2006
февраль
2 (79)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ШАГ В ИСТОРИЮ

Даниэль Пайпс, New York Sun

ИСТОРИЧЕСКАЯ РЕЧЬ
ПРЕЗИДЕНТА ПАКИСТАНА

    Когда в конце 1997 г. произошло падение курса валюты Малайзии, премьер-министр этой страны Махатир Мохамад заявил о наличии у него «точной, не вызывающей сомнения информации» о том, что виноваты в этом евреи. «Мы не хотим сказать, что это — заговор евреев, но в действительности начало этому падению валюты положил еврей, и — можете назвать это совпадением — [финансист Джордж] Сорос — еврей». Махатир Мохамад далее сказал, что таким же образом, каким «евреи ограбили бы палестинцев … так они поступают с нашей страной».
    Антисемитизм Махатира настолько типичен для выступлений в мусульманском мире в наше время, что я провел «тревожную параллель» между ними и антисемитизмом в нацистской Германии 1930-х гг.
    На этом фоне становится ясным историческое значение речи президента Пакистана Первеза Мушаррафа, произнесенной им 17 сентября этого года перед членами Американского Еврейского конгресса. По совпадению с упомянутым выше заявлением Махатира, он также отметил роль Джорджа Сороса, но в совершенно ином контексте — он назвал его символом еврейской финансовой доблести.
    Президент Мушарраф с похвалой отозвался о еврейских группах в Соединенных Штатах, отметив, что они были «в первых рядах оппозиции против этнических чисток мусульман в Боснии», и добавил: «Мне стало известно, что самый большой вклад в нормализацию положения в Боснии внес еврейско-американский бизнесмен и филантроп Джордж Сорос».
    В большинстве сообщений печати о речи Мушаррафа основное внимание уделялось вопросу о возможности установления Пакистаном дипломатических отношений с Израилем (например, Агентство новостей «Reuters» сообщало: «Пакистанский лидер призывает американских евреев оказать помощь в установлении мира»). Но потенциально важно — не только то, что Мушарраф произнес речь, обращенную к еврейской организации, — но и то, что в этой речи содержались уважительные, корректные и дельные суждения о свойствах евреев.
    Он начал свою речь с важного высказывания о том, что евреи и мусульмане «имеют и много схожих свойств, и некоторые расхождения (few divergences) в своих верованиях и культуре». Затем он отметил три специфических свойства: вера в единственность Бога, схожие способы приветствий и схожие выражения, имеющиеся в Талмуде и Коране. Что же касается Моисея, указал он, то это — пророк, о котором часто упоминается в Коране.
    Президент Мушарраф отметил, что «многие события в жизни и истории наших народов переплетаются». Затем он более подробно остановился на вопросе о «богатой и очень длительной» истории взаимодействия двух обществ. Он упомянул о «блестящих примерах» Кордовы, Багдада, Стамбула и Бухары, золотом периоде существования мусульманской Испании и о совместных переживаниях во время испанской инквизиции (joint experience of the Spanish Inquisition). Обобщая, он корректно отметил, что евреи и мусульмане «не только сообща жили и пользовались благами преуспевания, но и сообща страдали».
    На фоне этих высказываний президент Мушарраф назвал период времени после 1945 г. «аберрацией», заблуждением. Как я также отмечал, 1945-й год был переломным годом, характерным тем, что евреи перестали покидать христианский мир и направляться в страны мусульманского мира; они стали перемещаться в противоположном направлении. Другими словами, в прошедшие шесть десятилетий резко изменилась структура перемещений, существовавшая 13 веков. М-р Мушарраф не стал приписывать кому-либо вину за этот «водоворот», и ограничился высказыванием о том, что подобные проблемы возникли во время «самого кровавого века человеческой истории».
    Он одобрительно отозвался о роли американских евреев в деле защиты боснийских мусульман и сказал, что они достойны похвалы за готовность оказывать «юридическую и иную поддержку» мусульманам в Соединенных Штатах. «Я хочу выразить признательность за эти действия и высоко ценю их», — сказал он. П. Мушарраф также польстил евреям, назвав их «возможно, самой выдающейся и влиятельной общиной в Америке». Говоря о будущем, он подчеркнул важность проявления сочувствия в процессе исправления мусульманско-еврейских отношений к лучшему.
    Чтобы оценить значение этой речи, нужно понять, как ее воспринимают мусульмане, «услышать ее ушами мусульман». Например, о Холокосте он сказал, что это — «самая большая трагедия» еврейского народа; может быть, это не звучит слишком необычно, но для большого числа мусульман (в том числе, для палестинского лидера Махмуда Аббаса), отрицающих факт Холокоста, это заявление является важным.
    Речь президента Мушаррафа может оказать существенное влияние на отношение мусульман к евреям только в том случае, если это будет частью более широкого движения. В отведенный на задание вопросов период я спросил президента, предпримет ли он какие-либо шаги для того, чтобы его видение и понимание «еврейского вопроса» получило распространение. Он признал, что еще не продумал, что делать дальше, но здесь, в окружении большого числа людей и перед целым «букетом» телекамер, он пообещал предпринять именно такие шаги.
    Описанное выше обращение президента Мушаррафа к евреям — это часть его более широкого проекта создать «Движение умеренности» в исламе. Хотя до сих пор по этому вопросу ведется больше разговоров, чем действий, даже такой разговор — важное достижение. К сожалению, только Мушарраф и другой мусульманский лидер — король Иордании Абдалла Второй — высказываются за создание умеренной версии ислама, но хорошо, что, по крайней мере, эти руководители имеют подобные намерения.
    Усилия, предпринимаемые президентом Мушаррафом, заслуживают понимания и поощрения.

Даниэль Пайпс, New York Sun
Перевод с английского
Анатолия Курицкого
Оригинал статьи на английском языке:
Musharraf’s Historic Speech