2007
январь
1 (90)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

27 ЯНВАРЯ                                         
ДЕНЬ                           
            ПАМЯТИ                   
     ЖЕРТВ
                                 ХОЛОКОСТА

* * *
Там, где их убили, разбили парки, построили дома, проложили дороги…
Там, где их убили, стоят безымянные монументы…
Там больше не звучит их язык — его убили вместе с ними…
Там нет их родных — убили всех…
Там не звучат их имена — их некому произнести.

Услышь тех, кто может рассказать.
Посмотри в глаза тех, кто выжил.
Удивись мужеству спасавших.
Все, что осталось — память.
Все, что ты можешь — помнить
О тех, кого здесь убили…

Кэтрин Лопес

ОТРИЦАНИЕ КАТАСТРОФЫ
БОЛЕЕ ЧЕМ «ОПАСНО»

    Заголовок передовой статьи в одном из недавних выпусков газеты «Лос-Анджелес Таймс» грешит опасной недоговоренностью. Там было написано: «Отрицание Катастрофы может быть опасно». Может быть, все-таки «Отрицание Катастрофы ОПАСНО?» — спрашивает Пауло Касака, депутат Европейского Парламента, осознавая всю серьезность отрицания Холокоста. После окончания конференции в Тегеране он написал генеральному секретарю Парламента: «С громадным отвращением я получал сообщения о нео­нацисткой встрече на высшем уровне, проведенной в Тегеране»... И далее: «Как Вы уже знаете, иранский режим принимал организации и частных лиц из 60 стран с единственной целью одобрения и реанимации нацизма, отрицания Катастрофы и продолжения нападок на Израиль. Эти возмутительные действия не могут быть проигнорированы Европейским Союзом и заслуживают самого яростного протеста».
    И даже более того. Габриель Шонфельд, автор «Возвращения антисемитизма», говорит об этом на несколько децибел громче. Из нашей беседы: «В 1998 году Билл Клинтон выпустил несколько крылатых ракет по тренировочному лагерю Аль-Каеды в Афганистане, где, по некоторым данным, мог находиться Бин Ладен. Но последний остался жив, и 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты и весь мир заплатили непомерно высокую цену за то, что им не удалось уничтожить бандита. Если бы в тот самый момент, когда Ахмадинеджад читал обращение к участникам конференции в Тегеране, США или Израиль, или, лучше всего, Германия влепили бы в зал заседания крылатую ракету, не думаю, что в мире от этого стало бы хуже.
    Шонфельд параноик? Нет. Слово «паранойя» больше подходит к конференции, о которой он говорит, и в которой приняли участие личности типа бывшего «Верховного Магистра» Ку-клукс-клана Дэвида Дьюка, мечтающего стать президентом Соединенных Штатов Америки, и иранского президента Махмуда Ахмадинеджада, озабоченного ядерной идеей лунатика, проводившего свою конференцию в пределах досягаемости ракетного залпа Израиля — страны, которую он хочет стереть с карты мира.
    Конференция по Холокосту — и последующее появление Дэвида Дьюка на CNN — совпало с недавним выходом отчета группы исследователей по Ираку под руководством Джеймса Бейкера и Ли Гамильтона. В этом отчете группа исследователей давала советы Белому Дому, что делать с Ираком. Бейкер, не отличающийся дружелюбным отношением к Израилю, рекомендовал Белому Дому больше разговаривать с Сирией и Ираном; он обвиняет Израиль во всех проблемах региона. В довершение всего вышесказанного, выход отчета практически совпал с выходом антиизраильской книги бывшего президента СШАДжимми Картера «Палестина — мир, а не апартеид».
    В противовес всему тому, на чем настаивает Ахмадинеджад, Холокост был, и 6 миллионов евреев были уничтожены. В противовес тому, о чем объявил «полезный идиот» Дэвид Дьюк в Тегеране — будто бы газовые камеры никогда не использовались для уничтожения евреев. И, несмотря на то, что высказывания Ахмадинеджада и компании похожи на бред сумасшедшего, к ним стоит отнестись со всей серьезностью. Совсем недавно Джеймс Роббинс, профессор из Университета национальной обороны в Вашингтоне, писал: «ленины, мао и пол-поты... мало чем отличаются от публики, собравшейся в Тегеране. Было бы большой ошибкой не принимать этих людей всерьез и не признавать тот факт, что они верят в то, что говорят. Порыв либералов умалить опасность экстремизма, попытаться найти в нем рациональное зерно, отказаться воспринимать его угрозы буквально, особенно если это угрозы со стороны людей во власти, уже само по себе является отрицанием Катастрофы!»
    Антисемитизм — это не обязательно враждебность по отношению к Израилю, но постоянные обвинения в первую очередь Израиля довольно похожи на антисемитизм. Это — проявления инстинкта, которые мы видим слишком часто, и они укрепляют настоящих и опасных антисемитов.
Отрицание ОПАСНО, без «может быть». Запад уже выучил этот урок — разве не так?

