2006
июль
7 (84)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

В МИРЕ

Юлиана Вилкос

АМЕРИКАНСКИЕ СТУДЕНТЫ-КАТОЛИКИ НАВОДЯТ ПОРЯДОК
НА ЕВРЕЙСКОМ КЛАДБИЩЕ
В БЕЛОРУССИИ

     КИЕВ (JTA) — Не часто в белорусской деревне Вселюб можно встретить американцев. Тем более с тяпками в руках.
    Одним жарким июньским днем председатель сельсовета деревни Василий Король в растерянности наблюдал, как группа американских студентов вместе с местными школьниками наводят порядок на здешнем еврейском кладбище, заброшенном после того, как 65 лет назад нацисты уничтожили все местное еврейское население.
    160 надгробных памятников с надписями на иврите были подняты и теперь стояли на солнце, обнесенные свежевыкрашенной алюминиевой оградой с большой звездой Давида на воротах. «Всего несколько дней назад, — сказал Король, — здесь был пустырь, где мальчишки гоняли в футбол». В довершение всего Король узнал, что ни у одного из американских визитеров здесь не похоронены родственники. Это были студенты католического университета Нью-Йорка, а единственным евреем в группе был 68-летний нью-йоркский врач-ортодонт Майкл Лозман, организатор этой поездки. «Почему вы этим занимаетесь?» — только и спросил озадаченный Король.
    Лозману задавали этот вопрос много раз с тех пор, как пять лет назад он начал привозить в Белоруссию группы американских студентов восстанавливать заброшенные еврейские кладбища. «Кто-то должен это делать, — отвечает он. — Тысячи евреев не вернулись домой из концентрационных лагерей и поэтому не могут больше заботиться о своих кладбищах. А мы хотим восстановить то, что в наших силах, чтобы нашим детям и внукам было куда вернуться, ощутить связь со своим прошлым», — сказал он.
     В 2001 г. Лозман наводил порядок на еврейском кладбище в белорусском городке Сапекине, где похоронены его прародители. С тех пор он организовал восстановительные работы на пяти других белорусских еврейских кладбищах, что составило часть его некоммерческого проекта «Восстановление восточноевропейских еврейских кладбищ». Эти работы проводились руками американских студентов, евреев и неевреев.
    Проект нынешнего года заслуживает особенного внимания в связи с его межрелигиозной направленностью. Впервые он привез в бывшую советскую рес­публику группу, целиком состоящую из неевреев — 10 студентов и два преподавателя из колледжа Сиена, расположенного недалеко от Олбани, столицы штата Нью-Йорк. Ральф Бластинг, декан гуманитарного факультета колледжа, был сторонником этого проекта, но беспокоился о финансовой стороне дела. Студентов предыдущих миссий Лозмана спонсировал Гиллель. Студенты колледжа Сиена должны были сами оплатить свою поездку, да плюс к тому собрать 10000 долларов на новую ограду. «Основная часть пожертвований поступила от частных фондов, — сказал Бластинг.     — Каждый из студентов заплатил за поездку в Белоруссию по 2300 долларов».
    Студент последнего курса Кристофер Бегли сказал, что эта поездка дала ему возможность «сделать что-то реальное». «Когда мы пришли на место, которое должно было быть кладбищем, то увидели пять или шесть камней, но в результате нашей работы обнаружили их более сотни. Это было какое-то удивительное чувство», — сказал он.
    Бластинг и Диана Строк-Лински, наставник по социальной работе в колледже, оба неевреи, вызвались сопровождать группу в Белоруссию за свой собственный счет.
    «Я не был уверен в том, что местная община сочтет восстановление заброшенного кладбища стоящим вложений нашего времени и денег, и скажут: нет, мы хотели бы, чтобы вы лучше отремонтировали нашу школу или еще что-нибудь», — вспоминает Бластинг. Студенты опасались, что им не будут рады в Белоруссии, в стране с авторитарным политическим режимом. Однако поездка превысила все ожидания. Перед отъездом американские студенты переночевали в домах местных семей, которые устроили очень теплый прием. В деревенской школе был объявлен конкурс на лучшее сочинение о Холокосте.
    «Так что этот проект не сводится только к кладбищам или межрелигиозным отношениям, это еще и дружеские связи, которые мы устанавливаем с жителями Белоруссии», — сказал Лозман.
    По словам Бластинга, селяне — и дети, и взрослые — всю неделю, пока на кладбище велись работы, приходили и помогали американцам устанавливать камни, очищать их, собирать мусор.

    «Они видели в надписях на иврите на камнях, которые нам удавалось очистить, свидетельство того, что когда-то здесь жила-была очень деятельная еврейская община, но однажды ее изгнали отсюда, и никто не вернулся, — сказал он. — Сейчас, по прошествии более 60 лет, они могут, по меньшей мере, заново установить памятники и сохранять место, которое подтверждает то, что когда-то здесь была еврейская община».
    Бластинг сказал, что только две женщины во Вселюбе до сих пор помнят нацистское вторжение в 1941 году. Они поделились с американцами своими воспоминаниями на встрече в местной школе. По их словам, когда началась война, во Вселюбе оставалось 40 еврейских семей. Не выжил никто. Американцы также узнали, что огромное еврейское кладбище, на котором до войны должно было быть несколько сотен памятников, использовалось для захоронения евреев, живших не только во Вселюбе, но и в других соседних деревнях.
    После торжественной церемонии на восстановленном кладбище, на которой Лозман прочел кадиш, директрисе местной школы Диане Цверко было неловко отвечать на вопрос о том, что она испытывает.
    «Честно говоря, мне стыдно, что мы раньше этого не сделали, — сказал она. — Это хороший урок для нас всех, урок того, как почитать мертвых — вне зависимости от их религии. Я знаю, что еврейскую общину Вселюба составляли преимущественно торговцы, которые пользовались уважением селян за свою благотворительность. Сейчас я готова к тому, чтобы создать архив и узнать о них больше».
    Лозман планирует продолжать свои восстановительные работы на кладбищах до тех пор, пока не иссякнет финансирование. Уже три колледжа сообщили ему о своем желании отправиться в Белоруссию будущим летом.