2007
октябрь
10 (99)

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский
Арье Вудка

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

    Когда-то Фридрих Великий, снедаемый просвещенными сомнениями, попросил своего капеллана изложить ему веское доказательство существования Б-га. Капеллан ответил одним словом: "Евреи!". Фридрих понял, что он хочет сказать. Нет в физическом мире явления более чудесного, чем история еврейского народа. Он появляется на исторической арене сверхъестественным путем. Но даже если кто-то не верит в это далекое начало, продолжение во вполне исторические времена не менее чудесно. Народ теряет свою страну и оказывается полностью рассеянным среди других народов. Приговор истории в таких случаях однозначен: растворение, исчезновение. Однако этого не происходит. Более того, тысячи лет изолированного развития еврейских общин среди разных рас, религий, языков, культур, климатических зон, социально-экономических устройств почему-то не привели к расщеплению нации на несколько народов. Для сравнения возьмем Югославию: из-за разных внешних влияний единый народ, обладающий компактной территорией и до сих пор говорящий на одном языке, распался на сербов, хорватов, словенцев, боснийцев и пр. Этот процесс даже без территориального рассеяния и языкового расщепления занял считанные сотни лет. Такова природа вещей.
    Альфой и омегой любого определения нации является общность территории и языка... А тут - двухтысячелетняя аномалия. Хорошо, но при чем же здесь Б-г? А вот при чем: "И оторваны будете вы от земли, в которую вы вступаете для овладения ею. И рассеет вас Г-сподь среди всех народов от края до края земли". (Дварим, 28, 63-64). Т.е. невероятная и уникальная аномалия была предсказана за тысячи лет вперед Даровавшим Тору. Более того, только в ХХ веке, в период Катастрофы, это проклятие исполнилось до конца, и бежавшие от уничтожения евреи оказались в любых, самых глухих уголках земного шара. Как-то министр Конго, посещая Польшу, попросил показать ему остатки гетто и лагерей уничтожения. Принимающая сторона поразилась: зачем ему, негру-африканцу, еврейские места? Министр пояснил, что во время Катастрофы еврейский подросток из Польши, скрываясь, добрался до Бельгии. Там тоже были немцы, и чтобы отдалиться от них, отплыл он в тогдашнюю бельгийскую колонию Конго. Там ему не нашлось еврейской пары, и он вступил в связь с женщиной из племени тутси, сын которой ищет теперь свои еврейские корни в Польше.
    В истории с Фридрихом Великим примечательным является то, что оба собеседника - неевреи. Как говорится в Псалмах: "Тогда скажут среди народов: великое сотворил Г-сподь с этими. - Великое сотворил Г-сподь с нами". То есть сначала замечают чудо чужие, со стороны. И только после их слов сами евреи обращают внимание на сверхъестественный характер происшедшего "с нами". Такое происходит не из-за какой-то особой черствости евреев. Просто каждый из нас поглощен своим и своих близких бытом, своим выживанием, своим устройством, что вполне естественно, и за индивидуальными "деревьями" не замечает обще-национального "леса". Этот невероятный "лес" явно виден издалека, со стороны, теми, чей личный быт к нашему лесу не относится. Но когда они замечают чудо и говорят о нем вслух, мы тоже не можем не обратить внимания на правдивость их слов. Однако это лишь меньшая половина чуда. Ведь рассеяния, пусть не такие тотальные, продолжительные и устойчивые, бывали и у других народов. И тут приходит еще одно доказательство, которого Фридрих знать не мог: "И вернет Г-сподь Б-г твой пленников твоих и сжалится над тобой, и снова соберет тебя из всех народов, среди которых рассеял тебя... И приведет тебя Г-сподь Б-г твой в страну, которой владели твои предки, и ты овладеешь ею." (Дварим, 30, 3-5). Приведите хоть один пример того, чтобы народ, полностью покинувший свою страну, не через тысячи, а хотя бы через сотни лет вернулся в нее! Искать бесполезно. История такого не знает. Венгры не мечтают о Зауралье, американцы - о Европе или Африке, бразильцы - о Португалии.
    Такую колоссальную аномалию, охватившую все пространство и время истории, не мог создать смертный. Это рука Б-га Истории, Творца Мироздания. Нам не нужно искать на далеких галактиках доказательство Его бытия. Более чем достаточно того, что происходит с нами. Сопротивление принятию этого доказательства наиболее сильно именно в еврейской среде. И не потому, что мы глупее других. Просто для остальных - это чи-сто умозрительное заключение. От нееврея оно не требует каких-то особых усилий перекраивания самого себя. От еврея - требует. Признавая Вс-вышнего, мы не можем не признавать себя Его народом, Eго подданными. А если это так, то признание обязывает нас принять на себя Его законы, жить по ним, а не по собственному произволу, строить здесь, на этой Земле, Его царство, нередко жертвуя ради этого какими-то своими желаниями и интересами. Трудно. Бунтовать легче. Однако результаты коллективного бунта слишком страшны и известны.
    Особенно нелепо противопоставление науки вере. Наука построена на детерминизме. Вера преодолевает его. Наука материалистична. Вера выводит нас за рамки материи. Наука вне морали. Она может изучить что, как и почему. Однако во имя чего, хорошо это или плохо - она не знает. Именно поэтому мир науки, не ограниченный верой, подвел человечество к грани коллективного самоубийства через нарастающее разрушение нашей жизненной среды.
    Но и среди евреев сопротивление принятию Б-га не везде одинаково. Наиболее ожесточенным оно является в Израиле. В изгнании религия - это определенная принадлежность. У христиан - церкви, у мусульман - мечети, ну и мы не бомжи, у нас - синагоги. Соответственно и со стороны неевреев нет особого сопротивления этой ситуации. В Израиле синагогой не отделаешься. Тут нужен Храм, а построит его только настоящее иудейское царство. Это не как у всех. Храма нет ни у кого. Поэтому эпицентр света становится и местом самых густых теней, самого острого противодействия и изнутри, и извне.

