2005
январь
1 (66)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
ЛЮДИ  И  СУДЬБЫ

Владимир Пелевин, Харьков

МИХАИЛ БРОУН:
ПРАВДА И ВЫМЫСЕЛ


Капитан дальнего плавания Михаил Абрамович Броун

     Недавно я побывал в Одессе в гостях у героя документально-художественного очерка Ирины Омельченко «Загадка капитана Морозова».

     В этом году Алексей Васильевич Морозов отметил 50-летие со дня присвоения ему и сейчас редкого звания «капитан дальнего плавания». Судьба этого человека уникальна: пять раз его исключали из членов КПСС (!) три года над ним издевались в «психушке», понижали в должности и увольняли... И все для того, чтобы не присуждать ему Ленинскую или Государственную премию за метод безаварийного вождения судов в сложных условиях без снижения скорости с помощью РЛС (радиолокационной станции). Во всем мире он так и называется — метод Морозова. Алексей Морозов на двадцать лет (!) опередил развитие морской науки и технической мысли на Западе, обеспечивая бывшему Союзу и современной Украине колоссальную экономическую выгоду.
     Но 77-летний капитан не сломался. Откуда же у него берутся силы и здоровье? Их он черпает в своем окружении, от единомышленников.

     Мы много говорили с Морозовым о харьковчанине М. А. Броуне. Об этом факте мало кто знает, хотя 18 лет назад в связи с гибелью теплохода «Адмирал Нахимов» в Новороссийском морском порту его имя повторялось неоднократно. Передо мною выписка из личного дела Машея Абрамовича Броуна. Родился он 18 июля 1924 года в Харькове в еврейской семье. Родители проживали по ул. Рымарская, 26 кв. 13. Отец Абрам Моисеевич и мать Хана Ароновна — уроженцы Кировоградской области. До революции отец работал наборщиком в типографии, в советское время долго был начальником наборно-печатного цеха типографии завода № 135.

