2007
декабрь
№11 (100)

Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ОТ РЕДАКТОРА

    Выходит 100-й номер газеты «Дайджест Е».

    Обычно в таком случае возвращаются памятью к началу — к выходу первого номера. Это был спаренный №1, 2 (декабрь 1995, январь 1996). Еще не было логотипа, но эпиграф «Каждый выбирает для себя…» Юрия Левитанского , которого не особо цитировали в те годы, до сих пор выражает позицию газеты. В этом же номере мы сообщали о неожиданной смерти Юрия Давыдовича 25 января 1996 года после встречи в московской мэрии, где собрались писатели и политики демократического направления. Левитанский, поэт — фронтовик, два раза брал слово и, как всегда, говорил о своем решительном несогласии с политикой президента России в чеченской войне. Ему стало плохо, и хотя «неотложка» пришла мгновенно, спасти поэта не смогли. Он умер, отстаивая мир.
    Тогда же, в ночь с 27 на 28 января, в США скончался еще один поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе Иосиф Александрович Бродский, родившийся в 1940 г. в Питере, но вынужденный своей страной жить в Нью-Йорке.
    Но главное, ради чего создавалась газета, это подробнейшая информация о ходе строительства Памятника жертвам Холокоста в Дробицком Яру. На первой странице первого выпуска газеты врезка: «Выпуск посвящен трагедии харьковского еврейского гетто декабря 1941 года и памяти жертв Холокоста. Средства, вырученные за реализацию выпуска, полностью будут перечислены на р/счет … на строительство мемориала «Памятный знак в Дробицком Яру».
    Как поется в песне, «какими мы были наивными…». Деньги, конечно, перечислили, но они были очень небольшими и совсем «не делали погоду», но это был акт, движение души. На издание газеты не только не было ни копейки, не было и никакого издательского опыта, было желание рассказать правду о строительстве в Дробицком Яру, различных точках зрения на проблему, Издававшиеся в то время различными организациями харьковские еврейские газеты не горели желанием печатать наши материалы.
    Газету зарегистрировали быстро, но никак не могли найти финансы на ее издание. Надо сказать, что первый выпуск полностью был благотворительный. Председатель Харьковского об­ластного комитета «Дро­биц­кий Яр» Леонид Леонидов и я, как создатель и редактор газеты, «выбегивали» возможности ее выпуска. Директор книжной фабрики «Глобус» почти «за копейки» дал согласие на печать, бумагу благотворительно выделила организация «Укрбумснаб», которая даже завезла рулон на фабрику. (Это была одна из многих организаций, кстати, нееврейских, которые оказывали нам благотворительность — не деньгами, а услугами, материалами. Обо всех этих организациях сохранилась информация в комитете). Весь процесс печати я «прошагала в цехах фабрики» — от создания матриц до выхода номера. С пониманием отнеслось к нам и руководство Союзпечати, разрешив распределить часть тиража (2000 экземпляров) по своим киоскам.
    Самое интересное началось позже, когда газеты попали в киоски Союзпечати. В основном, это были киоски в центре Харькова и. проходя мимо, все мы заглядывали, как продается газета. Но нам начали говорить, что газету купить невозможно. Решили проверить. Подхожу к одному киоску — «Дайджест Е», пожалуйста» — Нет такой.
    — Что? Уже продали?» — радуюсь я.
Киоскер, замявшись, отвечает — «Ее никто не спрашивает».
    — А почему она у вас не выставлена. Газета новая. О ней никто не знает.
    Начинает рыться и в самом низу на полу находит пачку газет.
    Были продавцы, которые сознательно не выкладывали нашу газету. Так что опыт продажи газеты даже с благотворительной целью в киосках не увенчался успехом. Часть тиража решили реализовать в еврейских организациях, которые в Харькове росли как грибы. Произошла интересная вещь — газету читали с удовольствием, а затем пачками возвращали назад. Евреи еще не осознали, что цдака — это обязанность каждого еврея. Я недаром в начале написала фразу «Б-же, какими мы были наивными»…
    Из-за отсутствия финансирования газета выходить перестала. Перерыв был в 3 года — до октября 1999 г. В это время в Харькове появился новый посланник Джойнта Данни Гехтман. Джойнт тогда выделял мизерную сумму комитету и созданному уже музею Холокоста. Приятным оказалось то, что новый представитель Джойнта не вызвал нас к себе, а пришел знакомиться в наш офис. Уже в конце разговора я, между прочим, заметила, что «мы и газету выпускали».
    — Почему не выпускаете сейчас?
    — Денег нет.
    — Я через три дня уезжаю в Иерусалим. Успеете составить смету?
    Мы, конечно, успели, и Джойнт выделил деньги на выпуск двух номеров –в ноябре и декабре. С тех пор газета выходит ежемесячно, без отпуска.
    Часто, общаясь с редакторами еврейских газет на всем постсоветском пространстве, слышу справедливые нарекания, как финансирующая организация вмешивается в политику газеты. Мы все помним выражение — «кто платит, тот заказывает музыку». Вероятно, мне повезло — я не получала «руководящих» указаний.
    Конечно, в последние годы многое изменилось — у газеты новый спонсор (Благотворительный фонд «ДАР»), содержание газеты — это давно уже не «дайджест» в его буквальном понимании, но газету знают, и не хочется менять ее название. Не изменилась только позиция газеты, направленная на «позитив», на поиски точек соприкосновения, а не разъединения. Нашу газету читает и нееврейская аудитория, и для редакции важно, познакомить читателей с еврейской культурой, религией, историей, с лучшими представителями своего народа. Рассказать, как живут евреи среди других народов мира и в своей стране. Мы не даем советов, как жить, за кого голосовать, мы все эти годы следуем девизу газеты:
    Каждый выбирает для себя
    женщину религию, дорогу.
    Дьяволу служить или пророку –
    каждый выбирает для себя.