"Ами", С-Пб


Себастьян Вилар Родригес
Мнение

EBРОПА УМЕРЛА В АУШВИЦЕ

    Я шел по улице в Барселоне и вдруг открыл для себя ужасную истину - Европа умерла в Аушвице. В Освенциме.
    Мы убили шесть миллионов евреев и заменили их на двадцать миллионов мусульман. В Аушвице мы сожгли свою культуру, мышление, творческий потенциал, талант.
    Мы разрушили избранный народ, избранный по-настоящему, ибо он породил великих и замечательных людей, изменивших мир.
    Вклад этих людей ощущается во всех областях жизни: в науке, искусстве, международной торговле, но прежде всего - в том, что они подарили миру понятие "совесть".
    И вот, под маской терпимости, желая доказать самим себе, что мы излечились от вируса расовой вражды, - мы открыли ворота двадцати миллионам мусульман, которые принесли к нам глупость и невежество, религиозный радикализм и нетерпимость, преступность и бедность, вызванные нежеланием работать и поддерживать достойное существование своих семей.
    Они превратили прекрасные города Испании в часть третьего мира, тонущую в грязи и преступности. Они селятся в квартирах, предоставленных бесплатно правительством, и в стенах этих квартир строят планы, как убить и уничтожить наивных "хозяев".
    Таким образом, к нашему несчастью, мы обменяли культуру на фанатичную ненависть, творческий дар на дар разрушения, интеллигентность на отсталость и первобытные предрассудки.
    Мы променяли миролюбие европейского еврейства, его свойство заботиться о нормальном будущем для своих детей, его упорную привязанность к жизни, которая считается святой и неприкосновенной, на тех, кто ищет смерти, на людей, которые желают гибели себе и другим, нашим детям и своим детям.
    Какую ужасную ошибку совершила ты, несчастная Европа!

Статья была опубликована в одной
из центральных газет Испании
Перевод Р. Соломон "Мы здесь", США


