2007
июль
7 (96)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
ЗАЯВЛЕНИЕ
СОВЕТА МЕЖДУНАРОДНОГО СОЮЗА ЕВРЕЕВ - БЫВШИХ УЗНИКОВ ФАШИЗМА

    Апелляционный суд Бухареста (Румыния) реабилитировал фашистского диктатора Румынии времен Второй мировой войны Иона Антонеску и членов его правительства. Антонеску, губернатор Транснистрии (оккупированной румынами территории Советского Союза) Алексяну и остальные члены его клики виновны в убийстве более 400000 евреев Украины, Бессарабии и Северной Буковины. Существуют стенограммы заседаний правительства Антонеску, из которых следует, что он приказывал зверским образом уничтожить всех евреев. «Поступайте так, — требовал он, — ибо я отвечаю перед страной и историей. Пусть американские евреи привлекут меня к ответственности!» В мае 1946 года Антонеску и 22 его министра осуждены Народным трибуналом Румынии за военные преступления и казнены.
     Сейчас судебная инстанция этой страны, недавно принятой в Европейский Совет, реабилитирует нацистских преступников и даже заявляет о территориальных претензиях к соседним государствам. Впервые за всю послевоенную историю официально пересматриваются итоги Второй мировой войны, оспаривается справедливость победы стран антигитлеровской коалиции. И пусть никого не вводит в заблуждение, что реабилитация — частичная. Создан прецедент, способный вернуть Европу на 70 лет назад.
     Для нас, выживших в Холокосте, история Второй мировой войны — это собственная судьба и судьба наших близких, это — память о шести миллионах наших братьев и сестер, замученных, убитых, обращенных в дым и пепел. Поэтому мы с особой остротой и болью ощущаем опасность таких «прецедентов» и ответственность перед будущими поколениями.
    Постановление высокой судебной инстанции Румынии, входящей в Совет Европы, ставит под сомнение декларированные им европейские ценности, дискредитирует саму идею человечности. Мы призываем Совет Европы осудить попытку оправдания фашизма и фашистов в Румынии.
    Мы обращаемся ко всем объединениям и союзам ветеранов антифашистской войны, ко всем еврейским организациям и союзам разделить нашу тревогу и решительно осудить реабилитацию военных преступников в Румынии, осудить реабилитацию участников и инициаторов Холокоста на территории, оккупированной румынскими фашистами во время войны.
    Мы, бывшие узники фашизма, обращаемся к руководству стран антигитлеровской коалиции и надеемся на вашу жесткую реакцию. Попытка пересмотреть итоги Второй мировой войны, реабилитировать военных преступников и совершенные ими преступления против человечности, даже в одном «частном» случае, может привести к обрушению всего мирового порядка.
    Мы с доверием обращаемся к общественности Румынии — не допустите позора реабилитации фашистов и фашизма в вашей стране! Мы надеемся, что Верховный суд Румынии правильно оценит решение Апелляционного суда Бухареста и отменит его.
Президент МСЕБУФ проф. Е. Гологорский,
Вице-президенты МСЕБУФ: М. Трейстер
(Беларусь), С. Сушон (Израиль), Ш. Ройф
(Молдова), П. Рубинчик (Россия),
Б. Забарко (Украина).
Члены Совета: В. Мызгаев (Беларусь),
3. Цукерман (Россия), В. Михайловский
(Украина), Р. Шварцман (Украина)


В продолжение темы

ОСТАНКИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПЕРЕЗАХОРОНЕНЫ ТАМ, ОТКУДА ИХ ИЗВЛЕКЛИ


На раскопках

    Человеческая жизнь — одна из важнейших ценностей в иудаизме. Тора была дана еврейскому народу, чтобы мы « жили по ней, а не умирали из-за нее». С другой стороны, еврейская традиция относится к смерти реалистически и не считает ее трагедией. Трагедией может быть лишь преждевременный уход из жизни, что и случилось с нашими близкими на месте бывшего еврейского гетто. Газета «Дайджест Е» в №6(95), 2007 г. писала о том, что ЧП «Военные мемориалы «Схид» в период проведения поисковых работ обнаружила два массовых захоронения (150 останков).
    Один из авторитетнейших специалистов в вопросах иудаизма, связанных со смертью и погребением евреев, представитель израильской Хевра Кадиша раввин Менахем Мендл Экстейн приехал в Харьков по приглашению Главного раввина Харькова и Харьковской области Мойше Московича. Цель приезда — консультация по практике захоронений обнаруженных и эксгумированных останков евреев. Рав Экстейн приехал в Харьков в 5 часов утра, а в 9.30 после молитвы в синагоге вместе с р. Московичем и представителями общины уже был на месте массового захоронения. Вместе с останками на раскопках были обнаружены фрагменты книги на иврите (фотографии этих фрагментов были сделаны представителями ЧП «ВМ Схид»). Внимательно изучив фотографии, рав Экстейн подтвердил, что найдена, действительно, Тора. Специалист из Израиля сказал, что обнаруженные останки должны быть перезахоронены на месте их эксгумации, место должно быть огорожено и поставлен памятный знак. Так как строительные работы будут продолжаться и дальше, присутствие представителя харьковской религиозной общины при проведении земляных работ на территории бывшего еврейского гетто обязательно.