Перевод с английского
Регины Бейлиной, МАОФ.


ИЗ АРХИВОВ

    «22 січня 1942 року о п’ятій годині вечора у балці «ковшик» поліцаї у присутності двох німецько-фашистських бандитів по-звірячому стратили 13 євреїв — мешканців Золочіва...»
    В центре поселка Золочев Харь­ковской области в 2002 году совместными усилиями Областного комитета «Дро­бицкий Яр», Харьковского музея Холокоста и Золочевской райгосадминистрации был открыт Ме­мориал Памяти, который включает в себя цент­ральную стелу и пять мемориальных досок в память о жертвах гражданской войны и Голодомора, погибших воинах-афганцах, расстрелянных нацистами и их пособниками евреях, жертвах фашизма и репрессий, чернобыльцах.
    В этом году исполняется 65 лет со дня трагедии золочевских евреев. 23 января в Золочеве состоится Церемония памяти. Организаторы Церемонии — Областной комитет «Дробицкий Яр», Харьковский музей Холокоста и райгосадминистрация Золочева.

Подробности — в следующем номере.


В ХАРЬКОВЕ ОСКВЕРНЕНА МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА

    Разбита мемориальная доска на здании бывшей синагоги по ул. Гражданская (Мещанская) в память 400 евреев — стариков, калек, детей, которые в декабре1941 года не смогли дойти до гетто, были закрыты в синагоге и умерли от холода и голода.
    Доска была установлена 14 декабря 1999 года областным комитетом «Дробицкий Яр» совместно с харьковским отделением «Сохнут-Украина» на здании завода «Электротерм», расположенного на месте, где до войны была синагога.
    Мемориальная доска разбита, а рядом на стене нарисованы две свастики. Охранники завода утверждают, что ничего не слышали.
    Председатель областного комитета «Дробицкий Яр» Леонид Леонидов обратился в правоохранительные органы с просьбой о возбуждении уголовного дела.
    «Если это варварство оставить безнаказанным, оно будет продолжаться», — выразил свое отношение к происшедшему Леонид Леонидов.


АРХИВНЫЙ  ДОКУМЕНТ

Яков Хонигсман, Львов

ДОКУМЕНТЫ КАТАСТРОФЫ
ИЗ ФОНДОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА ИВАНО-ФРАНКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
(Фонд Р-98, опись 1, дело 13)


Яков Самойлович Хонигсман
(фото Л. Воловик)

