2005
июль
7 (72)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
ФАКТЫ   МНЕНИЯ  СОБЫТИЯ

РЕПЛИКА НА РЕПЛИКУ

     В № 4(69) «Дайджест Е» была напечатана статья Павла Поляна «Два миллиона не спасенных евреев», дающая пищу для размышлений. Статья вызвала реплику сопредседателя НПЦ «Холокост» Ильи Альтмана (Москва) (см. «Дайджест Е» № 5 (70). Реплика касалась не содержания, а неких взаимоотношений авторов.
     Редакция получила ответ Павла Поляна. И хотя нам не хочется затевать полемику по вопросам, которые можно решить в личном порядке, не вынося их на страницы газеты, но было бы некорректно, предоставив место одному автору, отказать в ответе другому.
     Ниже мы помещаем «реплику на реплику» Павла Поляна (Москва) и этой публикацией закрываем «околостатейную» тему.
     Редакция будет признательна глубокоуважаемым авторам за их статьи, которые они пожелают прислать для публикации в газете, но впредь не будет участвовать в выяснении отношений.

Главному редактору газеты
«Дайджест Е» Ларисе Воловик

     Уважаемая госпожа Воловик, прошу Вас поместить в следующем номере мой ответ И. А. Альтману:
     «На днях мне стало известно о перепечатке в Вашем издании моей заметки, ранее опубликованной в «Московских новостях», а также о публикации реплики И. А. Альтмана на эту заметку и на Вашу републикацию.
     Знакомство с текстом реплики вынуждает меня ответить на нее хотя бы в нескольких словах.
     Общегазетная манера сокращать и даже модифицировать авторские тексты (я не имею в виду газету «Дайджест Е» — П. П.), подчас и неавторизуя делаемые изменения, – черта несимпатичная, но распространенная (так, и сам Илья Альтман однажды опубликовал в своем Бюллетене один мой рабочий текст, в таком виде для публикации не предназначавшийся: я посетовал, он, сославшись на спешку, извинился – все!).
     Точно такой же казус имел место и в случае публикации, так взволновавшей Илью Альтмана. И печатный орган, и пишущий эти строки (узнавший о переживаниях И. Альтмана совершенно случайно) предоставили ему первичные тексты, содержащие как ссылки на Г. Костырченко, первым обнаружившего письмо Чекменева, так и на самого И. Альтмана, уделившего интерпретации этого документа несколько строк в своей монографии «Жертвы ненависти. Холокост в СССР». В других моих текстах, в частности, в рецензиях на указанную книгу Альтмана, которую я высоко ценю, этому эпизоду уже уделялось специальное внимание, о чем И. Альтман, кстати, сообщает и сам.
     Тем не менее выполненный И. Альтманом. тонкий филологический анализ банальных риторических фигур («Передо мной лежит…») вменяет мне идиотическое желание присвоить себе честь первопубликации документа, уже введенного в научный оборот другим: этот вывод, однако, решительно не имеет опоры в тексте моей заметки.
     Контексты, в которых информация, могущая быть почерпнутой из письма Чекменева, рассматриваются у Костырченко, у Альтмана и у меня, совершенно разные, что не исключает отдельных пересечений.
     Весь «инцидент» высосан из мизинца и отношения к научной этике не имеет.

Павел Полян, Москва