Рав М. Экстейн, рав М. Москович, Л. Леонидов

    Раввин из Хевра Кадиша пожелал осмот­реть помещение, в котором хранят обнаруженные останки. Как выяснилось, останки лежали в двух открытых контейнерах в полиэтиленовых мешках, соседствуя с многоярусными стеллажами, заполненными ящиками с бензопилами. Такая организация хранения вызвала потрясение у р. Экстейна и всех, кто его сопровождал.
    Затем раввин Менахем Мендл Экстейн побывал в Дробицком яру.

Леонид Леонидов, Харьков


ИЗ   НАШЕЙ   ИСТОРИИ

Валерия Новодворская

О ПОЛЬЗЕ ДАРВИНИЗМА

    Недавно одна реакционная семейка подала в суд на школу за то, что ребенка заставили читать учебник биологии, где среди других гипотез о происхождении человека упоминается дарвинизм. Конечно, там виноват папаша. Бедная девочка лишь озвучила его мракобесие. Я сама не слишком-то доверяю Дарвину. Убей меня Бог, если я нахожу в себе внутреннее сходство с мартышкой или гориллой. Но я еще и не такое читывала у Василия Головачева. Как бы понравилась благочестивой московской семье версия, что люди вообще произошли от насекомых-инсектов? В частности, от разумных гигантских тараканов? Здесь ведь побежишь к ближайшему орангутангу и ему на шею бросишься.
    Кто мы? Одичавшие инопланетяне, усовершенствованные инсекты, испорченные Атланты, творения Божьи? Кто бы мы ни были, сейчас-то надо вести себя по-людски. А то ведь хвост отрастет, и превратишься в обратной последовательности в неандертальца – питекантропа – австралопитека. И мракобесы в рясах, все абсолютно дикого и свирепого вида, меньше всего походят на Иисуса Христа, скорее на сатану. Они, как демоны, слетелись на несчастный учебник биологии. Жаль ребенка, который, видимо, попадет в положение Родьки из тендряковской «Чудотворной». Там, помнится, мать не пускала за стол сынишку без креста, а бабка била малыша ребром доски за то, что он пытался выбросить испортившую ему жизнь икону в речку.
    А для наших демократических политологов теория Дарвина просто находка. Иначе наши прогнозы будут даже хуже, чем у метеорологов. Вот слышу я и вижу гос­подина Сатарова. С огнем в глазах, с гордо поднятой головой он изрекает, что демократически избранный президент должен будет заботится о народном благе. Например, Бульбаши Лука­шен­ко. Из­бра­ли его вполне демократически, и первое, что он сделал, это порешил и где-то закопал с помощью своих эскадронов смерти тех, кто сначала помог ему прийти к власти, а потом стал критиковать. Так исчез Виктор Гончар, так исчезли Захаренко и Завадский. И если бы в 1996 году всенародно избрали Зюганова, а не Ельцина, никакую «Другую Россию» господин Сатаров бы не создавал. Вместо «Другой России» был бы единый концлагерь, один на всех.