ЕВРЕИ  В  МИРЕ
Паоло Шалом

СЕКРЕТНЫЙ ПЛАН ТОКИО:
ОТДАТЬ МАНЬЧЖУРИЮ ЕВРЕЯМ

    Тысячи людей, убегая от нацистских преследований, прибывали в Харбин, контролируемый Японией. Как считало императорское правительство, они могли помочь в развитии этой китайской колонии.
    История "Операции Фугу", разработанной японскими генералами в 1930-е годы. Секретный план. Мираж Земли Обетованной на краю мира. Возможное спасение на Дальнем Востоке для тысяч евреев, которых преследовали в Европе. Это не содержание фантастического исторического романа-это базовые положения "Операции Фугу", секретной директивы императорского японского правительства, целью которой было оказание содействия в размещении "детей Сиона" в Маньчжурии, оккупированной солдатами Тенно с 1931 года.
    Японцы рассчитывали на то, что евреи будут способствовать развитию региона и превратят Маньчжурию в "доходную" колонию для империи Восходящего солнца. Почему именно евреи? Япония, которая с середины XIX века стала мощным и милитаризированным государством, практически ничего не знала об этом народе, к которому на Западе относились как к парии. Те немногие сведения, которыми японцы располагали, были получены в 1919 году, когда они сражались вместе с русскими белогвардейцами (ярыми антисемитами) против революционеров-коммунистов Ленина.
    В те годы японские офицеры, направленные в Россию, познакомились и с "Протоколами сионских мудрецов"-пресловутой книжонкой, написанной царской охранкой, в которой евреев обвиняют во всех мерзостях на свете. Обвинялись они и в заговоре с целью обретения мирового господства. В этой фальшивке евреи характеризовались как люди "опасные, могущественные и способные манипулировать мировыми финансами и виновные во всех преступлениях", в том числе в организации революции.
    Японцы, уже давно начавшие изучать западные труды и черпать в них вдохновение для своих быстрых реформ, осуществили перевод "трактата царской охранки". Как ни странно, их реакция на описание характерных черт "этого смертельно опасного народа" была необычной: вместо того чтобы демонстрировать ненависть и презрение, японцы следовали своим культурным традициям. "Если богатый и влиятельный человек просит тебя о помощи, не делай ему плохого, помоги ему. В будущем он почувствует себя твоим должником",-говорят в Японии. Если евреи действительно такие могущественные, разве это повод, чтобы их преследовать? Лучше привлечь их на свою сторону.
    Таким образом, внутри японского правительства сформировалась "еврейская партия" (которая впоследствии стала противницей оси Рим-Берлин-Токио и выступала за альянс с Соединенными Штатами). Император Ёсихито (Тайсё), отец Хирохито, отправил своего второго сына, принца Чичибу, в Шанхай, чтобы тот изучал иврит под руководством раввина местной еврейской общины (после победы революции в России численность общины значительно увеличилась). Два высокопоставленных офицера, генерал Хигуси Киихиро, ставший впоследствии главой секретных служб в Маньчжурии (марионеточное королевство, которым правил последний китайский император Пу И), и полковник Йасуе Норихиро, его товарищ по академии, занялись разработкой "Операции Фугу".
    В последние годы в Японии большой интерес вызывает книга "План Фугу", написанная раввином Марвином Токайером, одним из консультантов правительства Токио. Операция была названа "Фугу"-по названию рыбы, которая в Японии считается деликатесом, но, приготовленная неправильно, может оказаться смертельно опасной: яд в ее внутренностях намного сильнее цианистого калия, и, если повар недостаточно тщательно ее выпотрошит, гурман будет обречен на смерть. Именно такими японцы воспринимали евреев: народ, обладающий превосходными качествами, но обращаться с которым следует с осторожностью.
    Японский план не сработал. Частично из-за объективных трудностей, связанных с огромными расстояниями, частично потому, что нацисты, осознавшие, что происходит, энергично протестовали против действий союзника. Однако несколько тысяч евреев все же добрались до Маньчжурии, осев в Харбине, где даже сегодня можно увидеть признаки существования старой общины: еврейская школа, столовая, больница и синагога. Больше всего евреев приехало из Биробиджана. Судя по некоторым документам, опубликованным в Японии, начиная с 12 марта 1938 года почти 20 тысяч беженцев еврейской национальности смогли без всяких виз пересечь границу между "советской еврейской республикой" и государством Манчукуо, которое контролировали японцы.


Еврейская бесплатная столовая в Харбине

    За переселением следили генерал Хигуси и полковник Йасуе, последний лично руководил действиями директора маньчжурских железных дорог Йосуки Матсуока, будущего министра иностранных дел. К ним присоединился и консул в Литве, Чиуне Сугихара: он выдал евреям тысячи виз на въезд в Японию. Переселение евреев и "Операция Фугу" резко прервались в 1941 году - с началом оккупации России Гитлером и после нападения японцев на Перл-Харбор "еврейская партия" в Токио проиграла сражение.