Лариса Воловик,
член Национального союза
журналистов Украины


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

    Редакция газеты «Дайджест Е»,
главному редактору Ларисе Воловик

Уважаемые коллеги и друзья, дорогая Лариса,
газета Конгресса национальных общин Украины «Форум наций» сердечно поздравляет вас с выходом 100 номера газеты «Дайджест Е».
    Только тот, кто работал в национальной прессе, знает, как непросто при ограниченном и только спонсорском финансировании издавать интересную газету маленьким коллективом, как сложно отстоять свою гражданскую позицию и сделать заинтересованными сторонниками своих читателей. Вам удается сделать это.
    Для еврейской газеты особенно важно не только хранить память о прошлом, но и верить в будущее своего народа на земле, где он пережил величайшие трагедии, но также внес свой вклад в экономику, науку, культуру, а еще просто жил, растил детей, был счастлив. Вам удается сделать и это.
    Мы верим, что все ваши читатели, в Украине, в Израиле, везде, где живут евреи, ждут газету и присоединяются к нашим поздравлениям.
    Желаем, по еврейскому обычаю, до 120, а потом много раз столько же!
Форумовцы


    Главного редактора Воловик Ларису Фалеевну, а также всех участников создания газеты «Дайджест Е» поздравляем с выходом юбилейного номера газеты.
    Хранить, беречь и помнить историю хорошо. Рассказать, передать поколениям то, что вы ищите и познаете — вот главное достоинство вашей газеты.
    Благодарим и ценим.

Наташа Блейзер, Валентина Подгорная
Благотворительный фонд «ДАР»

    Г-же Ларисе Воловик.
    С юбилейным выпуском!
    Статьи из Вашей газеты ценны тем, что Вы подаете материал с такой теплотой и такими чувствами будто сами переживали описанные события. Каждый номер содержит исключительно интересные материалы из истории еврейства Украины, Польши и других стран. Благодаря этому газета завоевала большую популярность среди читателей Западной Украины.
    Успехов Вам!