    Вот сейчас в Латинской Америке охлос законным путем и вполне демократически избрал несколько экстремистов, которые собираются кормить свои народы слоганами времен незабвенного Че, а на сладкое – ругать Штаты. Боюсь, это не та забота, в которой нуждается регион. Поэтому мне странно слышать, что власти было невыгодно убивать Аню Политковскую, подкладывать бомбу под полезного Чубайса, травить полонием Литвиненко и неизвестно чем – Гайдара. Для творений Божьих невыгодно, а для потомков горилл – вполне. Горилла сидит в зоо­парке и даже брюк не требует, хотя это и неприлично.
    Вот недавно Александр Козулин, узник совести, еще одна жертва Лукашенко, держал голодовку 56 дней, уже на грани смерти. Требование: поставить вопрос о нем в Совете Безопасности. Чудо совершилось: поставили, проявили человечность, хотя СБ сроду о личностях не ставил вопросы, только о государствах. И тут вдруг представитель России в СБ г-н Чуркин устраивает скандал и хлопает дверью. У России право вето – право вето на человеческую жизнь, на жизнь Александра Козулина. Вопрос снимается с повестки дня, а г-н Чуркин доказывает свое происхождение от динозавров. Логика и представление о приличиях не передаются от одного вида к другому.
    Для homo sapiens’а ясно, что убивать Троцкого ледорубом было непрестижно, уж лучше бы он писал книжки про cталинизм, а тут Сталин словно расписался на ледорубе. Невыгодно было Сталину громить генетику: ведь это уничтожило эту науку в нашей стране на десятилетия и обеспечило нам отставание навсегда. Убивать миллион крестьян-кормильцев тоже было невыгодно. Однако убили. Поэтому, когда мне говорят, что Квачкова никто не подучил, потому что Чубайс полезен для государства, я с тоской вспоминаю инженера Петра Пальчинского, Чубайса 1929-го года. Он помогал восстановить хозяйство страны. Расстрел. А сколько полегло инженеров-«предельщиков»! А дело «Промпартии»! А «врачи-убийцы»!
    Творение Божье Егор Гайдар говорит, что Кремлю невыгодно было подсыпать ему яду. Но потомки тараканов знают лишь одно: их любимый Союз развалился 15 лет назад. А книга Гайдара «Гибель империи» – это обоснование естественности этого конца. Достаточен ли повод: вот так, в Дублине, на презентации? Для homo sapiens’ов – недостаточно. Для членистоногих – в самый раз. Наша беда в том, что обитатели Лубянки и Кремля произошли в лучшем случае от обезьян. А в худшем – от гиен.