ШАГ  В  ИСТОРИЮ
Яков Хонигсман, Львов

ЛЮБЛИН, ГОРОД МОЕЙ ЮНОСТИ

Окончание. Начало в №9 (98)

    На втором месяце оккупации в октябре 1939 г. террор оккупантов против еврейского населения Люблина усилился. Почти ежедневно происходили облавы и убийства евреев, депортации в лагеря принудительного труда, устроенные в самом Люблине и в малых местечках области, Моя мама боялась, что в любой день могут схватить меня, 17-летнего парня, и депортировать в лагерь. Она посоветовала мне собраться и поскорее (во второй раз) уйти с друзьями на Восток, на территорию, занятую советскими войсками. Она верила в советскую власть и надеялась, что там я выживу и достигну успеха. Я так и поступил. В 20-х числах октября вместе с моим другом Пиней Вольбергом и семьей его сестры я покинул родной город и двинулся на Восток. Этим я спас себя. Никогда не прощу себе, что не взял с собой младшего брата, очень красивого 12-летнего Мордехая…
    С большими трудностями, не раз встречаясь со смертью, мы добрались до местечка Домачево и, перебравшись через Буг, оказались на территории, занятой советскими войсками. В белорусском городе Могилеве я устроился чернорабочим на швейной фабрике. Там через некоторое время, в феврале 1940 г., и разыскало меня единственное письмо брата - Мордехай сообщал, что в Люблине всех евреев, живших на Чехувке (в районе, заселенном в основном поляками), в том числе мать, отца, двух братьев и сестричку, переселили в еврейский район на улицу Широкую, которая позже вошла в состав Люблинского гетто.
    До весны 1941 г. это еще не было гетто, но свобода передвижения евреев уже была ограничена. Однако в еврейском районе еще существовало несколько нелегальных учебных заведений. Одно из них создал на ул. Цирульничей Нахман Корн, бывший учитель Гуманистической гимназии. К нему ежедневно приходили 20 учеников, с которыми учитель занимался целый день. Подпольно работали комитеты помощи узникам лагерей принудительного труда и помощи людям, изгнанным из своих квартир. Функционировала также людова (народная) столовая.
    21 марта 1941 г. власти официально объявили о создании в Люблине еврейского гетто. Его территория включала в себя несколько улиц в районе большой синагоги раби Марашалла, правую сторону улицы Любартовской, часть Уницкой, Ковальскую. Территория не была огорожена, но разделялась на два участка - "гетто А" и "гетто В". Первый участок вскоре был уничтожен, а в "гетто В" поселились члены юденрата и квалифицированные специалисты, которых немцы использовали в своих целях. Около 14 тысяч люблинских евреев гитлеровцы выселили в малые местечки. В гетто осталось около 32 тысяч узников. Здесь же находился приют для сирот, число которых увеличивалось с каждым днем. Несколько общественных кухонь, где выдавалась скудная порция супа, не могли предотвратить голод, нищету и болезни. В гетто разразилась эпидемия брюшного тифа и других заболеваний. Правда, в Люблине люди не умирали на улицах, как в других гетто. Но ежедневно из домов, общежитий для беженцев и двух больниц выносили завернутые в саваны трупы.
    Жизнь гетто описала выжившая узница Ида Гликштейн. Ее записки-воспоминания хранятся в архиве Еврейского исторического института в Варшаве под ? 322/91: "Брюшной тиф валил с ног все больше узников Люблинского гетто. Люди жили в адских условиях по 10-15 человек в одной комнате, лишенные топлива, в холоде и голоде. Доставать хлеб было очень трудно. Немецкие варвары не разрешали евреям появляться на рынках. Уходить из города было запрещено под угрозой расстрела. Никакой надежды на улучшение жизни не было"...
