2005
октябрь
10 (75)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ДВЕ РЕЦЕНЗИИ НА ДВЕ КНИГИ

Лариса Воловик, Харьков

КНИГА ПАМЯТИ

    Выход любой книги по Холокосту всегда событие для историков, исследователей, особенно, если в ней — новые факты, документы или серьезный научный подход и выводы автора.
«Книга пам’яті Дробицького яру: Спогади. Нариси. Документи».
Автори – укладачі:
В. Лебедєва, П. Сокольський.
Харків, Прапор, 2004.
    Первый раздел «Свід­чать документи» повторяет издание 1991 г. книги «Скажи, Дробицкий Яр» тех же авторов. И если в 1991 г. приведенные в книге архивные документы были изданы тоже не впервые, то, по крайней мере, они еще не были известны каждому харьковскому исследователю. Обе вышеупомянутые книги разделяет 14 лет, и это не просто временной промежуток, а целая эпоха в исследовании и изучении Холокоста. К сожалению, авторы-составители не только ничего не добавили нового, а иногда просто сократили информативную часть своей прежней работы. К примеру, в разделе «За 705 дней до Нюрнберга» исчезли, к сожалению, протоколы допроса обвиняемых Рецлава и Буланова, касающиеся «газовых автомобилей» («душегубок», как называли их в народе), которые были впервые применены в Харькове.
    В приведенных в книге архивных документах много небрежностей — так, на стр.10 приводятся «Відомості про кількість виселених євреїв у 10-й район міста...», где по 14 району вместо 36 семей показано — 6, вместо 792 м2 освобожденной ими площади показано — 92 м2 (ГАХО Ф 2982, оп.3, д.16, л.8).
    Второй раздел книги «Між життям і смертю» состоит из воспоминаний, три четверти из которых повторяют первое издание. Новая книга дополнена воспоминаниями переживших. Но непонятен принцип составителей, по которому подбирались воспоминания, почему-то исчезли интересные воспоминания тех, кто жив и вносит большой вклад в сохранение памяти жертв нацизма — это и воспоминания Е. Щербовой, председателя харьковской организации бывших узников гетто и концлагерей, награжденной Президентом Украины орденом княгини Ольги за «незламну волю до життя у роки Другої світової війни та активну громадську діяльність» (и ее матери Р. Беркович), Л. Леонидова, председателя областного комитета «Дробицкий Яр» и др. Похоже, что «сработало» личное отношение к ним, что совершенно недопустимо для уважающих себя авторов. Воспоминания Е. Сумцовой «Навсегда этот день запомнила» в новом издании переименованы «Усе було так тихо, спокійно…» и даны уже от имени Е. Креславской (по мужу Сумцовой).
    В книгу введен новый раздел «Людське братерство». Это воспоминания о праведниках, иногда написанные самими спасителями. Хотелось бы услышать истории спасения от самих спасенных, к тому же многие из них живы и живут в нашем городе.
    Как положительный факт, хочется отметить расширение мартиролога Дробицкого яра. Но, описывая в преамбуле общий принцип составления мартиролога, авторы-составители не сделали, на мой взгляд, основного — нет сносок, указывающих источники получения конкретных сведений (данных). (Я имею в виду, к примеру: * — получены от родственников, знакомых;
** — из газетных публикаций и пр). Почему я обращаю на это внимание?
    Фамилии жертв Дробицкого яра, в основном, всеми, кто занимается историей Холокоста в Харькове, взяты из так называемых «желтых списков», сохранившихся в ГАХО. Есть и архивные акты свидетелей с фамилиями и адресами. Это — основной источник. Приводя эти акты в книге, ее составители не всегда вносят упоминаемые жертвы в мартиролог, помещенный в конце книги. При бег­лом просмотре я нашла 10 не внесенных фамилий, не говоря уже о расхождениях в возрасте, именах и пр. К сожалению, в мартиролог попали фамилии выживших и живущих сейчас людей.
    В последнее время в харьковский музей Холокоста поступает много замечаний по фамилиям, адресам, возрасту погибших, и ссылки на источники получения списков фигурантов были бы к стати при сверке и уточнении спорных позиций.
    Безусловно, списки жертв Дробицкого яра, как и любых других яров, еще не раз будут дополняться, уточняться, и это нормальный процесс. Хочется только пожелать избегать небрежности в этой работе.

Фото 1. Памятная доска
с кладбища № 3
Фото 2. Мемориальная доска на здании бывшей сеногоги на ул. Гражданская

    В книге приведены ряд фотографий погибших, спасенных, спасителей, некоторых событий. Обращу внимание на одну фальсификацию — в книге приведена фотография и подпись под ней «Памятная доска на улице Гражданской в Харькове» (фото 1). В действительности, на фото мемориальная доска с могилы на кладбище №3, где перезахоронены останки евреев, загубленных в синагоге на Гражданской. На самом здании бывшей синагоги висят две мемориальные доски, рассказывающие о трагедии. Установлены они областным комитетом «Дробицкий Яр» совместно с др. организациями, и не знать об этом составители книги не могут (фото 2). Произошла удивительная вещь — в предисловии книги «От авторов», где они описывают историю увековечивания памяти харьковских евреев — жертв нацизма, нет даже упоминания о Стене Скорби на месте бывшего гетто, установленной еще в 1992 г., когда слово «еврейское» еще мало где произносили. Нет ни слова о первом памятнике «Праведникам мира» (1997 г.), о памятнике «Жертвам Холокоста» (1998 г.) в Дробицком яру, на мемориальной доске которого сказано о 16 тысячах евреях, уничтоженных нацистами, о Меноре при въезде в Дробицкий Яр и о многих-многих других вещах. Вероятно, потому, что все это дела областного комитета «Дробицкий Яр»?
    Зато авторы-составители решили писать историю по-своему: на стр. 6 читаем — «… при обласному відділенні Українського фонду культури було створено громадський комітет «Дробицький яр», першим головою якого став П. Сокольський. Згодом комітет очолив... С. Давидов». Это уже полная фальсификация фактов — первым председателем организационного комитета «Дробицкий Яр» был Савелий Давыдов, он же был и инициатором его создания. После официальной регистрации в 1991 г. оргкомитет стал называться «Харьковский областной комитет «Дробицкий яр» (со дня регистрации и до сего дня его председатель Леонид Леонидов). С. Давыдов многие годы (до самой своей смерти) руководил группой «Дробицкий яр» при Харьковском отделении Украинского фонда культуры. Но это уже на совести авторов-составителей. Дата открытия мемориала в Дробицком яру Президентом Украины (стр. 6) не 12.12.1992 г., а 13.12.2002 г. Таких замечаний достаточно много, но не имеет смысла их приводить, т. к. это, в сущности не меняет общей тенденции подбора и подачи материала в рецензируемой книге.
    Что касается самой книги — она хорошо издана, с хорошим качеством фотографий (что бывает редко), а главное, тиражом в 10 тысяч экземпляров! С этим можно искренне поздравить авторов-составителей.