2004
апрель
4 (57)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
ИЗРАИЛЬСКИЕ ЗАМЕТКИ
Марк Кабаков

ДОБРОВОЛЕЦ ИЗ «ДЗЕРЖИНКИ»

        Живет в Москве мой хороший товарищ и не менее хороший писатель Игорь Александрович Минутко. И, как это свойственно подлинному русскому интеллигенту, не жалует антисемитов.
        Именно по этой причине, узнав, что я в очередной раз собираюсь на Землю Обетованную, он позвонил и сказал: «Обязательно разыщи Семена Беленького, я с ним переписываюсь. Очень интересный человек и, кстати, имеет прямое отношение к твоему прошлому». Так оно и оказалось.
        Я полагал, что знаю о флоте все. Или почти все. Но мне и в голову не могло прийти, что в 1949 году в Высшем военно-морском инженерном училище имени Дзержинского, в просторечии «Дзержинке», на моем родном дизельном факультете произошло беспрецедентное событие. Был арестован курсант V курса, мичман Семен Беленький, за желание воевать... в Израиле(!). Он уже писал диплом, до защиты оставался месяц.
        Формально Беленькому инкриминировалась контрреволюционная агитация, выразившаяся в том, что он неодобрительно отзывался о борьбе с космополитизмом.
        Борьба тогда действительно велась, даже предлагалось — то ли в шутку, то ли всерьез — переименовать вольтметр в напряжометр, амперметр — в силотокер. И тем не менее...
        Помню, у нас на курсе в открытую говорили о теме для диссертации»: «Россия — родина слонов». И никого не арестовывали.
        Истинная причина выявилась, когда следователь потребовал у Беленького список балтийцев-добровольцев, которые записались в интернациональную бригаду. Запись шла среди ленинградской молодежи, главным образом студентов. Предполагалось, что они отправятся защищать еврейское государство, которое вело войну за независимость, от английских и арабских империалистов.
        Ничего удивительного в этом намерении на первый взгляд не было. Все знали: на сессии ООН мы голосовали за создание на территории Палестины двух государств — еврейского и арабского. Евреи провозгласили образование Израиля. Арабы ничего не провозглашали. Вместо этого они вторглись на чужую территорию силами Египта, Сирии и Иордании.
        И опять СССР выступил на стороне Израиля. Более того, по указанию Сталина через Чехословакию стали поставляться танки Т-34...
        Одного не знали записавшиеся: что в 1949 году политика СССР повернулась на 180°, что в Москве арестован Еврейский антифашистский комитет, а его председатель, знаменитый актер Михоэлс, убит в Минске. И что списки добровольцев находятся в МГБ.
        С ними стали расправляться без излишнего шума. Вот и получил Семен Беленький свои 10 лет. И загремел в Воркуту, на рудники.
        В 1955-м Беленький освободился, пытался защититься в «Дзержинке». Не разрешили.
        Пришлось заканчивать другой вуз, автодорожный. Он защитил не только диплом, но и диссертацию тоже. А с началом массовой эмиграции евреев, т. н. «большой алии», оказался в Ашдоде, портовом городе на юге Израиля.
        Я говорил с Беленьким по телефону, он переслал мне свою книгу «12 лет и другие годы», в которой очень живо описал свои злоключения. Жаль, повидаться не удалось. Я был в группе журналистов, которым Министерство туризма Израиля показывало страну, и каждый час был расписан.
        В Израиле экономический кризис. Он отслеживает общий спад, который начался в Штатах ранее. Он же является следствием интифады. И вызванным ею оттоком туристов. Их стало несравненно меньше.
        В канун праздника мы шли из храма в храм — и почти никого не было. И это — в Назарете, где когда-то яблоку негде было упасть от паломников! А ведь туризм — это миллионы долларов! Национальный валовой доход и экспорт снизились. Только в промышленности были уволены за год десятки тысяч рабочих. Для маленького Израиля это гигантская цифра!