    Изоляция в гетто не избавила еврейское население от массового уничтожения. В ходе регулярных облав и других акций людей расстреливали на месте или депортировали в лагерь смерти Белжец. Эта судьба постигла мою маму и 6-летнюю сестричку. В Белжец была депортирована часть чиновников юденрата во главе с его председателем инженером Беккером. При этом гитлеровцы прибегали к коварному обману: людям объявили, что их отправляют в восточные районы для... организации новых юден-ратов. Всех пациентов обеих еврейских больниц - женщин, мужчин и больных детей - нацистские палачи вывезли в предместье Майдан Татарский и там расстреляли.
    Депортации избежали только опытные специалисты, ремесленники нужных оккупантам профессий. Их переселили на Майдан Татарский, где было создано новое, так называемое "Мустер гетто" ("Образцовое гетто"). И опять же не обошлось без коварства: переселенцам обещали предоставить отдельные домики с земельными участками для огородов. Среди наивных людей, поверивших в эти бредни, оказались мой отец и брат - оба они с утра до поздней ночи работали в столярной мастерской, выполнявшей заказы немецких фирм.
    В "новом гетто" поселили около пяти тысяч "нужных" евреев, но только двум тысячам из них выдали "аусвайсы", гарантировавшие на определенное время право на жизнь. Их разместили в летних домиках, рассчитанных лишь на половину "контингента". При переселении на Майдан около 2 тысяч евреев сумели нелегально проникнуть в "новое гетто" и спрятаться на чердаках, в подвалах и бункерах. Однако 20 апреля 1942 г. гитлеровцы провели очередную селекцию, в ходе которой обнаружили большинство нелегалов. Под охраной эсэсовцев их вывели в близлежащий Кремецкий лес и там расстреляли. В начале 1942 г. оккупационные власти начали подготовку к ликвидации еврейских гетто в генерал-губернаторстве. Первыми в черном списке значились Люблинское и Львовское гетто. В марте, в дни праздника Песах, немногим оставшимся в Люблине евреям объявили, что их на время переселят в Полесье, а через один - два месяца вернут в родной город. Даже предлагали добровольно записаться на поездку. Нашлись "активисты", в том числе члены юденрата Кастенберг, доктор Эдельштейн и другие, которые собрали деньги и ценности, надеясь откупиться от переселения. Начальник гестапо деньги и ценности принял, но на следующий же день приказал депортировать "доброхотов" в Белжец. В те апрельские дни были расстреляны редактор газеты "Люблинер-тугблат" Яков Нусблум, его жена, активистка Бунда Белла Шапиро, учитель Нахман Корр. Не пощадили гитлеровцы и своих прислужников, "стукачей", сотрудников еврейской полиции, охранявших "новое гетто" на Майдане.
    К тому времени в "новом гетто" уже была создана подпольная организация. Она установила связь с евреями - узниками шталага для военнопленных Войска Польского, находившегося на ул. Липовой, 7. При создании лагеря в 1939 г. там было около 8 тысяч узников, а к началу 1943-го осталось не более 800.
    При содействии подпольщиков "нового гетто" из шталага бежали Эхил Браверман, Яков Бланк, Иосиф Розенберг, из Люблинского гетто - слесарь Зяма Шинклер, сапожник Яков Щварц, столяр Адам Кирн и другие.
    Осенью 1942 г. 12 беглецов создали первый на Люблинщине еврейский партизанский отряд. Его возглавил бывший подофицер Войска Польского С. Ольчик (псевдоним "Горбатый"), политкомиссаром был избран Э. Браверман (псевдоним "Хиль"). До конца года отряд, пополнявшийся все новыми беглецами из гетто и лагерей, осуществил ряд успешных диверсий на железной дороге и в нескольких небольших немецких гарнизонах Люблинского дистрикта.
    В начале 1943 г. в районе местечка Острув отряд попал во вражеское окружение. В тяжелом бою большинство партизан, в т. ч. комиссар Браверман, пали смертью храбрых. Уцелевшие бойцы скрылись в лесу и со временем присоединились к партизанскому отряду им. Бартоша Гловацкого, которым командовал капитан Серафим Алексеев, бежавший из лагеря советских военнопленных.
