2005
август
8 (73)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
АРХИТЕКТОРЫ   И   АРХИТЕКТУРА

«У меня много крупных заказов»
Интервью с архитектором нового музея Яд Вашем в Иерусалиме Моше Сафди
об архитектуре и еврейской идентичности


Архитектор Моше Сафди

    Американский архитектор Моше Сафди, родившийся в 1938 году в Хайфе, проектировал знаменитые здания в Канаде, Америке и в Восточной Азии. К его последним наиболее известным работам принадлежат новый музей Яд Вашем в Иерусалиме и аэропорт имени Бен-Гуриона в Тель Авиве. С Моше Сафди беседует Ульф Майер.

 

     У.М.: Ваш проект нового музея Яд Вашем в Иерусалиме отличается яркой изобрази­тельной силой и повествовательностью. Сначала посети­тели спускаются вниз, попадая в преисподнюю Холокоста, а затем поднимаются наверх, к свету, как бы вознаграждая себя панорамным видом Земли обе­тованной. Памятник жертвам Холокоста Питера Айзенмана в Берлине, наоборот, лишен вся­кой риторики. Как Вы относи­тесь к новому памятнику жерт­вам Холокоста, являющемуся примером чистой, абстрактной архитектуры?

     М.С.: Перед нами стоя­ли абсолютно разные архитектур­ные задачи. Я должен был по­строить музей, а Айзенман — мемо­риал. Я считаю правильным, что Айзенман одновременно построил и «центр памяти», потому что без исторического контекста его па­мятник не может быть понят. Его субьективный и несколько мрач­ный проект является метафорой одновременно кладбища и памят­ника-предостережения немецкому народу. По воле случая этот па­мятник был спроектирован еврей­ским архитектором изНью-Йорка. Меня впечатляют масштабы па­мятника и его место в городе.

     У.М.: Недавно в Еврейском Музее в Берлине проводилась выставка на тему еврейской идентично­сти в архитектуре. Как Вы к этому относитесь? Считаете ли Вы себя исключительно еврей­ским архитектором? Айзенман говорит, что евреем он ощуща­ет себя только в Берлине. Ис­пытываете ли Вы тоже самое?

     М.С.: Для большинства евреев, рожденных в Израиле, во­прос еврейской самоидентифика­ции не стоит, но точно также я могу ощущать себя израильтяни­ном, канадцем или американцем, это еще ничего не говорит о моей «еврейской идентичности».

     У.М.: В настоящее время Вы рабо­таете над проектом нового зда­ния «Institute of Peace» в Вашинг­тоне, которое будет возведено напротив мемориала Линкольну. В Берлине Вы целенаправленно собирали информацию о совре­менных конструкциях стеклян­ных крыш, чтобы использовать этот опыт в американской сто­лице. В Германии же Вы до сих пор ничего не строили — почему?

     М.С.: За исключением одного небольшого дома в Шот­ландии мне, к сожалению, до сих пор еще не доводилось строить в Европе. Сейчас я нахожусь в завидном положении, у меня нет необходимости без специального приглашения принимать участие в конкурсах, так как у меня много крупных заказов.

     У.М.: Вы также заняты разработ­кой генерального плана за­стройки и реконструкции запад­ного Иерусалима, где Вы пытае­тесь приостановить повсемест­ное строи­тельство высотных зданий. Вашингтон служит для Вас моделью большого густона­селенного города, который пре­красно обходится без высотных домов. Градостроители Берлина пытаются достичь того же...

     М.С.: Я считаю пра­вильным, что Берлин в своей ар­хитектуре придерживается улиц, сформированных окружающими их зданиями. Высотное здание, как элемент городской архитек­туры, уже вышло из моды. На­много важнее сейчас было бы по­думать о бульварах. Что касается Иерусалима, то здесь, я считаю, консервативный подход наиболее правильным.

     У.М.: Вы начали работать в Израи­ле с 1970 года. Сегодня, пожалуй, не найдется второго современ­ного архитектора, который бы внес такой огромный вклад в ландшафт современного Иеруса­лима, особенно в Еврейском квар­тале, а также за пределами Ста­рого города. Например, Ваш Heb­rew Union College с прилегающей территорией кампуса. В то же время жилищно-торговый квар­тал Мамилла, начатый Вами в 1972 году до сих пор не закончен. Вас это расстраивает?

     М.С.: Мои постройки в Иерусалиме всегда были ис­точником расстройства. Сначала зеленые были против, потом ар­хеологи, а затем уж и раввины. Но наконец-то строительство на­чалось. Если бы этот проект не был в Иерусалиме, я бы давно от него отказался. Однако здесь я испытываю чувство ответствен­ности по отношению к этому про­екту. Кто хочет строить в Иеруса­лиме, должен начинать это смо­лоду, так как строительство здесь может затянуться более чем на четверть века, прежде чем про­ект увидит свет. Мой проект пере­стройки территории у Западной стены Храма, видимо, никогда не будет реализован. Хотя, с другой стороны, никогда не говори «ни­когда»...

«Zukunf», №6/2005