    Долина — районный центр Ивано-Франковской области. Известен с начала ХІІ века как центр солеварения и торговли солью. Евреи впервые прибыли в Долину в 1431 г. С этого времени евреи жили в этом городе, участвуя в развитии его производительных сил и культуры. В 1525 г. Долина, как центр торговли и ремесла, получил Магдебургское право.
    В 1765 г. здесь проживало 502 еврея, в окрестных селах числилось 212 евреев. Большинство из них занимались сельским хозяйством на приусадебных участках, арендовали пруды, в которых разводили рыбу, добывали соль, которую возили на ярмарки городов юго-западной Руси.
    В начале ХХ века в Долине проживали 2651 еврей — 29,1 % от всего городского населения. Многие из них продолжали заниматься сельским хозяйством, другие добывали и варили соль, трудились в лесопильном, деревообрабатывающем и кожевенном производствах, занимались разными видами ремесел, мелким товарообменом на местных рынках, работали в сфере обслуживания: в народном образовании, медицине и других объектах быта.
    В начале первой мировой войны многие молодые евреи были мобилизованы в австрийскую армию. Домой вернулась лишь небольшая часть из тех, кто ушел воевать.
    После войны 1914-1918 гг. численность населения в Долине увеличилась за счет сельских жителей. В 1919 г. в Долине числилось 111262 жителей. Одна треть из них составляли евреи. Они занимались традиционными ремеслами, мелкой торговлей, переработкой с/х продуктов, работали на лесопильном и кожевенном производствах, вырабатывали стройматериалы и т. п. В 20-х числах сентября 1939 г. в Долине была установлена советская власть. Новые хозяева провели социально-экономические преобразования во всех сферах жизни местного населения, в т. ч. и еврейского. На протяжении месяцев в городе заработали все промышленные предприятия, даже те, которые давно уже не функционировали. Благодаря этому была ликвидирована безработица. Через некоторое время промышленные предприятия, в т.ч. и мелкие, были национализированы. Государственными стали все кредитно-банковские учреждения. Основательные преобразования произошли и в сфере народного образования, культуры, медицинского обслуживания, увеличилось число школ с украинским языком преподавания за счет польских и еврейских школ. Клубы и библиотеки были объявлены государственными учреждениями и стали общими для всех жителей города.
    Весной 1940 г. участились аресты и депортации служащих бывшей польской администрации, членов политических партий довоенного периода, военнослужащих войска польского и других сотрудников правительственных учреждений довоенной Польши. Репрессии по отношению так наз. «несоветских» людей продолжались с перерывами до начала немецкой агрессии против страны советов. 2 июля 1941 года Долина была захвачена немецко-фашистскими войсками. С первого дня оккупации начался грабеж и жесткие расправы с мирным населением, в первую очередь с евреями. Об этом имеются достоверные свидетельские показания жителя Долины Слипкевича Михаила Петровича, 1888 г. р., рабочего лесопильного завода г. Долина: «2 июля немецко-фашистские захватчики ворвались в город Долина. На следующий же день они начали чинить разбой и грабеж мирного населения. Оккупанты провели ряд акций по уничтожению евреев и всех честных людей, работавших с советской властью. 30 августа оккупанты вместе с местными полицаями арестовали большую группу евреев из Долины и окрестных сел, в т.ч. стариков, женщин и малых детей. Арестованных собрали на городской базарной площади, держали без пищи и воды два дня. Оттуда уводили людей группами на еврейское кладбище, забирали все ценное, заставляли раздеться и сойти в заранее подготовленные могилы. Там их расстреливали. Детей живыми хватали за ножки и бросали в могилы. Массовые расстрелы евреев продолжались несколько дней».
    На протяжении сентября-октября 1941 г. в Долину насильно переселили всех евреев из местечек Небылов, Яблонка, Рогнятов и Лдяны. Число евреев Долины увеличилось до 4111 человек. В начале 1942 г. всех евреев переселили в еврейский жилой район на окраине города — в гетто. Большая скученность людей и голод привели к возникновению болезней брюшного тифа, дизентерии и пр. Эпидемия охватила многих узников гетто. Ежедневно умирало от 100 до 200 человек. Так продолжалось до весны 1942 г. В конце марта и в апреле немецкая полиция при пособничестве местных полицаев провели облавы и арестовали несколько сот человек. Их вывели за город в лесной массив и там расстреляли.
    Большая акция по уничтожению евреев Долины имела место в начале августа. Немецкие бандиты вместе с местными полицаями окружили гетто г. Долина. Облава охватила город и ряд окрестных сел. Арестовали более двух тысяч человек.
    Многих расстреливали во время облавы, остальных направили на железнодорожную станцию. Там несчастных уже ожидали товарные вагоны, в которые загнали арестованных по 120-140 человек в вагон, и отправили захваченных евреев в лагерь смерти Белжец. В Долине осталось мало евреев. Их заперли в нескольких бараков гетто, откуда ежедневно под эскортом полицаев и немецких жандармов их водили на работу по ремонту шоссе, на лесопильный завод и на нефтепереработку. Во время работы некоторым молодым евреям удалось бежать в лес, где они искали возможность связаться с партизанами. Кое-кому удалось найти путь к народным мстителям, с которыми отважно боролись против немецких оккупантов.
    В конце октября 1942 г. нацистские бандиты снова окружили местечко со всех сторон. Проведенная облава охватила весь город и близлежащие села. Нацистам и полицаям удалось схватить несколько сот евреев. Их собрали на городской площади, откуда группами уводили на кладбище и расстреливали в общей могиле.
    Массовое убийство мирных евреев Долины учинили офицеры — эсесовцы и гестапо под руководством своих начальников — Миллера, Фуста, Франке и местные полицаи — Ярош, Мушинский, Яблонский, Мазуркевич, Козак и др.

