2004
август
8 (61)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ХАРЬКОВУ — 350

Шимон Бриман, Израиль

ХАРЬКОВ — ОТ  НАЧАЛА
ДО  РЕВОЛЮЦИИ

    Первой столице Украины, городу с богатейшей еврейской историей — 350 лет.
    Десятки тысяч харьковчан разлетелись по миру, унося воспоминания о парках детства и улицах молодости. С чего же начинался этот город? Как маленькая казацкая застава превратилась в четвертый по величине мегаполис СССР?
    Харьковский регион всегда был на стыке цивилизаций и народов, до сих пор балансируя на грани «уже не Украина, еще не Россия». Этнокультурная гибкость стала залогом мирного соседства Ивана, Васыля и Моисея, трамплином для еврейского взлета в Харькове.
    За это Пограничье воевали принявшие иудаизм «неразумные хазары», половцы, печенеги и древнерусские княжества. После монгольского нашествия здесь воцаряется Дикое Поле — ничейная зона, опасная для оседлой жизни. Украинские казаки приходят на эти вольные земли в середине XVII века, присягая московскому царю на борьбу с татарами. В 1654 году холм при слиянии рек Харьков и Лопань обносят бревенчатой оградой — так рождается крепость Харьков.
    В 1709 году царь Петр укрепил стены Харькова, и евреи потянулись сюда на ярмарки. По иронии истории первый сохранившийся архивный документ о евреях Харькова (1788) сообщает о склоках — группа иудеев не признает власть купца и раввина Моисея Александровича и требует суда по русским законам. В 1799-м появилось еврейское кладбище на Холодной горе, а к 1800 году относится случай насильственного крещения похищенного еврейского ребенка.
    По требованию христианских купцов Сенат разрешает иудеям только оптовую торговлю в Харькове. Главный удар наносит «Положение о черте оседлости» (1804): более чем на столетие Харьковская губерния — единственная из украинских губерний, становится запретной для евреев. Вековое пребывание «за чертой» сформирует уникальный облик местного еврейства. Сквозь сито ограничений в Харьков прорвутся только самые квалифицированные мастеровые, сливки купечества и интеллигенции. Выгнав евреев с ярмарки 1805 года, православные купцы безбожно поднимают цены. Иудеи ежегодно возвращаются в Харьков, снимая магазины и дома на подставные имена, обильно «смазывая» таможню, приставов и лично полицмейстера.
    При Николае Первом рекруты-евреи составили половину харьковского гарнизона. С 1835 года купцам-евреям разрешили легально селиться в гостиницах. Так возникают две общины с отдельными синагогами — солдатская и купеческая. Вдова Шимефельд в 1856 году платит 500 рублей за право кошерно кормить всех приезжих евреев. Отведав ее отвратительной стряпни, еврейские купцы «дарят» городской казне 1500 рублей для избавления от услуг вдовы.


Шляпный переулок

    В либеральную эпоху Александра «Освободителя» губернатор граф Сивере разрешает более свободный доступ евреев для оживления экономики Харькова. В 1860-м на ярмарки приезжают 4000 евреев, а в 1863-м — уже 20 тысяч! Город получает мощный финансовый импульс, мозги энергичных купцов и руки талантливых мастеров. Евреи делают Харьков вторым по значению ярмарочным центром Империи (после Нижнего Новгорода), а железнодорожный магнат Самуил Поляков превращает Харьков в крупнейший транспортный узел юга страны. За 15 лет постоянное еврейское население города вырастает в семь (!) раз — до 5000 человек (1879). Открывается сеть кошерных магазинов Кабакова и Зельманова. Губернский герб украшается золотой шестиконечной звездой над конской головой — символом успешной ярмарки.
    Рувим Рубинштейн открывает первый харьковский банкирский дом. Его сыновья Леон и Адольф создают еще четыре банка, три сахарных завода и пивоваренный завод «Новая Бавария».
    Адольф получает четыре ордена за поддержку детского приюта и больницы.
    Первый в Харькове автомобиль принадлежал юному Иосифу Адольфовичу, пианисту и поклоннику музыки Вагнера. Знаменитой наследницей этой семьи стала дочь Леона — танцовщица и актриса Ида Рубинштейн, памятная по картине Серова. Торговые дома Волкенштейна и братьев Сойфер развивают харьковское машиностроение и текстильную индустрию. Пейсах Бурас строит одну из крупнейших в стране табачных фабрик, а его сын-инженер Арон Бурас создает систему очистки канализации Харькова («Гран-При» петербуржской выставки 1904 года).
    Умные губернаторы, видевшие в евреях «закваску» для процветания Харькова, иногда сменялись юдофобами. Губернатор Гнобинзен депортировал опытного механика Лейзера Розенбаума и 67 семей евреев-ремесленников (1893). Гнобинзен пытался выселить из Харькова даже Лазаря Шехтера — главного инженера «Русского Паровозостроительного общества», одного из создателей ХПЗ (ныне знаменитого танкового завода имени Малышева).