    Это отнюдь не единственный пример вооруженного сопротивления гитлеровцам люблинских евреев. Глубокой январской ночью 1943 г. 23-летний узник шталага Самуэль Егер, заручившись поддержкой подпольщиков из Польской рабочей партии, организовал нападение на полицаев, охранявших лагерь, разоружил их и с группой пленных бежал в лес. Так возник еврейский партизанский отряд, названный именем Эмилии Плягер. Он имел на вооружении несколько автоматов, 5 пистолетов, гранаты и ножи. Разгромив несколько полицейских постов и пополнив запас оружия и боеприпасов, партизаны уничтожили ряд немецких учреждений, заготовительных пунктов и других объектов.
    Еврейский отряд вошел в подчинение Люблинского округа Гвардии Людовой, а когда его численность превысила 80 бойцов, разделился на две самостоятельные группы. В течение нескольких месяцев они оберегали от врага и обеспечивали продовольствием несколько еврейских семейных лагерей в Парчевских лесах Люблинского воеводства. По сведениям английского исследователя Р. Линштейна, 250 обитателей этих лагерей пережили Катастрофу.
    Тем временем гитлеровские палачи завершали тотальную ликвидацию еврейского населения. В апреле 1942 г. Люблинское гетто перестало существовать. Город стал "юденфрай". При этом варвары XX века стремились уничтожить не только людей, но и все, что напоминало о многовековой еврейской жизни в этом городе. Были стерты с лица земли старые дома на улицах Ятечной, Широкой, Замковой, Подзамче, Краковецкой, Фурманской, разрушены синагоги Магарама и Марашалла. "Цивилизованные" немцы не пощадили и мертвых: из всех еврейских кладбищ сохранили только самое древнее - с захоронениями ХV-ХVI веков. Надгробные плиты мацев использовали при ремонте разрушенных дорог.
    Покончив с евреями в городе, нацисты приступили к ликвидации "образцового гетто". Утром 9 ноября 1942 г. была проведена крупная "акция", в результате которой значительная часть узников оказалась в концентрационном лагере Майданек, где их ожидала неизбежная смерть. Обнаруженных во время облавы "нелегалов" расстреляли на месте. Последние обитатели гетто на Майдане поняли, что их дни сочтены, что ни аусвайсы, ни дефицитные профессии их уже не спасут. По поселку брели люди-тени, лишенные не только воли к борьбе, но и желания жить. Впав в страшную депрессию, многие не умывались, не стриглись, отпустили бороды. Десятки узников покончили жизнь самоубийством. Среди них был и известный в городе доктор Плоткин. Он излечил и спас от смерти сотни "арийских" пациентов. Его спасти было некому...
    Агония продолжалась почти год. 2 сентября 1943-го начался последний акт трагедии люблинского еврейства. К тому времени в гетто на Майдане оставалось не более тысячи узников - те, которые не были расстреляны или депортированы в концлагеря, не умерли от истощения и голода, не сумели уйти в леса к партизанам или пробраться на "арийскую" сторону и спрятаться у польских друзей. Тщательно прочесав всю территорию "образцового гетто", эсэсовцы и полицаи собрали всех оставшихся его обитателей и отправили в лагерь смерти Майданек. После этого начался повальный грабеж имущества, оставшегося в еврейских домах.
    "С еврейской общиной в Люблине было покончено,- писал историк-архивист Роберт Кувалек.- Из 42 тысяч евреев Люблина уцелело не более одной тысячи. Они разбрелись по миру, так как остаться в городе и жить на кладбище своих родных и близких было невозможно".
    Сейчас в Люблине почти нет евреев, но сохранилась память об их богатой и яркой истории. Чудом сохранились не только архивные документы, но и бесценные исторические памятники, свидетельства людей, переживших Катастрофу.
    Я бесконечно благодарен директору Еврейского исторического института в Варшаве, который прислал мне копии воспоминаний людей, живших в то страшное время в Люблинском гетто и в гетто на Майдане - И. Гликштейн, Н. Темкина, И. Розенберга, А. Райхенберга. Эти материалы легли в основу исторического очерка о городе моих предков, городе моей юности.


