаве, однако он предпочел разделить общую судьбу и находиться с детьми до последнего часа.
        Шошана Шламович была в той колонне, что строем и под развернутым знаменем, на котором был изображен символ дома сирот — золотой клевер, — прошла по перрону и погрузилась в эшелон. Она видела, как эсэсовские офицеры вставали по стойке «смирно» и отдавали Янушу Корчаку честь. Три года девочка провела в Освенциме и Биркенау; она осталась жива только потому, что какая-то русская женщина вытолкнула ее из колонны, которую охранники гнали в газовую камеру, а сама заняла ее место. В 1945 г. освободители сфотографировали Шошану у изгороди из колючей проволоки: эта фотография впоследствии стала экспонатом мемориального музея «Яд Вашем» в Иерусалиме.
        Биньямин в 1939 г. оказался на территории Польши, занятой Красной Армией. Его, как и тысячи других бывших граждан бывшей Польши, интернировали в Казахстан. В 1943 г. 18-летний юноша вступил в ряды формировавшейся польской дивизии (а затем — армии) имени Тадеуша Костюшко. Два года он воевал сначала в составе Войска польского, потом Советской армии. В 1945 г. Биньямин Шламович находился среди освободителей Освенцима, не догадываясь о том, что одна из узниц — его 15-летняя сестра.
        Шошана попала в лагерь для перемещенных лиц. В 1948 г. по каналам еврейской подпольной организации «Моссад Алия Бет» ее переправили на Кипр, а оттуда — в Палестину. Она была в числе нелегальных иммигрантов, которым правительство Великобритании запрещало въезд на территорию Палестины, находившейся под британским правлением. Когда началась Война за независимость (1948-1949 гг.), девушка, пережившая ужасы Освенцима, добровольно вступила в отряды самообороны «Хагана».
        Биньямин после окончания Второй мировой войны вернулся в Польшу, но в 1957 г. перебрался в Израиль. Много раз он бывал в музее «Яд Вашем», проходя мимо фотографии Шошаны и не узнавая ее. Как участник войны и свидетель Холокоста, он заполнил листы свидетельских показаний и подал их в архив и исследовательский центр музея, где на сегодняшний день хранятся данные о 3 млн. жертвах нацистов. Такие же бумаги заполнила и Шошана. Обрабатывая огромную базу данных, в которую занесены миллионы имен, фактов и событий, сотрудники мемориала смогли выявить тот факт, что Шошана Новембер, проживающая в Кфар-Сабе, и Биньямин Шилон из Кирьят-Ата (эти города расположены в 80 км друг от друга) когда-то жили в Варшаве, носили фамилию Шламович и числят всех членов своей семьи среди погибших.
        20 декабря 2003 г. 73-летняя Шошана и 78-летний Биньямин встретились. Это произошло в первый день Хануки, праздника света, когда евреи всего мира отмечают начало восстания Маккавеев и вспоминают о чуде, происшедшем при очищении иерусалимского храма от скверны. Брат и сестра узнали, что история их семьи продолжается: у нее выросли три дочери и пятеро внуков, у него — три сына и шестеро внуков. Бенни Шилон сказал: «Я искал ее и других братьев и сестер все послевоенные годы. Чудо свершилось, я нашел сестру. Это наше личное чудо Хануки. Я вырос один. Я не умел плакать. Но сегодня я плачу от счастья».


«Еврейская Газета», февраль, 2004