Городской музей

    Харьковский университет, созданный вторым в России после Московского, магнитом притягивает еврейскую молодежь. Первый иудей стал харьковским студентом в 1814 году. Здесь же получил диплом офтальмолог Макс Мандельштам (1860) — будущий сподвижник Теодора Герцля. Евреи рвались к знаниям, составив 28 процентов (!) всех студентов Харьковского университета в 1886 году (на медицинском факультете среди студентов было 41,5 процент евреев). «Процентная норма» 1887 года ударила в первую очередь по Харькову: университету запрещалось принимать более пяти процентов «лиц иудейского вероисповедания».
    1900-1917 гг. — время расцвета 15-тысячной еврейской общины Харькова. Самые красивые дома городского центра и престижной улицы Сумской, которыми до сих пор гордятся харьковчане, либо служили офисами банков и фирм с еврейским капиталом, либо возводились архитекторами Александром Гинзбургом и Виктором Эстровичем, либо принадлежали евреям (доходные дома Мовшовича, Фреймана, особняк Юзефовича). Евреев среди горожан было 10 процентов, среди купцов второй гильдии — 25 процентов, а среди купцов первой гильдии — 95 процентов!


Купеческий банк

    Евреи стали издателями и журналистами ведущих газет и журналов губернии. Почти все типографии принадлежали евреям, в том числе и крупнейшая — Моисея Зильберберга (позже —типография «Коммунист» обкома КПУ, ныне — «Глобус»). Евсей Элькин издавал ежегодный справочник «Весь Харьков». Евреи-музыканты, певцы и артисты составляли основу харьковских оркестров и театров (только в сезоне 1901-1902 гг. — 130 исполнителей-евреев).
    Харьковское Медицинское общество было создано еврейскими врачами во главе с Евсеем Браунштейном, лидером Сионистского комитета. Офис общества и Хоральная синагога строились рядом -номера 14 и 12 по улице Пушкинской. Любителям тайн сообщу, что в подземелье между этими зданиями находился тоннель XVIII века, шедший из центра старой крепости за ее стены.
    Весной 1905-го по призыву выдающегося филантропа Пейсаха Бураса создается «Общество пособия бедным евреям Харькова». 1600 человек финансируют бесплатную лечебницу, столовую, аптеку и туберкулезный санаторий. Харьковский раввин Шолом Эпштейн собирает по подписке и рассылает в погромленные города 33 тысячи рублей. Важно подчеркнуть, что в самом Харькове никогда не было еврейских погромов — ни до революции, ни в ходе гражданской войны.
    Солидная еврейская публика голосовала за либералов-кадетов на выборах в Госдуму, а молодежь увлекалась радикализмом. Полиция периодически арестовывала евреев-членов Бунда, «Поалей-Цион» и РСДРП. Профессор Вязигин, лидер местных черносотенцев, стал депутатом 3-й Думы. Этот интеллектуал — историк средневековья — стал антисемитом потому, вероятно, что он оставался почти единственным неевреем на улице Куликовской (Мельникова), а дом Вязигина стоял напротив огромного офиса «Общества пособия бедным евреям»...
    Харьков был одним из крупнейших центров сионизма. Еще в 1882 г. евреи — студенты университета создают общество БИЛУ («Дом Яакова, вставай и пойдем!»), становясь пионерами еврейского заселения Эрец-Исраэль. Мне довелось изучать архивное дело харьковской полиции, которая следила за поездками билуйцев в Одессу, Стамбул и Палестину. Харьковское издательство «Улей» печатало в 1897-1902 годах материалы всех Сионистских конгрессов и сборники «Вестник Сиона». Большим авторитетом пользовался в Харькове доктор Яков Бернштейн-Коган — один из лидеров сионистского движения, первый окружной врач еврейских колоний Эрец-Исраэль. Осенью 1903 года произошло важное событие в истории сионизма: Харьковская конференция сионистов России приняла ультиматум, требующий от Теодора Герцля отказаться от «плана Уганды».
    К 1917 г. в Харькове уже 25 тысяч евреев, развитые общинные институты и система образования от детского сада до еврейской гимназии, широкий слой еврейской интеллигенции и благотворителей, пять больших синагог. Хоральная синагога (1913 г.) — крупнейшая в Восточной Европе, построена победителем всероссийского конкурса Яковом Гевирцем (1000 мест, 42-метровая высота до купола). Если бы не революция, община Харькова по богатству и поддержке Израиля могла бы сегодня сравниться с Бостоном и Чикаго...