СОБЫТИЕ

СЪЕЗД ЕВРЕЕВ УКРАИНЫ

    19 сентября в Киев приехала яркая, самобытная и амбициозная "гостья". Она тряслась в поезде, парила на самолете, ехала в автобусе, такси и на метро, чтобы зайти в Национальный дворец "Украина" и разобраться в себе. Прошло 5 лет - нужно подвести итоги, сделать выводы и построить планы на будущий временной отрезок жизни. Она рада, что в очередной раз может сосредоточиться и быть откровенной, глядя на свое будущее в современой Украине с оптимизмом.
    Она в зале не одинока - президиум и партер пестрят почетными гостями из Израиля, СНГ; заслуженные поздравления от руководителей ее родин (Виктора Ющенко и Шимона Переса), известных во всем мире общественных деятелей и других занятых людей радуют слух и тешат самолюбие. Она этого достойна, ей это по силам, ведь она - ОБЪЕДИНЕННАЯ ЕВРЕЙСКАЯ ОБЩИНА УКРАИНЫ.
    ОЕОУ вновь избрала своим президентом Вадима Рабиновича и одобрила представленную ей команду, в частности, губернатора Запорожской области Евгения Червоненко в качестве вице-предидента ОЕОУ и харьковского предпринимателя Вадима Вишневского как председателя Совета регионов Еврейской общины Украины. Такие важные и, надо надеяться, правильные решения приняли, приехавшие на конгресс 32 делегации, а именно 1894 делегата со всех уголков Украины.
    Съезд окончился: в зале "Украины" царило согласие и духовное единение, что не удивительно, когда рядом главный раввин Израиля Йона Метцгер и главные раввины Украины.

София Вальшонок, Харьков
Фото автора


СОБЫТИЕ

ДЖАЗОВЫЕ ВЕЧЕРА С СЕРГЕЕМ ДАВЫДОВЫМ, PAGO LIBRE -
В ХАРЬКОВЕ

    Европейский джазовый проект - квартет PAGO LIBRE состоялся 9 сентября в Харькове. Квартет возник в 1989 году как интернациональный проект живущего в Швейцарии пианиста и композитора Джона Вулфа Бреннана.
    Название PAGO LIBRE образовано из начальных слогов фамилий участников первого состава: итальянского контрабасиста Daniel PAtumi, американского скрипача Steve GOodman, шведского трубача Lars LIndvall и швейцарца ирландского происхождения пианиста John Wolf BREnnan. Венский скрипач Чо Тайссинг появился в составе после ухода Гудмана. В октябре 1994 года к группе примкнул Аркадий Шилклопер как дублер трубача. Теперь PAGO LIBRE - фактически сборная новоджазовая команда, в состав которой входят Аркадий Фимович Шилклопер, Германия (валторна, флю-гельгорн, альпийский рог), Чо Тайссинг, Австрия (скрипка, голос), Джон Вольф Бреннан, Ирландия-Швейцария (фортепиано), Георг Брайншмид, Австрия (контрабас).
    PAGO LIBRE называют необычным, даже по джазовым меркам, коллективом. В группе нет традиционных ударных инструментов, поэтому звучание этого ансамбля невозможно перепутать ни с каким другим, зато присутствуют такие необычные для джаза инструменты как валторна, флюгергорн и даже трехметровый альпийский рожок. Все это - из арсенала Аркадия Шилклопера.
    Стиль PAGO LIBRE - европейский джаз, экспериментальный и авангардный, хотя музыканты исполняют смесь джаза, фолка и классики. Их игра филигранна, пьесы сложны, а импровизация - основа основ джаза - идеальна. И самые серьезные критики, и невзыскательная публика снимают перед этими музыкантами шляпы.
    Они понимают друг друга с полутона, с полуноты и не перестают слегка хулиганить даже на сцене. Обычная современная джаз-банда, говорят о себе сами музыканты. У всех участников группы академическое образование, поэтому в их собственных пьесах часто звучат намеки на классику. Любимая тема - Стравинский, которого музыканты вспоминают не только на сцене.
    Четыре музыканта - четыре индивидуальности, играют не только на инструментах, но и на публику. Каждый вносит в группу свой неповторимый стиль (и не только музыкальный). Георг Брайншмид: "Я привнес мой стиль игры, мои композиции и латте-маккьято - такой мягкий напиток. Я считаю, это очень важный вклад в PAGO LIBRE. Иногда я даже добавляю молоко прямо в контрабас для мягкости звучания".