Профессор Яков Хонигсман,
гл. редактор газеты «Шофар»
Борис Комский, Львов

К ЕВРЕЯМ УКРАИНЫ

    24 ноября наше государство чтит память жертв Голодомора.
    Все мы, независимо от национальности и религии, должны почтить память безвинных жертв. Это наш долг как граждан Украины. Этим мы подчеркнем: мы единая сплоченная нация.
    Важно помнить о духовном смысле поминовения жертв Голодомора. Наша память важна как забота о тех, кто ушел из этого мира, ибо их души ощущают ее. Не менее важно поминовение жертв и как урок для тех, кто придет в этот мир, ибо им мы передаём наши знания и память. Чтя память жертв Голодомора, мы тем самым делаем важный шаг для того, чтобы подобное больше не могло повториться на Земле.
    Государство предложило почтить память жертв Голодомора зажжением свечей. Это полностью совпадает и с еврейской традицией, ибо человеческая жизнь в священных книгах уподоблена свече, зажженной Всевышним, как сказано «нер Гашем — нишмат адам».
    Мы, евреи, должны почтить память жертв Голодомора в соотвествии с законами Торы, в согласии с нашей религией. 24 ноября этого года приходится на субботу — на Шаббат. Согласно законам иудаизма, евреи не могут нарушать святость субботнего дня. Но по окончании субботы, с появлением первых звезд, мы должны проявить нашу солидарность и, разделяя боль всей нашей Украины, почтить память жертв Голодомора.
    Я призываю вас 24 ноября (после окончания Шаббата, с наступлением 15 кислева по еврейскому календарю), когда зайдет солнце и появятся первые звезды, зажечь свечи в память о жертвах Голодомора — одной из самых страшных трагедий ХХ века.
    Я призвал всех раввинов Украины во время субботних богослужений в синагогах прочесть поминальную молитву. Эта молитва подымется к престолу Всевышнего и будет просить Творца мира благословить души невинно убиенных в то страшное время.
    Вместе со всем народом Украины мы скорбим о жертвах Голодомора. Вместе со всем народом Украины мы помним о страданиях и боли.
    Да благословит Всевышний Украину и ее многонациональный народ, да избавит ее от трагедий и несчастий.

Главный раввин Украины
Азриэль Хайкин


СОБЫТИЯ

ВИЗИТ   ПРЕЗИДЕНТА   УКРАИНЫ
В ИЗРАИЛЬ


У Стены Плача

    Президент Украины Виктор Ющенко 14 ноября начал трехдневный визит в Израиль встречей с активом Всеизраильского объединения выходцев с Украины и представителями украинской общины.
    В Иерусалиме Президент Украины возложил венок к памятнику жертвам Холокоста в Мемориальном комплексе «Яд Вашем». Присутствующие почтили память жертв Холокоста минутой молчания, состоялась молитва по невинным жертвам.
    Президент Украины передал Мемо­риаль­ному комплексу оригинал книги «Дварим» (Второзаконие), на страницах которой Бердичевский еврей Мордехай Генцель зафиксировал имена своих близких, погибших в трагедии Холокоста и на фронтах Второй мировой войны. (Бердичевская трагедия считается одной из самых страшных в истории Холокоста). Книга «Дварим» хранилась в архиве Центра исследований истории и культуры восточноевропейского еврейства Киево-Могилянской Академии и передана в Яд Вашем как в самый авторитетный в мире центр истории Холокоста. Виктор Ющенко передал камень и землю из Бабьего Яра, а также книги, посвященные трагедии Бабьего Яра. «Мы вместе с еврейским народом готовы и впредь сотрудничать в теме изучения Холокоста, исследования исторических материалов», — сказал Президент Украины. Он подчеркнул, что в истории Холокоста открыты далеко не все страницы. В этом контексте Виктор Ющенко отметил, что Украина и Израиль имеют как добрые страницы общей истории, так и требующие еще определенного ответа. «Убежден, обе стороны пройдут эту дорогу. Это работа во имя более глубокого взаимопонимания», — сказал В. Ющенко.
    Он выразил убежденность, что Праведники мира достойны соответствующих государственных наград Украины. «Хочу от имени украинской нации, украинского народа еще раз подтвердить и продемонстрировать: мы преданная сторона в процессе раскрытия всех преступлений против человечества», — подчеркнул Виктор Ющенко. Он заверил, что в Украине будут предприниматься все меры по недопущению ксенофобии и антисемитизма. «Я счастлив, что сегодня понятия антисемитизма или ксенофобии не характерны для Украины», — добавил он. Что касается отдельных эпизодов, возникающих в этом плане, Президент отметил, что миссией украинской власти остается принимать меры для их недопущения.
    Президент подчеркнул, что Холокост остается трагедией не только еврейского народа, ведь каждая четвертая его жертва родилась на украинской земле. «Для Украины это всегда будет очень чувствительная тема», — добавил он.
    Виктор Ющенко выразил уверенность, что впереди Украину и Израиль ждет большая работа по исследованию темы Холокоста, «которая с каждым днем будет приближать обе нации к торжеству справедливости».


