2005
январь
1 (66)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
В МИРЕ

По сообщениям JTA

ПЕРЬЯ, КРЫЛЬЯ И ХВОСТЫ
Еврейским страусовым фермам в Южной Африке исполнилось 120 лет

     Мечты о золоте когда-то влекли тысячи старателей на запад Соединенных Штатов, нефтью притягивал предпринимателей Ближний Восток. Однако маленький городок Оудтсхорн, расположенный на выжженном плато в Южной Африке, привлек евреев совсем другим богатством — страусовыми перьями. В течение трех десятилетий, предшествовавших Первой мировой войне, в самый разгар моды на страусовые перья, многие евреи спешили переехать в этот отдаленный городок в 430 километрах от Кейптауна. Они становились успешными владельцами страусовых ферм, поставляющих вошедшие в моду перья для боа и шляп, которые в те годы носили самые изысканные модницы Европы. Некоторые фермеры выстроили себе огромные дома, которые называли «страусиными дворцами». Когда евреи занимались страусиным бизнесом, торговля перьями была четвертой крупнейшей индустрией в стране после золота, алмазов и шерсти.
     Сотни членов общины и гости со всего мира собрались в Оудтсхорне, чтобы отметить 120-летие еврейской общины города. «Оудтсхорн являет собой одну из самых необычных глав истории еврейской диаспоры, — сказал Майкл Бэграйм, председатель Южноафриканского еврейского совета депутатов, представительского органа еврейской общины страны. — Оудтсхорн почти уникален среди еврейских общин страны: ему удалось просуществовать как организованной, действующей еврейской общине более ста лет». Несколько выступавших говорили о долгой ортодоксальной традиции города, которая поддерживалась с момента приезда сюда первых иммигрантов из Келма и Шавела, двух литовских городов, сегодня известных как Кельме и Шяуляй. Участ­ники торжеств до отказа заполняли синагогу в пятницу и субботу. На вечернюю пятничную службу многие мужчины надели ермолки из страусовой кожи, изготовленные специально по этому случаю. Роскошный расшитый занавес, закрывающий арон кодеш, в 1984 году был подарен синагоге городским советом Оудтсхорна в честь столетия общины.
    Речи, чествования и награждения сменяли друг друга в течение двух дней торжеств. Среди выступавших были главный раввин Южной Африки Уоррен Голдстайн, бывший председатель Попечительского совета Еврейского агентства для Израиля и Всемирного еврейского конгресса Мендель Каплан, председатель Африканского еврейского конгресса Мервин Смит. По окончании пятничного богослужения в местном центре состоялся праздничный банкет, на котором около 270 человек насладились кошерным изобилием. А на следующий вечер в «страусином дворце» Стэнли и Бернадетты Липшиц было устроено традиционное барбекю. Община процветала в этом месте, получившем название «маленький Иерусалим в Африке». На пике расцвета община Оудтсхорна была в числе самых крупных южноафриканских еврейских общин. Она насчитывала 600 семей, большинство из них были соблюдающими евреями. У них было две синагоги, одна из которых регулярно функционирует и сегодня. Однако в 1914 году перьевая индустрия резко пошла на спад, и многие еврейские семьи, побросав свое имущество, покинули Оудтсхорн. Вскоре численность местной общины упала до 1000 человек. Сегодня здесь живет всего 16 семей, и многие из них все еще занимаются страусовым бизнесом. Три четверти этих семей придерживаются дома кашрута, и раввин Десмонд Майзелс из Кейптауна регулярно приезжает сюда на шхиту.
     Местный житель Хендрик Лампрехт высоко оценил вклад общины в благосостояние города. Он говорит, что евреи «всегда были примером гражданственности, гордости и лояльности для жителей Южной Африки». Одним из показателей того, каким уважением у населения города пользуется еврейская община, является содержание экспозиции местного музея. «Нигде больше вы не найдете синагогу в нееврейском музее» — говорит Лампрехт. Многолетний южноафриканский еврейский лидер Филип Кравиц говорит, что в этом городке жила «удивительная община. Ее члены заявили о себе не просто как евреи, но как соблюдающие евреи, как сионисты, и в таком качестве их приняло все население Оудтсхорна».

     Еврейская община, может быть, и мала, но страусовая индустрия возрождается, хотя и в несколько ином виде. «Это тяжелое дело, — говорит фермер Липшиц, у которого от 300 до 500 страусов. — Оно возрождается медленно и снова завоевывает себе мир. Теперь это прежде всего мясо, и только потом кожа и перья. Раньше порядок был иной: кожа, мясо и перья. А вот во времена бума это были только перья».