    Новая программа PAGO LIBRE представляет собой все тот же евроджаз - без блюзовых нот, афроамериканской экспрессии и straight ahead, т. е. четко очерченного деления на тему-импро-визации-тему и вообще без всех признаков джазового мэйнстри-ма. В квартете принципиально нет ударных, нет никаких намеков на классический джазовый репертуар. И полька вместо блюзового рифа тоже в духе евроджаза, и трехметровый альпийский рог Шилклопера, и модный балканский фольклор, и подготовленный рояль в духе авангардиста Джон Кейджа и постмодерниста Стивена Скотта. В PAGO LIBRE исполняемые произведения развиваются порой очень необычно - сюрпризы происходят не только для публики, но, как говорят сами музыканты, и для них.
    Музыка Pago Libre непредсказуема, живая и необычная. Тема меняется по ходу исполнения несколько раз, любая запущенная кем-то одним импровизация подхватывается моментально и развивается дальше во всей красе. Соло каждого - драйвового Брайншмидта, романтичного Тайссинга, лиричного и в то же время юморного Шилклопера - перерастает в коллективную согласованную игру или рассыпается в потрясающую коллективную импровизацию. Уникальный букет создают звучание трио: скрипка-валторна-контрабас, дополняемое вокалом Чо Тайссинга и мягким аккомпанементом Джона Вольфа Бреннана, который эффектно просто "шаманит" со струнами под крышкой рояля. А проведенная мини-пресс-конференция показала, что здоровый юмор свойственен всем участникам коллектива не только в музыке. Могу только добавить, что впечатления от концерта самые яркие.

Лариса Воловик, Харьков


ЮБИЛЕЙ

СМАЙЛИКУ ИСПОЛНИЛОСЬ 25 ЛЕТ


«Отец смайлика»
профессор Scott Fahlman
    Время рождения смайлика известно с точностью до минуты. 19 сентября 1982 года в 11:44 утра Скотт Фальман отправил коллегам электронное сообщение, в котором в ходе дискуссии об он-лайн юморе, предложил использовать смайлик (smiley, emoticon) для выражения эмоций. «Я предлагаю использовать данный символ, чтобы помечать шутливые слова: :-). Чтобы пометить предложение, которое не является шуткой, пишите: :-(», - писал он. При рассматривании сбоку знак выглядит, как человеческое лицо: глаза, нос и рот с поднятыми в улыбке уголками губ. Соответственно, грусть или разочарование обозначает значок - лицо с печально опущенными уголками рта.
    Однако ранее идею смайлика подал в интервью в апреле 1969 года писатель Владимир Набоков: «Я часто думаю, что должен существовать специальный типографский знак, обозначающий улыбку, - нечто вроде выгнутой линии, лежащей навзничь скобки»…
    Первое же графическое изображение улыбки по заказу одной страховой компании нарисовал американский художник Харви Болл еще в декабре 1963 года - это было улыбающееся лицо в виде перевернутых двоеточия и скобки в желтом круге. Значки с таким изображением были подарены тогда служащим и клиентам компании.
    В настоящее время можно встретить несколько десятков «смайликов», выражающих самые разные эмоции. Для экономии времени пользователи часто опускают знаки глаз и носа и ограничиваются скобками, повернутыми влево или вправо, причем их количество выражает силу радости или печали.
    Лингвисты заявляют, что смайлики дают людям возможность объяснить свои чувства самым быстрым и доступным образом. Другим путем сделать это было бы гораздо труднее.


ЦИТАТА СЕНТЯБРЯ

    «Газетное дело не искусство, а ремесло. Это профессия почти столь же древняя, как… словом, это вторая древнейшая профессия».

Джон Браун Ходжмен
(издатель газеты «Дейли глоб»
на еженедельном редакционном совещании
28 октября 1936 года).




ХАРЬКОВСКИЙ МУЗЕЙ ХОЛОКОСТА И ОБЛАСТНОЙ КОМИТЕТ «ДРОБИЦКИЙ ЯР» БЛАГОДАРЯТ ЗА ФИНАНСОВУЮ ПОДДЕРЖКУ В ОКТЯБРЕ 2007 ГОДА

Благотворительный фонд «DAAR»
(директор Наташа Блейзер, Хьюстон)

Харьковское отделение Американского Распределительного комитета «Джойнт»

(директор Шира Гениш)

Всеукраинский благотворительный фонд «ДАР»
(Председатель правления Валентина Подгорная, Киев)


Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: volovik@vlink.kharkov.ua