© Публикуется впервые

Документы переданы автором в архив
Харьковского музея Холокоста


Айан Хирши Али, Le Figaro

МОЯ СЕСТРА КРИЧАЛА: НЕТ, ЕВРЕЕВ НЕ ИСТРЕБЛЯЛИ

    Однажды в 1984 году, когда я еще жила в Эде, маленьком нидерландском городке, ко мне приехала моя двоюродная сестра. Мы с ней вместе попросили убежище в Голландии. Мне его предоставили, а ей отказали. Я смогла пойти учиться. Ей не удалось. Чтобы поступить в высшее учебное заведение, где я хотела учиться, надо было сдать три экзамена: язык, тест на знание обязанностей гражданина (instruction civique) и историю. Готовясь к экзамену по истории, я впервые решилась заговорить с ней о Холокосте. Мне было 24 года, моей сестре — 21. В то время все средства массовой информации только и говорили, что о геноциде в Руанде и этнических чистках в бывшей Югославии. В тот день, когда ко мне приехала сестра, я все еще не могла оправиться от потрясения при мысли о том, что произошло с 6 миллионами евреев в Германии, Голландии, Франции и Восточной Европе. Я узнала, что этих ни в чем неповинных мужчин, женщин и детей разлучали, клеймили нашитыми звездами, отвозили на поездах в лагеря, где их сжигали в газовых камерах только потому, что они были евреями.
    За всю историю человечества это была самая жестокая и последовательная попытка уничтожения целого народа. Я видела фотографии тысяч скелетов, в том числе и детских. Я слышала жуткие истории людей, которым удалось выжить в Освенциме и Собиборе.
    Я рассказала об этом моей сестре и показала ей фотографии из учебника истории. То, что она мне сказала, шокировало меня даже больше, чем чудовищные факты из учебника. Она стала кричать: «Это ложь! Евреи сами придумали этот обман. Никто их не убивал, не сжигал и не уничтожал. Но я молюсь Аллаху, чтобы однажды все евреи в мире были уничтожены».
    Моя сестра не сказала ничего нового. В шок меня привело именно то, что она так прореагировала, несмотря на то, что доказательства реальности Холокоста неоспоримы. Я провела детство в Саудовской Аравии и помню, как мои учителя, моя мама и наши соседи практически каждый день говорили нам, что евреи плохие, что они заклятые враги мусульман, что их единственная цель — уничтожить ислам. Нам никогда не говорили о Холокосте.
    Потом, когда подростком я жила в Кении, филантропия Саудовской Аравии и стран Персидского залива дошла и до Африки. Я помню, как те люди, которые строили мечети и помогали беднякам и больницам, всегда проклинали евреев. Они утверждали, что евреи виновны в смерти детей, эпидемиях СПИДа и войнах. Что они жадные и готовы на все, лишь бы убивать мусульман. И что если мы хотим когда-нибудь жить в мире и спокойствии, мы должны уничтожить их до того, как они всех нас перебьют. Те из нас, кто был не в состоянии взять в руки оружие для борьбы с евреями, могли просто сложить руки вместе, обратить взор к небу и молить Аллаха, чтобы он уничтожил евреев.
    Представители Запада, которых уязвило заявление иранского президента Махмуда Ахмадинежада, отрицающее Холокост, должны посмотреть правде в лицо. Для большинства мусульман в мире Холокост — это не историческое событие, реальность которого они отрицают. Они о нем абсолютно ничего не знают, потому что им никто об этом не говорил. Даже хуже, большинство из нас воспитывают так, чтобы мы мечтали о Холокосте для евреев.
    Я помню, как к нам приезжали западные филантропы из неправительственных организаций, международных фондов и Всемирного банка. Они привозили то, что считали самым необходимым: лекарства, презервативы, вакцины, строительные материалы, но никакой информации о Холокосте. Светские и христианские благотворительные организации не пришли к нам с ненавистью, но и послания любви мы от них не получили. Они проиграли, если посмотреть на ту ненависть, которую распространяли повсюду благотворительные организации богатых мусульманских стран, у которых было много нефти.
    Сегодня в мире проживают приблизительно 15 миллионов евреев, максимум 20. Рост их численности такой же, как в развитых странах. Мусульманское население насчитывает около 1,2-1,5 миллиардов человек, и оно не просто быстрорастущее, но еще и очень молодое. На конференции Ахмадинежада меня особенно порази­ло молчаливое согласие большинства мусульман. Я не могла не задаться вопросом: почему не было контрконференции, обвиняющей Ахмадинежада в Эр-Рияде, Каире, Лахоре, Хартуме или Джакарте? Почему организация исламской конференции не высказалась по этому поводу? Ответ так же прост, как и страшен: правители этих мусульманских стран кормили целые поколения своих жителей такой же пропагандой, какой пичкали немцев (и других европейцев), которые были убеждены в подлости евреев и обращались с ними соответственно. В Европе логическим итогом такой пропаганды стал Холокост. Если Ахмадинежад преуспеет, скоро все послушные мусульмане будут вести себя так, как он хочет.
    Миру необходимы доклады о любви, о взаимопонимании культур, об антирасистских кампаниях. Но первым делом надо, чтобы мир снова и снова узнал о Холокосте. Не только в интересах выживших евреев и их потомков, но и в интересах всего человечества.
    Может быть, первым делом стоит что-то противопоставить исламской филантропии, пропитанной ненавистью к евреям. Западные организации взаимопомощи, работающие в третьем мире, должны взять на себя ответственность и рассказать мусульманам и немусульманам, живущим там, о Холокосте.