grani.ru


ИЗ   НАШЕЙ   ИСТОРИИ

Абрам Гурфинкель

БИБЛЕЙСКИЕ ИМЕНА В ПЛОХИЕ ВРЕМЕНА

«Дрыщенко, дывы яка
смишна хвамилия: «Хвэ-ер-бах!»
(фольклор)
    Ашкеназийская традиция способствовала тому, что имена предков повторялись в последующих поколениях: внука называли в честь покойного деда или уважаемого человека из родни и т. д. На выбор имени и его звучание влияли исторические события, мода и среда обитания. Зачастую имена, даже из Танаха, претерпевали значительную трансформацию в силу различных причин, главная из которых — мимикрия, желание меньше выделяться на общем фоне. И это вполне можно понять, если заведомо известно, что имя Хаим, обозначенное в экзаменационном листе, в конкурсном проекте, или наградном списке, не будет способствовать объективному и доброжелательному отношению к его носителю. Не говоря уже об отделе кадров, где «...нужны с фамилией на «ко», но не Коган».
    Обладая именем и отчеством унаследованным от праотцев: Авраама и Ицхака, я могу подтвердить, что в условиях советской действительности, это был не подарок. Казалось бы, имея семитскую внешность и непроизносимую для сержантов фамилию — Гурфинкель, что могло поправить имя? Но трудности возникали даже со стороны доброжелательных сослуживцев: оскорблять хорошего человека, назвав Абрамом, не хотелось. Обращались — «Исакович», т.к. «товарищ Гурфинкель» очень уж официально и, опять же, не для всех подъемно. Утешало, что, по крайней мере, я не Владлен, не Мюд (международный юношеский день), не Рэм и т.п. И еще: кличек у меня не было. Проблема разрешилась с присвоением звания, «доцент Гурфинкель» — обращение нейт­ральное, официальное и устроившее всех.
    Изменялись еврейские имена и по причине местечковых диалектов, использования уменьшительных и искаженных вариантов. Все эти Хаскл, Вэлвл, Шульке и другие вносились малограмотными работниками ЗАГСов в свидетельства о рождении и паспорта без того, чтобы вникнуть в суть, в происхождение имени. Полное имя моей матери — Малка, в детстве ее называли уменьшительным — Маля. По паспорту — Маля Абрамовна.
    Некоторые еврейские имена в русском контексте неблагозвучны: Мордухай, Сруль, Хуна, Пинхас и др. Они и многие другие, не приспособлены для образования отчества. Одно дело, допустим, Шимшон бен Мордехай; другое — Александр Мордехаевич. Еще сложнее с двойными именами: Янкель-Иосиф, Гдалье-Герш и т.п. Эти имена и отчества всегда были легкой мишенью для тупых антисемитов с убогой фантазией.
    По изложенным выше причинам, многие евреи охотно меняли имена, фамилии и даже национальную принадлежность. Среди людей мне известных, Изя превращался в Игоря, Иешуа — в Александра, Зелик — в Евгения, Абрам — в Аркадия и еще великое множество вариантов. Особенно способствовало этому процессу время бурных событий: революция, война. Именно тогда появились Троцкие, Каменевы, Зиновьевы и другие.
    Особую категорию составили люди искусства. Актеры приобретали сценические псевдонимы во все времена, а уж в поздние советские были просто вынуждены. Какой театр мог поместить на афише какую-нибудь Ицикович или Альтермана? Чай, не Голливуд. Даже «некрасивые» отчества избегали произносить или печатать. Не так уж афишировалось, что Райкин — Аркадий Исаакович, а Быстрицкая — Элина Абрамовна. Мало кто знал подлинные фамилии многих писателей, журналистов и общественных деятелей.
    Но вот настала пора войны с «безродными космополитами» и раскрытие псевдонимов стало ведущим фактором идеологической борьбы. Если публиковались сообщения о злостных расхитителях, цеховиках и фарцовщиках, то их нерусские имена, отчества и фамилии печатались полностью, дабы все знали, кто есть враг внутренний. На поиски людей, изменивших имя, фамилию или национальность были брошены немалые силы по линии госбезопасности, внутренних дел и компартии.
    Один из моих сотрудников, обладавший вполне кошерной фамилией — Бурменко и пристойным и.о. — Ефим Вениаминович, делился итогами беседы в райкоме: «Спрашивают, почему я Ефим, если в метрике — Хаим? Так каждый еврей знает, что Хаим это и есть Ефим». Иногда эти проверки превращались в драму, иногда — в фарс. Не могу не рассказать об одном таком случае.
    Речь пойдет о личности достаточно яркой. Крицкий (назовем его так) из категории победителей. На фронт попал в период успешных наступлений. Вернулся в офицерском чине с кучей наград на широкой груди и без ранений. Высокий, статный с курчавой крупной головой и веселым прищуром. Любитель розыгрышей, женщин, не дурак выпить. Защитился, заведовал кафедрой, стал проректором по учебной работе. Изяслав Яковлевич — украинец. Хотя кое-кто за спиной и называет его Изей. А на кафедре физики работал его младший брат, Борис Яковлевич, тоже хороший парень, но этот как раз еврей. Курьезность ситуации мало кого беспокоила, пока не начались все эти тотальные проверки имен, фамилий и чистоты расы.
    Эволюцию имени Ицхак-Исаак-Ицик-Изя-Изяслав еще можно объяснить, а с какой стороны он при этом украинец — значительно сложнее. Но нет препятствий, которые не могли бы преодолеть большевики. Съездил наш герой в родной Гайсин, разыскал свою няню, и она согласилась его «усыновить». Другими словами, она в случае необходимости должна была подтвердить, что был грех с хозяином и старшенького веселого хохла-Ицхака родила именно она. Пожилая крестьянка то ли поддалась уговорам, то ли любила своего воспитанника, как Арина Родионовна, но не подвела.
    К чему был весь этот фарс? Зачем осквернять память о родителях? Вопросы не ко мне. В таком мы жили мире. Напомню тем, у кого «ностальгия» по великой державе.
ИЗ   НАШЕЙ   ИСТОРИИ

Григорий Рейхман, Израиль

«А ИДИШЕ ГЛИК» ХАСИ МАЙЗУС

    ...Ее сегодня могло и не быть, семилетней девочки в белом платьице с улицы Рыбной города Харькова. «В дни эвакуации немцы уже вовсю бомбили город, и я хорошо запомнила, как бомбили вокзал. Кажется, что даже сумела разглядеть и запомнить смеющегося немецкого пилота, несущегося над вокзалом на бреющем и расстреливающего нас из пулемета...» Позже, в пути, она оказалась свидетелем жуткой сцены — люди выбрасывали друг друга с вещами из товарных вагонов. «Там не было национальностей, а побеждала грубая сила...» Они бежали почти до самого Сталинграда. Она помнит: станция Паласовка. А потом, когда немец попер со страшной силой к Волге, пришлось бежать дальше, в Сибирь. Мерзли и голодали...Сколько раз малышка, выковыривавшая из мерзлой земли картофелинку, была на волосок от голодной смерти!?..Не радостней было возвращение. Вместо оставленной просторной, завоеванной потом и кровью квартиры — сырой угольный подвал с земляным полом «без-окон-без-дверей», предоставленный «из милости» соседями, занявшими и разграбившими их жилье в дни оккупации, и...беспросветная, на долгие-долгие годы, нищета, вырваться из которой, как мне кажется, Хасе не удалось и...по сей день.
    В оккупированном Харькове остались родные. Хасиной тетке, сестре со стороны матери, Паше Геникшток, было около восемнадцати. Она рано выскочила замуж за немца, рассказывает Хася, поэтому и не эвакуировалась: «Муж — немец...» А тот...Фотографии не сохранилось. А о том, что произошло с ней, Хася написала уже в Израиле. Ценители «великой поэзии», не будьте строги. Это не столько стихотворение, сколько воспаленная память, боль и плач по родному человеку, и производит не меньшее впечатление, чем «Лист свидетельских показаний», один из миллионов, собранных сегодня в виртульном интернет-архиве «Яд ва-Шем». Читайте!.. (отрывок публикуется впервые)