Президенты Виктор Ющенко и Шимон Перес

    Во время визита Президента Украины в Израиль Виктор Ющенко вручил Прези­денту Израиля Шимону Пересу орден князя Ярослава Мудрого І степени. Церемония награждения состоялась в Иерусалиме. После завершения встречи глав государств также состоялась церемония передачи израильской стороне рассекреченных материалов о судьбе и деятельности еврейских общин в Украине в 20-40 годы ХХ века, а также списков еврейских интернированных лиц, погибших в лагерях НКВД на территории Украины в 1944-54 годах.
    Президент Израиля поблагодарил Главу украинского государства за этот шаг. «Для нас очень важно помнить людей, которые работали на благо нашего народа», — сказал он. Шимон Перес также высоко оценил решение Виктора Ющенко о передаче свитков Торы еврейским общинам…
    Одним из главных событий стало посещение заседания израильского парламента. Президенту пришлось выслушать жесткую критику в адрес Украины в связи с «проявлениями антисемитизма и неонацизма» и по поводу присвоения Роману Шухевичу звания Героя Украины.
    В своем выступлении перед депутатами Кнесета Президент Украины сказал: «Для нас очень важной будет моральная поддержка и солидарность Государства Израиль в чествовании жертв тоталитарного террора против Украинского народа, особенно во время Голодомора 1932-33 годов. Наш мотив — общечеловеческий».
    Он подчеркнул, что цель этой инициативы Украины — «усилить общую борьбу против любого тоталитарного сознания, независимо от его обличия».
    В своем выступлении Виктор Ющенко подчеркнул особое родство историй двух наций, для которых длительное время «врагом было зло безгосударственности и неволи, которое несло раздор, несправедливость и вражду между братьями». По словам Президента, сегодня это родство имеет еще одну опору — «это преданность демократии, которую избрали и воплощают в жизнь наши народы». В связи с этим Виктор Ющенко выразил поддержку украинской стороной израильскому сообществу и его демократии, а также сочувствия по поводу трагической истории еврейского народа. «В нашем сердце — боль и скорбь по миллионам невинных жертв вашей нации. Решительно и однозначно мы осуждаем все преступления, совершенные против еврейского народа тоталитарными режимами», — сказал Президент.
    Глава государства заявил, что Украина жестко и категорично отвергает проявления антисемитизма, ксенофобии и нетерпимости к человеческой жизни. «С этим злом, которое может отравить любой чистый источник, надо вести постоянную и непримиримую борьбу», — сказал он.
    Виктор Ющенко подчеркнул, что, со своей стороны, Украина всячески содействует развитию еврейской культуры. «Я твердо подтверждаю — еврейское наследие в Украине всегда будет иметь надлежащую опеку и защиту», — отметил Глава государства. Он напомнил, что в Украине был открыт первый в Восточной Европе музей памяти Холокоста. Недавно был издан президентский указ о передаче иудейским религиозным общинам свитков Торы из Национального архивного фонда Украины. Сегодня израильской стороне переданы рассекреченные данные о деятельности еврейских организаций в Украине в 20-30-х годах ХХ века. «С искренним сердцем призываем общими усилиями полноценно представить весь уникальный пласт еврейской культуры и присутствия в нашем государстве», — сказал Президент.
    Виктор Ющенко подчеркнул, что «в современных, новых обстоятельствах мы способны и обязаны по-новому открыть взаимные возможности». По его мнению, в украинско-израильских отношениях «нет проблем, которые невозможно решить мудрым и объединяющим способом». В этом контексте Президент положительно оценил поддержку со стороны Главы израильского государства украинской инициативы начать «Диалог правды во имя будущего».