Айан Хирши Али – бывший депутат
голландского парламента,
иммигрантка из Сомали


ПАМЯТЬ

ТРУДНАЯ ДОРОГА, ИЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ САМУЭЛЯ БАКА


Самуэль Бак

    Именно так следует назвать персональную выставку 116 работ замечательного израильского художника, бывшего узника Вильнюсского гетто Самуэля Бака, которая открылась в художественном па-вильоне мемориального комплекса «Яд Вашем».
    На торжественном открытии присутствовало не менее 200 человек. Среди официальных лиц следует назвать посла Литвы г-жу Асту Скаисгириту Лиаускиене, известного писателя и друга художника Амоса Оза, директора «Яд Вашем» Авнера Шалева и главного куратора выставки Иегудит Шендар.


С. Бак. Ребенок из гетто, Ландсберг, 1947

    Выставка была организована благодаря щедрой поддержке целого ряда благотворительных фондов США, Великобритании и Швейцарии. В своих небольших, но достаточно ярких эмоциональных выступлениях директор «Яд Вашем» Авнер Шалев, писатель Амос Оз и главный куратор выставки Иегудит Шендар не скрывали радости по поводу возвращения картин и самого художника в Израиль, подчеркивали вклад Маэстро в увековечение памяти о жертвах Катастрофы, его понимание глобальных проблем, стоящих перед человечеством в современных условиях. Не обошлось без музыки, без песен на идиш, их исполнила молодая певица Анат Ацмон.
    Самуэль Бак родился в Вильно (в то время территория Польши), в «Литовском Иерусалиме», и начал рисовать в раннем возрасте, проявляя при этом незаурядный талант. Свое семейство Самуэль характеризует как светское, но гордящееся своей принадлежностью к еврейству. Первая выставка картин юного художника прошла в далеко не «галерейных» условиях и не в торжествественной обстановке, а в Виленском гетто, в 1943 году. Бабушка и дедушка его были расстреляны в Понарах, а отец Йонас убит за несколько дней до освобождения Вильнюса советскими войсками в июле 1944 года. Сам Бак и его мать чудом избежали гибели, найдя убежище на чердаке Бенедиктинского монастыря — они уцелели лишь вдвоем из большого семейства. «Когда советы освободили нас, нас было двое из 200 человек от 70 или 80-тысячной еврейской общины»... С 1945 по 1948 годы они прожили с матерью в лагере перемещенных лиц в Ландсберге (Германия). В 1948 году Бак репатриировался в Израиль, где он учился в академии искусств «Бецалель». С 50-х учился, жил и творил в Париже, в Риме, в Израиле, в Швейцарии и США, поселившись в Массачусетс. Сам художник, комментируя открывшую­ся выставку, говорит: «Сказать по правде, я все еще ошеломлен фактом, что моя поездка закончилась на финишной черте, и ничто не может иметь большего значения, чем эта выставка в «Яд Вашем», — не знаю, есть ли на земле другое место, которое больше соответствует показу моих работ. Эти картины были моим домом на протяжении всей моей жизни и моих опытов. Это картины, в которых вы являетесь неотъемлемой частью. Если это не возвращение домой, то, в таком случае, я не знаю, что же это?..»
    Самуэль Бак творит уже 60 лет. Будем надеяться, что он порадует нас новыми интересными работами.
    Свозвращением Вас, Маэстро, Вы – дома...