     Будущий капитан дальнего плавания в годы войны работал жестянщиком на номерных военных заводах Нижнего Тагила и Перми. В 1952-м он закончил судоводительский факультет одесской мореходки. А дальше записи в личном деле отдела кадров Черноморского морского пароходства одна интереснее другой: в 1958 году принимается в члены КПСС, не будучи в комсомоле; в 1968-м (в сорок четыре года) заменяет имя Машей на Михаил. К судебной ответственности не привлекался и родственников за границей не имел. Не потому ли так красноречива следующая запись: «В период работы на судах загранплавания ЧМП и Новороссийского морского пароходства с 1952 по 1972 годы побывал почти во всех странах мира»! И только после этого появляется запись: «Допущен к загранплаванию комиссией при Одесском обкоме КП Украины 13.09.1978 г. Протокол № 37».
     Более двадцати лет Михаил Броун подменяет помощников капитана и самого капитана, не имея «своего» судна, что уже само по себе вызывало не только сочувствие, но и уважение к его долготерпению. В конце 1972 года под надуманным предлогом (надо полагать, чтобы не ссылаться на известную «пятую графу») его списывают на берег.
     Именно с этого времени вплоть до своей гибели на «Адмирале Нахимове» Михаил Абрамович работал мастером производственного обучения курсантов Одесской мореходной школы. Он подготовил для флота сотни высококвалифицированных матросов, за что получил благодарности, награды и ценные подарки. О том, что Михаил Броун человек неординарный, Алексей Васильевич Морозов говорил во время нашей беседы постоянно.
     В свои 62 года Михаил Абрамович летом 1986-го оказался на теплоходе «Адмирал Нахимов» как руководитель практики курсантов — мальчишек из мореходного училища. В момент столкновения с грузовым судном «Петр Васев» М. А. Броун, по свидетельству оставшихся в живых коллег, находился на верхней палубе. Неоднократно принимавший участие в тренировочно-спасательных учениях судовых экипажей, он просто обязан был выжить в катастрофе. Этого не произошло, и тогда пошла гулять версия, что капитан Броун струсил и не прыгнул за борт, боясь утонуть. Среди тех, кто выжил, и тех, кто утонул, его не оказалось. В это просто не могли поверить жена и хорошо знавшие Михаила Абрамовича друзья. Они предположили, что он не стал спасаться и прыгать за борт стремительно погружающегося в море теплохода, а бросился, несмотря на смертельную опасность, спасать своих курсантов, которые находились в помещениях одной из самых нижних палуб.
     Поиск погибших уже был прекращен, когда Аза Борисовна Броун обратилась к Гейдару Алиеву, возглавлявшему правительственную комиссию по расследованию причин катастрофы, с просьбой возобновить свернутые работы. Оказывается, жена капитана бывала в рейсах на этом судне, поэтому могла подсказать спасателям, где на затонувшем теплоходе надо было искать ее мужа и курсантов. Так и вышло: водолазы-спасатели нашли руководителя практики и нескольких курсантов на одном из трапов, ведущих наверх с нижней палубы... Капитан-наставник думал не о себе. Ценой собственной жизни он пытался спасти своих учеников. Так кто Михаил Броун после этого, трус или герой?
     Казалось, появились все основания с почестями похоронить преподавателя, погибшего при исполнении служебных обязанностей. Да, предполагалось провести в мореходной школе траурный митинг, торжественно проститься с погибшим. Но ничего этого не было. Произошло нечто непонятное и оскорбительное для семьи, друзей и всей Одессы.
     Вот строки из обращения к Президенту Украины Л.Д.Кучме от 29.12.1997:
     «Я, жена капитана дальнего плавания Броун Аза Борисовна, еврейка по национальности, и мой муж Броун Михаил Абрамович вдоволь натерпелись от дискриминации в отношении лиц еврейской национальности в Черноморском пароходстве во время, когда им руководил так называемый «ленинец» Данченко. Именно в эти годы высококвалифицированный капитан — мой муж, был низведен до уровня рядового, и ему пришлось работать преподавателем в мореходной школе. Во время трагедии с т/х «Адмирал Нахимов» мой муж погиб как настоящий герой: он не бросился за борт, спасая себя, как это сделали другие, а бросился вниз к своим воспитанникам-курсантам, чтобы спасти их. Внизу, на самой нижней палубе, он успел собрать курсантов и с ними пробивался на верхнюю палубу. Но они не успели, поскольку теплоход продержался на плаву после столкновения не более пяти минут».
     Итак, тела капитана и курсантов были найдены и подняты на поверхность. Оставалось отдать им последние почести. Но... «Сохраняя традиции дискриминации, новое руководство пароходства продолжило линию издевательств даже над мертвым, — написала в своем обращении Аза Борисовна. — Вначале намеревались гроб с телом моего мужа поставить в здании мореходного училища, чтобы курсанты могли проститься с ним. Но этого не произошло. Гроб привезли во двор дома, где я проживаю, и бросили его, никого при этом не предупредив, в том числе и меня, жену...».
     Есть все основания полагать, что такое отношение к заслуженному человеку связано не только и не столько с национальностью Михаила Абрамовича. Оно также связано с тем, что Броун открыто поддерживал капитана А. В. Морозова в реализации революционного метода безаварийного судовождения в экстремальных условиях.
     В конце концов харьковчанин Михаил Броун был похоронен. Его могила находится на центральной аллее Слободского еврейского кладбища Одессы. На мраморной плите — фото человека в морской форме: почти вся жизнь и трудовая деятельность уроженца сухопутного Харькова была связана с морем. И похоронен он в приморском городе.
Я не знаю, продолжает ли проживать в Харькове его родной брат Олег Абрамович, 1926 г.р., и жив ли он вообще, но мне известно, что у Михаила Абрамовича есть дочь Ирина и сын Владислав, любимая внучка, и что несколько лет назад семья капитана эмигрировала в США.
     В Одессе создан «Благотворительный фонд капитана Морозова». Его цель — это, прежде всего, оказание правовой, материальной и социальной помощи капитанам морских судов, морякам и членам их семей, а также развитие морской отрасли в Украине. Так вот, в планах фонда есть пункт, на который нельзя не обратить внимание: «Создать Музей памяти погибших на теплоходе «Адмирал Нахимов» имени капитана М. А. Броуна и увековечить его память мемориальной доской на доме, где он жил в Одессе». Но родился-то Михаил Абрамович в нашем городе!
     Интересно, что думают по этому поводу в Харькове?


Дом, в котором жил Михаил Броун (ул. Рымарская, 26. Харьков).
Фото Л. Леонидова

     От редакции:

     Михаил Абрамович Броун был опальным капитаном и в открытую возмущался пароходскими беспорядками.
В роковом рейсе отставной капитан руководил плавпрактикой курсантов «шмони», школы морского обучения. Когда на лайнере погас свет, Михаил Абрамович не прыгнул за борт, а побежал вниз, к подопечным, — будущие мотористы, как водится, ютились на самой нижней палубе. Капитан Броун вел своих салажат кратчайшим путем через аварийный выход машинного отделения, но люк оказался заварен…
     Тела погибших практикантов и их руководителя водолазы извлекли через вырез в борту.
     На могильной плите уже пятнадцать лет парит чайка, душа моряка, вдали зловещий силуэт двухтрубного «Нахимова».
     Михаил Абрамович порывался взять в учебный рейс внучку, но, к счастью, не взял. Говорят, он был идеальным дедушкой.

Редакция благодарит
Алексея Васильевича Морозова
за присланные документы и фото капитана Броуна