Пресс-служба Президента
Украины и другие источники


ПАМЯТЬ И ИМЯ

ПАМЯТИ ИЦХАКА МОШКОВИЧА

    В ночь на 6 ноября 2007 года на 81-м году ушел из жизни Ицхак (Исаак Моисеевич) Мошкович.
    Не стало человека, который радовал нас своими статьями, рассказами, изредка стихами (они говорили о его сущности даже больше чем проза)…


Ицхак Мошкович в Дробицком Яру

    В декабре 1981 года он уехал из Харькова в Израиль. До отъезда с 1979 по 1981 год был в «отказе». Жил (как странно говорить о нем «жил»…) в Иерусалиме в квартире с видом на Иудею. С 1983 года работал в Зале имен Мемориала Катастрофы и Героизма европейского еврейства «Яд Вашем».
    На его похоронах представитель Яд Вашем сказал: «Мы тебя никогда не забудем. Ты один в нашем музее сделал столько, сколько все мы, провожающие, не сделали, да и, навряд ли, сумеем сделать. Ты всегда был на месте и во — время, всегда подставлял плечо любому нуждающемуся.
    А самое главное, — какого ЧЕЛОВЕКА мы потеряли. Так нелегко быть в наши дни Человеком. А ты был и таким останешься навечно в сердцах всех, кто знал тебя, общался с тобою.
    Сколько благодарственных писем от тысяч посетителей музея»...

    В эти грустные дни мне захотелось перечитать его роман «Под крышкой гроба господня». Несколько лет назад читала его по одной-две главе, которые Ицхак присылал по Е-мэйл по мере написания, с нетерпением ожидая продолжения. «Хотите быть первой читательницей моего романа?» — написал он. В израильских «Новостях недели» много лет была его постоянная рубрика, к сожалению, не всегда доступная нам здесь, в Украине. При жизни Ицхака Мошковича увидела свет его единственная книга «От Ноя до наших дней», Иерусалим, 2006, объединившая всего 7 повестей и рассказов – малую толику из всего написанного. Сейчас благодаря сайту «Заграница» сотни людей во всем мире могут прочитать написанное им. Писал он и под своим именем, иногда как Нил Борисов или Шай Гербер. Все написанное Ицхаком Мошковичем написано ярким сочным языком, точным метким словом, пронизано добрым юмором и неиссякаемым оптимизмом, несмотря иногда на очень резкие высказывания, когда это затрагивало его сущность.
    20 лет работы в Зале имен Яд Вашем, 20 лет ежедневных встреч и бесед с людьми разных национальностей и вероисповеданий, общение с ними на их же языке, умение разговорить, прочувствовать чужую боль как свою – каким человеком надо быть!.. Его последняя статья «Глупая масса» прошла в конце недели, но он об этом уже не узнал.
    Я счастлива, что была знакома с ним, и скорблю вместе со всеми, кому он был дорог. Сколько еще он мог сделать!..

    Ицхака Мошковича похоронили 6 ноября на кладбище «Гиват Шауль» в Иерусалиме, на земле Израиля, которая так была дорога ему.
    Поют последние псалмы и звучит прощальное:
    — Ицхак бен Моше Гакоэн (Исаак Моисеевич из когенов).
    Оказывается, Ицхак Мошкович — коэн. (Все евреи делятся на три категории: КОЭН — служители в Храме, ЛЕВИТЫ — певшие гимны, игравшие на инструментах и помогавшие коэнам и остальные — ИСРАЭЛЬ (Израиль).

    Пусть благословенна будет память твоя, Ицхак!

Лариса Воловик, Харьков
Фото автора


Ицхак Мошкович, Иерусалим

БРАКИ СМЕШАННЫЕ И СМЕШНЫЕ

  «...О любви в словах не говорят.
О любви вздыхают лишь украдкой,
Да глаза, как яхонты, горят»
Сергей Есенин
 