Григорий Рейхман, фото автора
По материалам пресс-службы «Яд Вашем»


НАЗОВИ СВОЕ ИМЯ

    Богдановка и Бобруйск, Рига и Харьков, Вильнюс и Киев, Львов и Минск и еще сотни точек на карте Украины, Молдовы, Беларуси, Центральной и Южной России, Латвии, Литвы. Это карта городов и деревень, в которых когда-то, в прошлой жизни, жили евреи. Они были разными: бородатыми религиозными и стрижеными атеистами, бабушками многочисленного потомства и девочками, которые учились в первом классе. Они издавали газеты, продавали мясо, были врачами, учителями, бедными ремесленниками и наследниками богатых семей. Среди них встречались очень красивые лица и невыразительные. Среди них были подающие надежды футболисты и многообещающие музыканты, коммунисты и сионисты. Они были разные, и все они были евреями и еврейками.
    Их мир оборвался с началом 2-й мировой войны. Когда дым этого ужаса начал рассеиваться, очень немногие увидели заново белый свет.
    В честь и память о тех, кто остался за завесой дыма пепелищ и крематориев, в честь и память тех, кто выстрадал и пережил беспощадную кровавую бойню, Организация Объединенных Наций объявила День солидарности с жертвами Холокоста – Шоа – 27 января. В этот день 1944 года войска 1-го Украинского фронта Красной армии освободили Аушвиц.
    И в честь и память этих жертв нет более трогательного и естественного жеста, чем увековечение имен погибших в Зале Имен мемориала Яд Вашем в Иерусалиме.
    Память еврейского народа, память о тех, кто был уничтожен только за то, что родился евреем или еврейкой, касается каждого из нас.
    Где бы мы ни жили – в Киеве или Торонто, Минске или Сиднее, Риге или Иерусалиме, Вильнюсе или Берлине, Одессе, Новосибирске или Лос-Анжелесе — все мы наследники многомиллионной еврейской общинности, корни которой в странах бывшего Советского Союза, оккупированных во время нацистского нашествия. Почти все еврейские общины были уничтожены во время Катастрофы. Среди нас нет ни одной семьи, в которой не было бы жертв, павших от рук нацистов и их пособников.
    В день солидарности – 27 января – пусть каждый из нас, кто помнит и знает, заполнит Лист свидетельских показаний мемориала Яд Вашем на своих родных и близких.
    В этот день каждый, кто помнит, может проявить настоящую солидарность с еврейским народом, пережившим ужас Катастрофы. Не дайте забыть тех, кого уже нет с нами.
    Листы свидетельских показаний можно заполнить:
    —по Интернету: yadvashem.org;
    —обратившись в еврейские организации или в представительства Еврейского Агентства, Израильские культурные центры.

Борис Мафцир, руководитель проекта
документации имен евреев, погибших
в период Шоа на оккупированных
территориях бывшего СССР


ПАМЯТНИК В ОСТРОУШКАХ

    10 декабря 2006 г. открыт памятник евреям, расстрелянным в ноябре 1941 г. вблизи села Остроушки Шосткинского района Сумской области. Было расстреляно 174 человека — детей, женщин и стариков г. Новгород-Северского и района. Известны имена только 120 человек. Еврейская община г. Шостка сделала все возможное, чтобы установить имена погибших. Памятник изготовлен и установлен на средства, собранные членами общины.

    На открытии памятника присутствовали наши друзья из Новгорода-Северского, делегаты хеседа Чернигова во главе с директором И. Липкиной, инициатор и главный помощник установления памятника председатель сельсовета М. Линок, представители армянской и грузинской общины — Р. Григорян и Д. Махарадзе, председатель районной администрации В. Синегуб, члены еврейской общины г. Шостка во главе с председателем ИРО Ю. Лушевым и директором хеседа Г. Ворович.
    После возложения цветов и камушков к подножию памятника было зажжено шесть свечей в память о шести миллионах жертв Холокоста.
    Та трагедия, которая произошла во время Второй Мировой войны не должна никогда быть забытой и повториться!