    Тополь нашего двора,
    Довоенный, старый, крепкий,
    Бережет его кора
    Года всякого отметки.
    И застрявших пуль следы
    Мне соседи показали,
    Тут в лихие дни войны
    Мою Пашу расстреляли.
    Пьяный дворник выгонял,
    Деву юную прикладом,
    Все ботинками пинал,
    Злобно слепывая матом.
    Под широкою листвой
    Возде тополя упала,
    Расплетенною косой
    Грудь девичью прикрывала...

    ...К осени 1943-го, когда Харьков был уже освобожден (23 августа 1943 года) стар и млад уже знал, особенно евреи, страшное слово — «Тракторный». «Где ваши? — На Тракторном...» И все!.. Едва пошли первые трамваи, Хася с матерью поехали на тогдашнюю окраину. На Тракторный. За ним — яр. Дробицкий яр...
    — Мне было девять. Стоял жуткий смрад. Казалось, что мои сандалики увязли в земле, пропитанной кровью. А люди ссыпали туда мусор. Я помню, я — свидетель...
    ...Спустя более полувека, осенью 1994 года, незадолго до репатриации семьи Хаси, в харьковской газете появится другое ее стихотворение. В Израиле, по словам Хаси, его отметил «сам мэтр» Андрей Дементьев:

    «Тракторный» тот помнит, кто еще живой.
    «Тракторный» — и стонет небо надо мной.
    «Тракторный» — и страшной болью обожгло,
    Господи, ужасно, сколько лет прошло.
    А все ноет сердце, как ему не ныть?
    Нелюдское зверство, как его забыть?
    Тысячи ресстрелянных, женщин и ребят,
    Близкими потеряны много лет назад.

    За что же такая кара, почему они стали «жертвами ненависти»? У Хаси Майзус есть готовый ответ, и он воспринимается гораздо в более доступной форме, чем это изложено в сотнях научных и околонаучных трактатах:
    Тысячи невинных пожилых людей
    Лишь в одном повинных — каждый иудей...
    А что же народ? А «народ безмолствовал»...
    Харьков, цепенея, в ужасе глядел,
    Как его евреев гнали на расстрел...


Семья Геникшток

    Хася показывает мне старую фотографию. Вглядитесь в еврейские лица. Запомните их. Геникштоки. Как и погибшая тетя Паша, они — Хасина родня со стороны мамы — муж с женой, трое детишек. Глава семьи, брат мамы, Елизаветы Моисеевны, Мотя Геникшток погиб в боях под Чугуевом, в районе Харькова. Жена Блюма. Девочка в матроске — Ася, навечно осталась тогдашней ровесницей Хаси, ей в момент гибели было не более восьми лет. Хася запомнила имя тезки. Имена остальных — увы, нет. Вечная им память...

    Отрывок из своей статьи. напечатанной в «Новостях недели» прислал мне Григорий Рейхман вместе с фото семьи Геникшток. Их имен не было в мартирологе Дробицкого яра. Спасибо автору — уже внесли. Мне захотелось узнать побольше о бывшей харьковчанке Хасе Майзус. Вот что мне удалось.

    Хася Майзус живет в Шило, что в Шомронских горах — древней столице Израиля. Уже много лет главным ее занятием, которому она посвящает все свое время и силы, является поэзия. Она — личность неординарная и талантливый поэт. Свои чувства и убеждения выражает в стихах необычным методом, часто используя осколки языка идиш, которые она впитала с молоком матери и в окружении родных и близких. Культура маленьких еврейских местечек проникла в душу поэтессы, наполнила сердце тысячелетним гнетом страданий. Голод, война пробуждают море воспоминаний. С приездом Хаси в Израиль замкнулся круг изгнания. Каждый еврей здесь находит свой дом. На новом месте — новая жизнь, новые переживания, свои радости и свои печали. Сейчас вышла ее новая книга стихов «Живые корни».

