2005
декабрь
12 (77)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
ЕВРЕЙСКИЙ  ЮМОР

СМЕЁМСЯ  НАД  СОБОЙ

    Что такое еврейский юмор? Связан ли он с умением смеяться над собой и над всем миром, несмотря на все беды и трудности? Почему он так часто затрагивает учёность или отсутствие таковой? Нет такой области еврейской жизни, о которой не было бы еврейских шуток!
    Возьмём число «десять», имеющее столь богатые ассоциации в еврейской культуре. Десять заповедей — основные законы, данные нам на горе Синай. Десять человек для «миньяна» — минимально необходимое число участников в коллективной молитве. Десять казней в наказание египтянам, не позволявшим евреям уйти из Египта, когда Моисей обратился к Фараону с призывом «отпусти народ мой!». Десять разведчиков из двенадцати, проникших в страну Обетованную, чтобы установить, могут ли войти в неё евреи. Эти десять разведчиков донесли, что у евреев ничего не получится, и народ сорок лет скитался по пустыне, пока не стал единым нацио-нальным целым и смог войти в страну, обещанную Б-гом.
    Обо всём об этом можно поговорить. И совсем не обязательно сразу обо всём. Вот вам одна история.

    Это случилось, когда Гитлер ввёл чрезвычайные нюренбергские законы против евреев.
    Приехал в баварский городок цирк. Афиши обещали горожанам удивительный аттракцион: человек в львиной шкуре войдёт в клетку с тигром и вступит в единоборство с диким зверем. Для исполнения этого номера приглашались добровольцы. Единственным добровольцем оказался еврей с жёлтой повязкой на рукаве, которая, в соответствии с нюренбергскими законами, указывала на его национальность.
    — Да ты еврей! — воскликнул директор цирка.
    — Кто ещё возьмётся за такое дело, кроме еврея? — печально сказал доброволец. — Меня больше никуда не берут.
    — А ты не боишься? — спросил, усмехаясь, хозяин. — Это штука опасная! Тигр запросто тебя сожрёт.
    — Знаю. Но какое это имеет значение! — скорбно произнёс еврей. — Семью-то кормить надо!
    В цирке яблоку негде было упасть. Все ждали главный номер программы. И вот на арене появился еврей, дрожа всем телом. На глазах у изумлённой публики он накинул на плечи львиную шкуру. Рыча, как настоящий лев, на четвереньках влез в клетку. А вот и тигр! Его алчные зелёные глаза горели диким огнём! Еврей содрогнулся от ужаса.
    «Мне конец!», — подумал он и возопил, как это делают евреи в свой смертный час:
    — Шема, Исраэль! Слушай, Израиль!
    — Адонай Элоэйну, Адонай Эхад!Г-сподь Б-г наш, Г-сподь Единый! — так же истово произнёс тигр.
    — Ох! присел от неожиданности еврей. — Ты испугал меня до смерти! Я думал, ты и вправду тигр.
    — Ну что же это? — фыркнул тигр. — Думаешь, что ты единственный еврей в Германии, которому охота заработать?