2005
октябрь
10 (75)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

М Н Е Н И Я

Ицхак Мошкович, Иерусалим

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ГАЗУ

     После выдворения еврейских поселений из Газы и вывода оттуда израильских войск в стране наступил период ожидания чего-то такого, что никто предвидеть не в состоянии. Одни в своей великой наив­ности надеются на то, что Ариель Шарон точно знает, чего добивается и чего следует ожидать после того, как он удивил мир односторонним шагом. Другие оскорблены и возмущены тем, что в такой напряженный период истории страны нами управляет не мудрость, не осмотрительность и не забота о национальной устойчивости, а амбиции престарелого лидера, озабоченного, в основном, финалом собственной жизни и карьеры.
     Отрицать возможность предвидения будущего так же глупо, как глупо рассчитывать на то, что кто-нибудь способен, сложив и перемножив миллионы векторов, влияющих на ход событий человеческой истории, по каким-то формулам предсказать, что произойдет, если поступить так или иначе. И тот и другой подходы неверны, потому что известны случаи точных предсказаний и, как показывает опыт, не всякий предсказатель может предсказать. Ничего такого нет, и рассчитывать на такие вещи не стоит. Тот факт, что будущее одного человека — мы это наблюдаем довольно часто — удается предсказать (Об этом поговорим в другой раз), вовсе не означает, что отставной генерал в роли премьер-министра, может быть столь дальновиден, что знает, к чему приведут его решительные шаги. Интуиция? — Слишком неопределенно, чтобы можно было полагаться, когда речь идет о судьбе народа и государства. Вывод прост: совершенное совершено наудачу. Вот мы и затаили дыхание в ожидании того, куда нас его удача заведет. А поскольку в молодости этого военачальника сопровождала удача, то третья категория израильтян, и таких очень много, считают, что прикрыты зонтиком шароновской удачи.
     Третья позиция — нравственная, то есть та, которая по идее должна была превалировать, то есть быть на первом месте.
     Парадокс переживаемого еврейским народом периода истории я вижу в преобладании грубого рационализма в сознании явного большинства евреев. Голый прагматизм неизбежно освобождает от учета нравственных принципов, и это, безусловно, опаснее всех просчетов при решении политических, экономических и военных задач.
     В моей памяти до конца моих дней останутся картины разрушения очагов еврейской жизни, и параллельно этому в памяти звучит: «Дер штейтл брент». Мне говорят, что эти аллюзии неуместны, потому что в песне оплакивается штейтл, сожженый погромщиками. Так вот я утверждаю, что, если сравнение нерелевантно, то только потому, что сожжение еврейского штейтла врагами, по крайней мере, понятно, потому что его сожгли враги, а в Газе наши штейтлы разрушались по приказу нашего правительства и руками наших солдат. Это еще страшнее и аморальнее.
     Во время этих событий несколько раз демонстрировалась сцена: поселенец и генерал, обнявшись, обливаются слезами. Я предпочел бы видеть, как генерал, сняв погоны, отказывается от выполнения аморального приказа. Это стало бы прецедентом нравственному подходу к выполнению приказа делать то, что в обязанности генерала не входит и, к тому же, безнравственно.
     Обращает на себя внимание позиция некоторых историков, напоминающих нам, что Газа никогда и ни в какие времена не входила в состав государства Иудея. Уместен вопрос: а Иудея входила в состав Иудеи? (А Восточная Пруссия входила в состав Российской империи)? Если да, то почему не признать право Израиля на Иудею? Что касается Самарии, то территория к северу, начиная с Эфраима и дальше, — это же и был древний Израиль. Так почему этот исторический факт не принимается во внимание теми же историками?
     А причина очень проста: большинство зачинщиков и исполнителей акции «одностороннего отделения» и огромное большинство как сторонников, так и противников этого трагического шага судачат сегодня о целесообразностях, об экономических выгодах, об улучшении отношений со странами Запада, о том, как высок градус благорасположения американского президента. Люди, склонные к тому, чтобы смотреть в корень и видеть то, что не видно другим, судачат, кто на страницах газет, а кто в очереди к зубному врачу, на тему о том, каковы скрытые от людских глаз намерения мудрого Шарона.
    Никто не скрывает нелишенного злорадства ожидания, что арабы, освободившись от израильского присутствия в Газе, немедленно передерутся между собой, весь мир увидит, чего они стоят на самом деле, и, более того, своими действиями и атаками на приграничные города и кибуцы, арабы дадут повод израильской армии для бомбежек, а если не угомонятся, то наземных операций против их террористических центров.