        Средства лечения экономики предлагаются разные. Сводятся они в конечном итоге к свертыванию социальных программ, сокращению числа бюджетников. Предлагается и экстрадиция ста тысяч нелегальных иностранных рабочих, что позволит вернуться на рынок труда пятидесяти тысячам израильтян и сэкономит миллиарды шекелей, которые выплачиваются в качестве пособия по безработице...
        Естественно, подобные меры не вызывают энтузиазма, растет число недовольных правительством. Идут круги по воде — уменьшается число репатриантов. Это заставляет задуматься. Откуда в стране, то и дело сотрясаемой взрывами, в стране, где уровень безработицы достиг рекордной отметки 12%, откуда в ней столько нелегалов? И во-вторых: почему в этой ситуации такая заинтересованность в репатриантах? Может быть, дела обстоят не так-то уж и скверно?
        «Вы поменьше газет читайте, — сказал мне по этому поводу председатель Ассоциации писательских союзов Эфраим Баух. — Я в стране уже 25 лет, и не проходит года, чтобы я не слышал о кризисе. А вы посмотрите вокруг, как все строится? Пригород Холон скоро догонит Тель-Авив по числу жителей. А ведь десять лет назад он только начинался!»
        Да мы и сами видели на каждом шагу новостройки. Почти стоэтажные «высотки» в Тель-Авиве, на 156 магазинов торговый центр в Хайфе (в нем, между прочим, и самое большое в мире панно). А макет Израиля в масштабе 1 : 250, который заканчивают строить неподалеку от Иерусалима, в библейской долине Аялон? На этом макете даже прохожие идут по игрушечным улицам, а на стадионе — всамделишный матч!
        Так, может быть, и впрямь парни и девушки в камуфляже, с автоматами через плечо, которые то и дело шли нам навстречу, способны защитить страну с воздуха и суши?
        Ведь не случайно израильские танки «Меркавот» считаются лучшими в мире, и не имеет себе равных новая противоракетная система «Хец».
        Думается, только это удерживает в течение десятилетий соседей Израиля от нападения. Ведь соотношение разительное: сто миллионов против шести с половиною миллионов израильтян!
        Трудно даже предположить, как далеко бы шагнула экономика Израиля, когда бы не тяжкое бремя военных расходов.
        «Мы бы, верно, Норвегию догнали!» — мечтательно произнес Володя Самойлович. Он человек дела, прораб на стройке. Правда, его должность называется здесь как-то мудрено, но суть ее от этого не меняется.
        Под его началом — арабы из Палестинской автономии. По его словам, работники они отменные и отношения у них с не-арабами вполне нормальные.
        Я вспомнил, как в Петах-Тикве, в госпитале Либенсона — тамошней больнице, в полдень, обратившись лицом к Мекке, правоверный творил намаз. Представить себе где-нибудь в Газе иудея с молитвенником невозможно...
        В Осафии, горном селении близ Хайфы, населенном друзами, нас привечали аборигены, дети которых служат в Армии обороны Израиля. А ведь друзы — этнические арабы. И, наконец, в самой Хайфе, в квартале Вади Ниснас мы видели на стенах и крышах красочные композиции из металла и пластмассы. Вот идут... зонтики. Казалось бы, что тут такого. Оказывается, тут есть подтекст: «Дождь не разбирает, на чьи головы он падает». Организована выставка Арабско-еврейским центром, существующим здесь уже не одно десятилетие.
        Примеры можно множить и множить. И говорят они об одном: и палестинские арабы в Израиле, и баски в Испании, и ирландцы в Ольстере чувствуют себя полноправными гражданами, и нужны им прежде всего здоровье, работа и достаток в семье. Взрывы, страдания, кровь — дело рук либо фанатиков, либо, что еще хуже, мерзавцев. Одежды борцов за национальную независимость берутся ими напрокат. Благо костюмерных хватает. Вот и сейчас: едва забрезжила надежда (иракские события тому причиной) на очередной раунд переговоров — как новые взрывы.
        Попытки договориться с нынешними руководителями автономии оборачиваются только новой волной насилия. Ибо никакими достоинствами, кроме умения организовывать террор, эти руководители не обладают. Что, правда, не помешало их лидеру стать лауреатом Нобелевской премии мира!
        Воистину дивны дела твои, Господи...


Иерусалим — Хайфа — Тель-Авив
«Еврейское слово», №8, 2004