Лариса Воловик


УКРАИНСКИЕ ИНТЕЛЛИГЕНТЫ ВЫИГРАЛИ СУД ПРОТИВ МАУП

    Шевченковский райсуд Киева отказал Межрегиональной академии управления персоналом в удовлетворении иска против представителей украинской интеллигенции за обвинение в ксенофобии.
    Академия требовала от авторов заявления «Против ксенофобии, за европейскую Украину», опровергнуть ряд высказываний этого документа и заплатить 11 тыс. гривен в качестве моральной компенсации.
    Ответчиками выступили газета «Світ», а также директор Института философии НАНУ Мирослав Попович, историки Станислав Кульчицкий, Юрий Шаповал, Александр Майборода, Наталия Яковенко, директор Главной астрономической обсерватории НАНУ Ярослав Яцкив.
    Академия, в частности, была не согласна с утверждением, высказанным в заявлении, что «небольшая группа маргиналов, преимущественно связанных с МАУП и ассоциированными с ней структурами, под прикрытием псевдо-патриотической риторики пыталась утвердить в глазах мира, казалось бы, давно развенчанный стереотип Украины как заповедника ксенофобии».
    Правовую помощь в суде представителям украинской интеллигенции предоставлял Украинский Хельсинский союз по правам человека.
    Ранее МАУП неоднократно обвинялась в публикации материалов антисемитского характера на страницах своих изданий. Всеукраинский еврейский конгресс в связи с этим обращался в Генпрокуратуру, которая находила определенную тенденциозность в этих публикациях, но в то же время не видела оснований для привлечения их авторов к ответственности.
    В октябре 2006 года МАУП посетил бывший глава Ку-Клукс-Клана Дэвид Дюк, визит которого в академии максимально пытались не афишировать.

Корреспондент.net


ПИСЬМА   И   МАРКИ   ВОЕВАЛИ

Иосиф Левитас

ТАЙНА ФАШИСТСКОЙ ФАБРИКИ ПОДДЕЛОК

    В годы Второй мировой войны в пропагандистских целях широко использовались для психологического давления подделки марок. Генеральные штабы, специальные отделы предпринимали усилия для подрыва морального духа вражеских войск, используя для этого различные средства идеологической диверсии, пропаганды и контрпропаганды, включая и специально изготовленные пропагандистские (иногда их называют диверсионными) фальшивые марки ипочтовые карточки.
    В конце 60-х многие газеты и журналы писали о тайне озера Теплиц в Австрии, на дне которого эсесовцы в конце войны укрыли в специальных ящиках важные документы и фальшивые банкноты. Предпринимались попытки достать эти ящики со дна озера, но была поднята лишь незначительная их часть. Мало кто знает, что в поднятых ящиках находились и «английские» почтовые марки — фальшивки, изготовленные на самой крупной за всю историю фабрике подделок.
    В 1942 г. такую фабрику приказал создать в концлагере Заксенхаузен главарь СС, гестапо и СД Гиммлер. Для этого отобрали наиболее опытных полиграфистов и граверов, томившихся в Бухенвальде, Равенсбрюке, Мантхаузене, Освенциме, и тайно привезли их в Заксенхаузен. Здесь их засадили за изготовление фальшивых паспортов нейтральных стран, удостоверений контрразведок, английских и американских банкнот. О размахе предприятия свидетельствуют хотя бы суммы подделок: фунтов стерлингов было изготовлено 134 610 810 — они предназначались в основном для снабжения фашистских шпионов в Великобритании. Работа велась в двух полностью изолированных и хорошо охраняемых лагерных блоках № 19 и 20. Эсесовцам так удалось засекретить эту акцию, что ни лагерная охрана, ни подпольная организация сопротивления узников Заксенхаузена не знали, что происходит в этих блоках.
    Работой руководило специальное отделение VI-O-4 службы безопасности, начальником которого был штурмбанфюрер СС Бернард Крюгер, подчинявшийся непосредственно Гиммлеру. По его имени вся акция получила кодовое название «Бернард». Начинало работу 25 узников, но постепенно «штат» был доведен до 140 человек. Само собой разумелось, что тайна 19-го блока (обычно под этим номером подразумевались оба блока) умрет вместе с его узниками, ни один из которых живым не должен был покинуть стены фабрики. Заболевших уничтожали при помощи специальных уколов.
    В 1943 г. графикам, граверам и полиграфистам, работавшим здесь, было приказано изготовить три сюжета пропагандистских фальсификатов по типу марок Великобритании. Предполагалось снабдить эти фальшивки еще и различными пропагандистскими надпечатками. Акция изготовления «марок» получила кодовое название «Водяная волна» — по волнообразным водяным знакам бумаги, используемой для их печатания. Была выбрана марка Великобритании, посвященная коронации Георга VI и Елизаветы, другая марка была посвящена 25-летию коронации Георга V (ряд вверху). Третья была стандартная марка с профильным портретом Георга VI, где крест в короне заменен на шестиконечную звезду, а в круг с номиналом вмонтированы серп и молот. Как были переделаны тексты и заменены портреты Елизаветы и Георга V окарикатуренными изображениями Сталина на первых двух марках видно на марках внизу.

