2006
май
5 (82)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ПАМЯТЬ И ПАМЯТНИКИ

Письмо в редакцию

КАМЕНЬ ЗАГОВОРИЛ

     Добрый день! Лариса, Ваше блистательное письмо харьковчане слушали с таким вниманием и удовлетворением, что словами это передать невозможно. Это надо было видеть. Большое спасибо!
С уважением, Марк Раковский.

    Погода 7 мая была как по заказу. Утро стояло солнечное, прохладное, тихое и ласковое. Парк Холокоста на Шипсхедбее постепенно заполнялся людьми. Впервые в Бруклине, в этом известном месте, собралось человек 200 бывших харьковчан, они прибыли на открытие гранитного камня-памятника жертвам Холокоста Харькова.
    12 часов 15 мин. Михаил Брацлавский из «Davidzon Radio» открывает митинг.

    Звучат гимны США и Израиля в исполнении Анны Малкиной. Ребе Хаим Шнек, который много лет проводит службы в синагоге Beth Israel в Квинсе, начинает молитву на открытие камня. Затем харьковчане — З. Латышева, И. Найман, Е. Тайблин — открывают камень, снимая с него покрывало, сшитое из флагов США и Израиля. Звучит кадиш.

    Митинг продолжается. Звучит стихотворный диалог поколений: старшие (М. Раковский) — молодые (Л. Альтман). Рефреном каждого поколения звучат слова:
    Не дадим на земле
    Повторить Холо­кост.

    Слово — Зое Латы­шевой, удивительным образом спасшейся вместе со своим 3-летним братом Виктором из бараков Тракторного завода (ей тогда было 5 лет).
    Она вспоминает, и мы вместе с нею видим поток евреев-харьковчан, которых гитлеровцы гонят по Московскому проспекту в сторону ХТЗ. Перед глазами двигаются старики, женщины с детьми, их везут в колясках, на тачках. Перед нами — калеки, инвалиды. Кто задерживает движение, того пристреливают на месте. Зоя говорит сквозь слезы, и вместе с нею плачут земляки.
    Появление живого свидетеля харьковского Холокоста среди нас, харьковчан, здесь в Нью-Йорке и именно в дни, когда мы собрались открывать Харьковский камень, тоже удивительно. Ведь о ней много лет писала русскоязычная пресса Нью-Йорка, но в этом-то и заключается феномен жизни в громадном современном городе, где люди, проживая буквально рядом, ничего не знают друг о друге .Но вот мы началисерьезно заниматься нашим, таким необходимым для многих харьковчан, делом, и через несколько недель ропот скептиков уступил мес­то, вроде бы естественным, а на самом деле, чудесным вещам. Таким было появление в нашей когорте Ефима Тайблина, человека, проделавшего колоссальное количество работы по соединению земляков. Затем, с легкой руки Полины Менделевич, нам стала помогать газета «Еврейский меридиан».
    Итак, получив эстафету от Самуила Гиля (небольшой городок Хмельник), используя опыт Полины Менделевич (Каменец-Подольск), мы стали продолжать начатое ими дело. И хотя всякое начало — трудно, но вот раскачка кончилась, и уже стремительно, в течение ноября и декабря, харьковчане сумели собрать нужную сумму. В этом приняли участие жители Бруклина (Бенсонхерст, Сигейт, Брайтон, Шипсхедбей, Мидвуд), Квинса, Манхеттена, Фарракавэя, Ст. Айленда, Старо-Сити, а также и других штатов: Нью-Джерси, Коннектикута, Нью-Йорка, Калифорнии, Индианы, Лонг-Айленда. Этому способствовали энергично и целеустремленно: Ирина Найман, Нина Гиталис, Светлана Бренер, Ефим Тайблин, Анатолий Раковский, Аркадий Маламуд, Роман Нечаевский, Рая Приблуда, Люся Гирш, Лебора Блузер.
    Наш камень ожил и заговорил в полную силу, и мы готовы передать эту эстафету другим городам. Ребята из Киева, Днепропетровска, Львова, Донецка, Пол­та­вы, Луганска, просыпайтесь. В ваших городах — тоже тысячи невинно убиенных нацистами. В Парке Холокоста еще много пустых мертвых камней, оживите их!!!

    А наш митинг продолжается. Сарра Трембе зачитываетписьмо мэра Блум­берга, поздравляющего нас с открытием камня-памятника.
    Барбара Гликстайн, радио-корреспондент одной из американских компаний по вопросам здоровья, посетившая недавно Харьков, зачитывает письмо директора/основателя Харьковского музея Холокоста (единственного в Украине) Ларисы Воловик, в котором, в частности, говорится: «... я хочу выразить вам восхищение и уважение не только свое личное, но и всех моих харьковских коллег, за то большое и важное дело, которое вы сумели сделать, установив в Нью-Йорке мемориальный камень в память погибших евреев-харьковчан»!

    Михаил Брацлавский читает стихо­творение Евгения Евтушенко «Дробицкие яблони».
    Объявляется минута молчания в память всех погибших во Второй мировой войне.
    Затем выступили: Полина Менде­левич, которая тепло поздравила харьковчан с открытием мемориального камня; Ирина Хлевнер по поручению М. Нельсона; а также Е. Тайблин, А. Маламуд и др. Следует зажигание свечей.
    Митинг окончен, но в душе у каждого продолжают звучать слова Ефима Тайблина: пусть камень и маленький, но от него поднимается невидимый, но мощный луч неизъяснимой силы, устремленный прямо в небо (недаром сегодня стоит такая погода: воздух прохладен, прозрачен и тих). В луче носятся невидимые существа. Это души безвинно погибших, которые соединили живых.
    Люди зажигают свечи, вспоминая своих утраченных близких, и те оживают. Затем они, обращаясь к организаторам, трогательно их благодарят за этот печальный праздник. Праздник, потому что на нем происходят неожиданные встречи людей, невидевших друг друга 30-40 лет. Встречи, которые вдруг возвращают нам детство, юность и молодость.
    Праздник, потому что у харьковчан (для многих совершенно неожиданно) теперь есть родное намоленное место в Нью-Йорке возле крохотного камушка. Недаром Ефим Тайблин высыпал у подножия камня землю, привезенную из Харькова и от Стены Плача из Иерусалима.
    Праздник, потому что, встречая земляков в этом парке, каждый из прибывающих ощущает эффект возвращения в родной город после долгой разлуки. И этим настроением проникаются даже скептики, которые в изрядном количестве оказались на встрече.
    До свидания, земляки! Наш камень-символ стоит прочно и никуда теперь не денется с этого места. Будьте здоровы, друзья-харьковчане! До новых встреч!

Марк Раковский.
7 мая 2006 г. Нью-Йорк