     Может быть. Все может быть, потому что ситуация слишком сложна, чтобы быть предсказуемой.
     Замечена закономерность: чем левее, тем аморальнее. Причин несколько:
     Левые, иначе говоря, социалистические, идеи никогда и нигде не были осуществлены. Ни на одном из уровней. Идеологии и программы всевозможных социалистов, включая национал-социа­листов, национал-коммунистов, либеральных и демократических социалистов, даже если они выдвигались и предлагались искренне верящимися в эти глупости людьми, опираются на строго научные суждения и идеи без учета нравственного характера путей достижения поставленных целей.
Совсем недавно лидер супер-левой партии ЯХАД Йоси Бейлин в связи с бомбардировками арабскими ракетами «Кассам» израильских населенных пунктов заявил: Израиль не должен реагировать на насилие и провокации со стороны ХАМАСа. «Мы призываем правительство не становиться заложниками политики ХАМАСа и не попадать в его западню. Мы не позволим экст­ремистам с обеих сторон разрушить наши планы. Мы здесь, и мы примем свою повестку дня».
     Следуя этой «мысли» доктора Бейлина, Израиль и его руководство должны быть озабочены не борьбой против террористов и защитой своих граждан от обстрелов, а тем, чтобы «не разрушить планы» социалиста Бейлина. У него есть согласованный с социалистической «научной» теорией план и повестка дня. Ради этих планов — пусть горят еврейские дома, пусть рушатся синагоги и все, созданное руками опекаемых им трудящихся, но планы и повестка дня не должны пострадать. Ради светлого будущего этих самых трудящихся.
     Таков стиль мышления социалиста. Любого. В ХХ веке мы уже видели, к чему привели такие идеи и такая политика, когда идеи овладевали массами.
И, тем не менее, несмотря на сказанное выше, у меня нет впечатления, что израильское общество якобы расколото. Фанатики и экстремисты неизбежно водятся в любом обществе, насчитывающем от ста и больше членов, и таковых предостаточно у нас. Например, Бейлин не экст­ремист. Это человек, наивно полагающий, что государственное строительство и политика в экономической, социальной, внешнеполитической и военной областях может строиться на основе «научных» планов и теорий. Он убежденный сионист, но сам по себе сионизм, который утверждает только одну простую мысль, как возвращение евреев из рассеяния на Землю предков, его не удовлетворяет. Ему, как многим тысячам бейлинистов и антибейлинистов из соцлагеря, чтобы идти вперед, необходима строго аргументированная «теория». Таковую можно найти в трудах Маркса, Ленина, Троцкого, Кауцкого — их целая библиотека и постараться использовать эти «научные» лекала для создания своих чертежей и планов Ближнего Востока. Лекала Шимона Переса — главного авторитета израильской социал-демократии, главного конструктора планов «Нового Ближнего Востока» и главного идеолога самого бессмысленного, какой только известен в истории, плана Осло — отличаются от лекал и штампов Йоси Бейлина, но по сути речь идет о том же:
     1. Если факты не очерчиваются заданными лекалами, значит виноваты факты.
     2. Достижение поставленной «повестки дня» стоит приносимых жертв.
     Все эти люди сионисты, то есть они за Сион и за то, чтобы в Сионе жили евреи, но ради Сиона они готовы идти по пути обмена территорий на мир. А где, собственно, Сион, и каковы его пределы и границы? Это следует решить в ходе переговоров. С террористами, у которых своя программа: ликвидировать «сионисткое образование»? А как же? Учил же нас лейборист Ицхак Рабин, что «переговоры ведутся с врагами».
     В представлении значительной части израильского общества вся эта абракадабра по-прежнему считается «научной теорией».
    В Израиле, как в микромире, отражающем все картины и процессы макромира, отражены все парадоксы землян. При всем разнообразии укладов и ментальностей жителей нашей планеты и при всем том, что в кругах свободомыслящих людей патриотизм не в моде, любой землянин патриот этой планеты, потому что другой у нас нет. И мы, насмотревшись голливудских фильмов, всерьез — любой из нас — скажем, что готовы защищать эту планету от злонамеренных пришельцев из Космоса.
     У евреев нет другой еврейской страны, а любая другая страна, чтобы там ни говорили и как бы хороша она ни была, чужая. Поэтому гражданин Израиля — не сионист или антисионист, это нонсенс, бессмыслица.
     Первым сионистом был наш праотец Авраам, а мы со всеми нашими разногласиями, ведем себя примерно так, как наши предки, которым Моисей однажды сказал: Вперед, за Иордан! Там наша Земля — Эрец Исраэль. По крайней мере, в этом вопросе раскола в израильском обществе нет, а отдельные анти-, не согласные с этим, в катастрофическом меньшинстве.
     А в Газу еще придется вернуться. Я так думаю.

Прислано в редакцию автором.