2006
март
3 (80)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ШАГ  В  ИСТОРИЮ

Йорам Шпыркин

ГЕРМАНИЯ ПРИЗЫВАЛА
К ДЖИХАДУ ПРОТИВ ГЕЙНЕ

    17 февраля Гер­мания отмечала150-ю годовщину со дня смерти одного из величайших немецких литераторов, поэта Генриха Гейне.
    Он родился евреем, расчетливо обратился в христианство и был выдворен во Францию, неугодив прусским властям. В своей поэзии Гейне с иронией писал о всех гранях своей жизни, даже о собственной болезни, неумолимо ведшей его к смертному одру. Он продолжал шутить даже за несколько месяцев до кончины и даже в прощальном письме матери острил по поводу своих житейских неудач. Кстати, именно в том прощальном письме Гейне обратился к собственному еврейскому прошлому и подписался именем «Гарри» — тем самым, которым нарекли его при рождении.
    Подписавшись именем еврея Гарри, поэт пошел на своего рода уступку матери — таким образом, пишет на страницах берлинской газеты «Tagespiegel» литературовед Керстин Декер, он отказался от христианина Генриха. В подтверждение тому Декер цитирует собственные слова Гейне о том, что христианство для него было не более чем инструментом в поэзии.
    Гейне обратился в лютеранство, чтобы закончить университет. К счастью для литературного мира, революционные устремления поэта не позволили ему устроиться на государственную службу. Как пишет Декер, Гейне актуален сегодня так же, как и полтора столетия назад. «Мы живем в эпоху иронии, и Гейне был первым человеком, который превратил иронию в искусство, — пишет Декер. — Гейне привнес легкость даже в самые тяжелые темы, включая и собственную надвигающуюся смерть. Ирония — это искусство не позволять трудностям затягивать себя и вместо этого уметь смотреть на происходящее на расстоянии, наблюдать за происходящим со всех сторон».
    Керстин Декер называет Гейне сыщиком, который хотел вывести на поверхность все методом юмора и сатиры. «Гейне был самодовольным поэтом, — пишет она. — Он был для тогдашней Германии тем, чем стали для сегодняшнего ислама несколько датских карикатуристов. Даже во времена Гейне Германия призывала к джихаду против его юмора».
    Клаус Биттерманн из немецкого издания «Juedische Allgemeine» говорит, что все хотят считать Гейне своим. «Немцы хотят вернуть Гейне в Германию, социалисты выдают его за своего, — пишет он. — Как бы то ни было, Гейне предлагает каждому что-то интересное, что-то свое — сатиру, записки путешественника, поэмы, баллады, аналитику, литературную критику и многое другое».
    В журнале «Die Zeit» критик Якоб Хессинг называет Гейне «немцем и одновременно евреем»: «Он обратился в христианство, но, в конце концов, понял, что симбиоза, к которому он стремился, не существует».