Генриетта Ворович, Шостка


ИСТОРИЯ

КАК ЕВРЕЙСКИЙ ГИНЕКОЛОГ СТАЛ КИТАЙСКИМ ГЕНЕРАЛОМ

    Об одиссее молодого еврейского врача, бежавшего от нацистов в Китай и ставшего при Мао Цзэдуне генералом, рассказывает открывшаяся в Вене выставка, проводимая в рамках мероприятий, приуроченных к 35-летней годовщине установления дипломатических отношений между Австрией и Китаем.


Яков Розенфельд (в центре)

    Венский врач Якоб Розенфельд, ставший героем китайской революции, конечно, не столь известен, как его канадский коллега Норман Бетьюн, чьи подвиги во время японо-китайской войны вдохновили Мао Цзэдуна на эссе, впоследствии вошедшее в КНР в списки произведений для обязательного чтения. Но еврейский доктор, более известный в Китае как генерал Ло, был единственным из немногих иностранных добровольцев, сумевшим подняться в высшие эшелоны революционной армии и даже занимал пост министра здравоохранения временного правительства в 1947 году.
    Ничто в происхождении и биографии молодого венского гинеколога не предвещало ему будущего «Будды-спасителя» Красной Армии, как его называли китайцы. В отличие от того же Бетьюна, воинствующего коммуниста, примкнувшего к Мао еще в 1938-м, Розенфельд «стремился всего лишь к комфортной жизни, которая делилась на врачебную практику днем и оперу — вечером», — рассказывает австрийский эксперт по китайской истории Герд Камински, организатор экспозиции о Розенфельде в стенах Венского еврейского музея, автор книги о еврейском враче.
    Якоб Розенфельд родился в 1902 году в австро-венгерском городе Лемберг (так тогда назывался Львов), в семье офицера запаса имперской армии. Когда к власти в Австрии пришли нацисты, молодого врача едва не постигла участь многих европейских евреев того времени. Он побывал в Дахау и Бухенвальде, а в 1939 году был освобожден при условии, что покинет Рейх в течение двух недель. «Единственной в то время возможностью покинуть оккупированную нацистами Европу было сесть на корабль и отправиться в далекий Шанхай, для въезда в который не требовалось виз», — рассказывает Камински.
    Еврейский квартал Шанхая, стремительно превратившийся в «Маленькую Вену», предоставил убежище 25 тысячам европейских евреев, и возобновить там свою врачебную практику Розенфельд смог довольно быстро. После случайной встречи с агентом Коминтерна и насмот­ревшись на страдания китайцев во время японской оккупации, Розенфельд в 1941 году решает вступить в ряды Новой четвертой армии Мао Цзэдуна.
    Дальнейшая биография еврейского врача напоминает, скорее, легенду китайского коммунистического эпоса — бесконечные истории о молодом враче на передовой, безустанно спасавшего раненых при свете фонарика. Параллельно той войне ему приходилось вести и собственную — за гигиену и обучение десятков китайских врачей методам современной медицины. «Он был великим героем и гуманистом, которым восхищались военные и народ. Он спас тысячи жизней и сыграл роль, сравнимую разве что с заслугами Бетьюна», — говорит посол КНР в Австрии Лу Юн Хуа.
    Возведенный в генеральский чин Розенфельд оказался в элите ЦК КПК и сблизился с Лю Шаоци и Чен Йи, впоследствии ставшими соответственно председателем и министром иностранных дел КНР. «С самим же Мао Розенфельд никогда не был близок», — отмечает Камински. После победы над нацизмом в Европе австрийский генерал Ло решил остаться в Китае и даже принял участие в параде победы в Пекине. Но в1949 году, после образования КНР, все же решил вернуться в Вену, где его встретили разрушенный войной город и никуда не девшийся антисемитизм.
    Розенфельд писал в своем дневнике, что после уничтожения семьи он так и не смог адаптироваться к послевоенной Европе. В 1950-м он попытался вернуться в Китай, чему помешало отсутствие у него визы. Тогда Розенфельд поселился в Израиле и через два года умер там от сердечного приступа.
    С приходом к власти новых людей и началом Корейской войны иностранцев в Китае уже не жаловали. Во время культурной революции конца 1960-х друзья еврейского врача Лю и Чен уже не состояли в фаворе у китайского генсека, и о Розенфельде забыли. После смерти Мао в 1976 году генерала Ло в китайском обществе частично реабилитировали. Но только в последние годы его героический статус в Китае был восстановлен полностью. Отчасти это произошло и благодаря усилиям Камински. «В Национальном музее Китая в Пекине ему посвящена целая экспозиция, занимающая площадь 800 квадратных метров, которую открывал президент КНР Ху Цзинтьтао». — отметил историк.