    Следует отметить, что лишь незначительная часть фальшивых денег была переправлена в Англию, а пропагандистские подделки марок туда почти не попали и, следовательно, желаемого деморализующего воздействия на англичан не оказали. Но узники, изготовившие фальшивки, должны были заплатить жизнью хотя бы за то, что знали о грязной тайне фашистов. Однако суматоха и паника в последние недели войны спутали карты эсесовцев. Заксенхаухен был эвакуирован. Узники 19-го и 20-го блоков в силу стечения ряда обстоятельств оказались в распоряжении вермахта, а его чинам и солдатам, отступавшим под натиском танков союзников, было не до несчастных. Так часть из них избежала трагической участи. Ну, а большинство фальшивых денег и марок осталось на дне озера.


ЛИЧНОСТЬ

    Постать Митрополита А. Шеп­тицького безумовно одна з наймогутніших і найславетніших в українській історії ХХ століття. Суспільством досі недостатньо оцінені і його інтелектуальна спадщина, і його організаторський талант як лідера нації. Ми не віддали ще належну данину і жертовності Митрополита та його найближчого оточення у справі рятування євреїв під час Другої Світової війни. Це була виняткова мужність Митрополита Андрея як організатора спасіння: адже ціна людської солідарності була занадто високою — аж до позбавлення життя як врятованих, так і рятівників.

Леонід Фінберг,директор Інституту юдаїки

Галина Якимів

ВЕЛЕТЕНЬ У ЧЕРНЕЧІЙ РЯСІ

    Серед найбільших дарів, якими Господь обдарував український народ, є світла постать Митрополита Андрея Шептицького. Він прийшов до нас у час великих випробувань, саме тоді, коли церква і нація потребували великих мужів.


Андрей Шептицький (20.07.1865 — 1.11.1944)