«Еврейский Мир», №3, 11.01.2007


НОВОСТИ

    Кампания по борьбе с расизмом
    Еврейский музей в Праге начинает кампанию по борьбе с расизмом и ксенофобией, сообщает чешское информационное агентство СТК.
    В рамках инициативы в Праге с 16 января до 12 февраля в более чем 80 людных местах будут установлены светящиеся доски объявлений, на которых будут размещены тексты, подобные антисемитским постановлениям и приказам времен Второй мировой войны, действовавшим на территории протектората Богемии и Моравии, оккупированных нацистской Германией. Об этом в интервью CTK сообщил глава культурного центра при Еврейском музее Владимир Ханцель.
    «Мы решили взять за основу юмор, хотя тема нисколько не смешна», — отметил Ханцель смелость и некоторую агрессию данной инициативы.
    Наряду с настоящими указами времен гитлеровской оккупации на желтых досках будут размещены и поддельные тексты, которые высмеивают абсурдные запреты, издававшиеся нацистами в годы войны. Среди них есть например, такие слоганы, как «Скинхедам запрещается посещение общественных библиотек», «Голубоглазым не разрешается пользование телефонамиавтоматами» и «Взрослым людям маленького роста посещение магазинов разрешено только с 15 до 17 часов».
    Кроме того, на табличках будет указан адрес центра, где заинтересовавшиеся смогут получить необходимую информацию по истории Холокоста.
    «Главная цель кампании — рассказать молодому поколению об ужасе нацизма и абсурдности расовых ограничений. Если начинание увенчается успехом, наша инициатива будет внедрена и в других чешских городах», — сообщил журналистам Ханцель.
    «Хотя указы о запрете пользования трамваями определенным национальным группам или постановление о немедленной сдаче радиоприборов властям не кажутся ужасными на первый взгляд, именно они положили начало дальнейшей дискриминации, что как известно, закончилось концлагерями, газовыми камерами и шестью миллионами погибших», — сказал Ханцель на пресс-конференции, состоявшейся в понедельник.

JTA сообщает

    Нюрнбергский прокурор скончался
    Бернард Мельтцер, еврей-юрист, который был прокурором США на Нюрнбергском процессе, скончался в возрасте 92 лет.
    О смерти Мельтцера сообщила Чикагская Юридическая школа, где он преподавал с 1946 года. Кандидатскую диссертацию Мельтцер защитил в Гарварде. В 1943 году он был комиссован из службы во флоте и пошел работать в Бюро стратегических служб США, впоследствии преобразованное в ЦРУ. Он участвовал в составлении устава ООН, а потом был направлен в Нюрнберг, где участвовал в подготовке процесса по делу Германа Геринга.


ПАМЯТИ А. Д. КАПЛАНА

    Ушел из жизни Абрам Давидович Каплан, создатель и бессменный руководитель Мо­гилев-Подольского отделения Ук­раин­ского союза бывших малолетних узников фашизма, председатель еврейской общины Могилев-По­дольска Винницкой области, инициатор многих добрых дел в своем регионе. Он умер после 4-го инфаркта.
    Выжив после Катастрофы, Абрам Давидович всю свою жизнь посвятил памяти о тех, кто не выжил, и его соратники, члены еврейской общины должны в память об этом удивительном человеке сделать все возможное, чтобы дело жизни Абрама Каплана не ушло вместе с ним.
    Мы скорбим вместе с родными и близкими Абрама Давидовича Каплана и приносим свои соболезнования его жене, дочери, внуку с постигшей их страшной утратой. Сил и мужества вам!

    Харьковский музей Холокоста
Областной комитет «Дробицкий Яр»
редакция газеты «Дайджест Е»


Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: volovik@vlink.kharkov.ua