    Слуга Божий Андрей — пастир, життя віддав заради спасіння змученого, поневоленого народу і страждальної церкви. Україна та весь світ низько схиляють голови перед генієм Христової віри 20 століття.
Андрей Шептицький (справжнє ім’я Роман — Марія — Олександр) — видатний церковний, культурний і громадський діяч народився 29 липня 1865 року в селі Прилбичах Яворівського повіту на Львівщині у родині графа Івана та графині Софії з Фредрів.
    Рід Шептицьких — один з найстаріших у Європі — походить із Шептиць і Угерська на Самбірщині — відомий ще за князя Льва Галицького. Герб Шептицьких — підкова і збоку невеличка стріла, згодом над підковою хрестик.
    Багато предків Шептицького у 17-18 ст. були церковними діячами, а два з них — Атанасій і Лев у 1745-70 роках побудували за проектом Бернарда Меретина катедральний собор св. Юра у Львові. Були серед них і діячі культурні: Олександр заснував друкарню в Угерцях, а Варлаам — в Унівському монастирі.
    Дух славних предків передався Шептицькому і в його серці горів вогонь любові до Бога, рідного обряду і розп’ятої України. Дізнавшись, що його предки були українцями, рішуче повертається до свого роду — племені, залучивши до цього свого брата Казимира — разом ідуть в монастир. Молодий чернець, але вже доктор права з прибраним іменем Андрей, був висвячений на священика в 1892 році. Згодом одержав ступінь доктора богослов’я і філософії, з 1899 року став єпископом Станіславським. Через рік його призначено митрополитом Галицьким, Архиєпископом Львівським та Кам’янець-Подільським. У 1908 році дістав від Папи Пія X патріарші повноваження. Тут і розгорнулась його апостольська праця. Він завжди ставав на обороні свого народу: домагався відкриття шкіл і гімназій, університету у Львові, висвячував священиків. Писав глибокі філософсько-богословські твори, пастирські листи і послання. Саме в цей період був у Болехові, посвячуючи церкву св. Жінок Мироносиць в 1909 році.
    Своєю простотою і вбогістю, мудрістю і смиренням притягував до себе всі верстви населення, широко розгортаючи церковну і національно-культурну працю. У Станіславі будує і відкриває духовну семінарію, даруючи їй свою бібліотеку, яка, на жаль, пропала. У Львові допомагає Євгену Озаркевичу відкрити Українську Народну Лічницю, придбавши для неї кам’яницю. Тут працювала перша жінка-лікар Софія Окуневська. Владика дбав про освіту народу: відкривав школи, дитячі садки і сиротинці, утримував їх. Допомагав матеріально студентам, фінансував друкарні, зокрема «Бібльос».
    Своїм клопотанням перед чеським урядом врятував Українську господарську академію в Подєбрадах. Шептицький був опікуном «Просвіти» і «Пласту», діячів української культури. Він відкрив у Львові Національний музей, який став найбільшою скарбницею України.
    За свою активну діяльність у часі першої світової війни був ув’язнений царським урядом на три роки. Вийшовши на волю, клопотався про підтримку української державності, знову допомагав знедоленим.
    У 1927 році на Прикарпатті була велика повінь. Шептицький не забарився з допомогою для Рожнятівщини, Калущини і Долинщини. Тільки для с.Тяпче він виділив 800 зл., а загалом 13 тисяч доларів.
    Андрей Шептицький засуджував голодомор на східній Україні у 30-х роках, нищення православних храмів на Холмщині, Поліссі та Волині.
    У 1930 році на горі Яйце біля Підлютого розпорядився закласти заповідник кедрових лісів та степової рослинності на Рогатинщині. Це були перші заповідники на Україні.
    Шептицький сприяв відкриттю курорту в Черче, заснував Земельний банк і Богословську академію, намагався відкрити Український університет.
    У період війни він рішуче став на захист євреїв, закликаючи «Не вбивай!» і навіть сам причинився до їх рятування. Це був рідкісний випадок в історії.
    Перед смертю Митрополит прорік майбутнє України: «Наша церква буде знищена, розгромлена більшовиками. Але ви держіться, не відступайте від віри, від святої католицької церкви. Тяжкий досвід, який впаде на нашу церкву, є хвилевий. Я бачу відродження нашої церкви. Вона буде гарніша, величніша від давньої та буде обіймати цілий наш народ. Україна двигнеться зі свого упадку та стане державою могутньою, з’єднаною, величавою, яка буде дорівнювати іншим високорозвиненим державам. Мир, добробут, щастя, висока культура, взаємна любов і згода будуть панувати в ній».
    Помер Андрей Шептицький 1 листопада 1944 року і хоронили його священослужителі різних конфесій. Навіть представники уряду були тут. Проте після війни знищили його пам’ятник і добру пам’ять про людину, що було верхом лицемірства і злоби. Похований Митрополит у крипті собору св. Юра у Львові.
    Особливою заслугою Андрея Шептицького є титанічна діяльність у питанні з’єднання церков, щоб всі були одним народом. Шептицький — взірець справжнього українця — християнина. Як писали Львівські архієпархіальні відомості «всюди, де ступив, зазначив свої сліди жемчугами нестертих дій, який злучив в одну прекрасну гармонію духовну и суспільну працю, бо він сам гармонія душі і тіла, бо він Муж провидіння».
    На знак 30-літнього ювілею митрополичої діяльності український народ вирішив вшанувати свого пастиря — поставити йому живий пам’ятник — здвигнути шпиталь, в якому знайшли б притулок хворі й нещасливі, нужду яких так ніжно відчувало батьківське серце Архипаетиря. Народ постановив: біля кожної церкви посадити дуб Митрополита Андрея Шептицького. Якщо кожна церква подбає про це, то в Галичині виросте велетенський ліс, ювілейний ліс Митрополита Шептицького. Кожен дуб буде живим пам’ятником на честь Шептицького. Такий дуб росте донині біля церкви св.Параскеви в Болехові, нагадуючи нам про великі діяння апостола єдності й любові — Андрея Шептицького.
    Фото та статтю, присвячену Митро­политу Андрею Шептицькому, прислала до редакції її автор — науковий співробітник музею історії міста Болеховаім. Романа Скворія.


ХАРЬКОВСКИЙ МУЗЕЙ ХОЛОКОСТА И ОБЛАСТНОЙ КОМИТЕТ «ДРОБИЦКИЙ ЯР» БЛАГОДАРЯТ ЗА ФИНАНСОВУЮ ПОДДЕРЖКУ В ИЮЛЕ 2007 ГОДА

Харьковское отделение Американского Распределительного комитета «Джойнт»
(директор Шира Гениш)

Благотворительный фонд «DAAR»
(директор Наташа Блейзер, Хьюстон)

Всеукраинский благотворительный фонд «ДАР»
(Председатель правления Валентина Подгорная, Киев)

Группу отставников Военно-воздушного и Военно-морского флота Великобритании


Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: volovik@vlink.kharkov.ua