    Научно доказано, что, когда глаза горят, как яхонты, всякое вмешательство извне под предлогом различий в цвете кожи, форме носов, этнической, классовой или конфессиональной принадлежности — абсолютно неэффективно, и самое разумное: отступиться, оставить попытки что-то изменить и вовсе не поднимать этого вопроса. Тем более, что при выборе между браком по любви и браком по расчету расчетливые люди отдают предпочтение браку по любви, так как жениться без любви нерасчетливо.
    Мы вступили в XXI век, имея такие развитые средства информации, связи и транспорта, с такими открытыми границами между государствами и группами людей и при всем этом в обстановке такого обвала духовности, что никаких инструментов влияния на решения такого рода, как выбор подруги или друга жизни, давно уже не существует. В крайнем случае можно посетовать, поворчать по-стариковски на тему о том, как было прежде и что об этом сказал прадед моего деда, а также слегка позлорадствовать на тему о том, что, дескать, ну, вот, видите, к чему приводят эти ваши мезальянсы?
    Впрочем, об этом поговорить все-таки стоит.
* * *
    В Зале имен я как в кругосветном путешествии. Только наоборот: мир вертится вокруг меня. В том смысле, что приходят люди со всех континентов и стран.
    Однажды к моему дэску подошел парень в черном костюме, кипе и с бородкой, из тех, которых по какому-то недоразумению называют «ортодоксами», хотя сами они называют себя иначе. Вообще, среди людей довольно широко распространена манера давать людям такие имена и клички, чтобы их это коробило. Эту категорию людей чаще всего называют «пейсатыми», «датишниками» и даже «пингвинами», что по идее должно указывать на их неполноценность по отношению к тем, кто без пейс, без «дат» (религии) и без белой рубашки под черным пиджаком.
    Этот был англоязычным и родом из Австралии. Разговорились.
    — Родители моего отца мусульмане, из Турции, а родители мамы — польские евреи, бежавшие перед войной в Великобританию. Папа и мама никогда не были религиозными, а познакомились, когда учились в университете.
    Можно себе представить эту польско еврейскую семью, которой только турка в их мишпухе и нехватало, и имигрантов-турок, перепуганных перспективой видеть за своим столом эту идыше мейделех. Словом, с двух сторон началась форменая травля обоих влюбленных. А кончилось тем, что оба сбежали на Крит, и оттуда — подальше от Турции, Польши и Британии — аж в Австралию, где они с Божьей помощи поженились, устроились и абсорбировались. И стали благополучными австралийцами. Словом, все было так хорошо, что аж противно рассказывать. И только в день получения сыном университетского диплома, они поняли, что все не так-то просто. Наш «затурканный еврей» пришел к родителям и сказал:
    — Извините, дорогие, но теперь я должен узнать, где мои корни, и каковы они. Поэтому, если мама не возражает, то я отправляюсь в Сирию изучать ислам.
    Мама не возражала и он года полтора учился в Сирии.
    — Ну, и как?
    — Интересно. Но там я случайно узнал, что, если я еврей по матери, то по еврейским законам это означает, что я и есть еврей. Наверняка, моя мама сама этого не знала, так как это ее никогда не интересовало. Словом, вернувшись домой, я опять посадил перед собой родителей и сказал им, что теперь хочу понять, что значит быть евреем. А для этого я хочу поехать в Израиль и послушать еврейских учителей. Родители не возражали.
    — И?..
    — И вот уже год, как я учусь в ешиве.
    — Что-нибудь понял и решил?
    — Это не так просто. Нужно время.
    — Однако, зачем это все тебе? Ты австралиец. Этого недостаточно?
    — Нет. Я люблю своих родителей, но они создали ситуацию, при которой я должен выбирать. Не между ними — Боже сохрани! — а между тем, что они прячут, каждый за своей спиной. У меня бы вовсе не было вопроса: кто я? Вопроса о моей идентификации, если бы оба не принадлежали к разным...
    — Разве все мы — не одно человечество? Разве просто быть человеком и частью человечества не достаточно?
    — По профессии я антрополог и этнолог. Мои интересы связаны с разными группами людей. Моей дипломной работой была культура Бали. Я просто в восторге от балийцев, но сам я балийцем быть не могу. История людей состоит из множества разных историй. Я бы хотел быть частью одной из них, и мне приходится выбирать. Я хочу быть частью МОЕЙ истории, — повторил он.
    — Ты уже близок к решению этой проблемы?
    — Пока еще нет. Но я пытаюсь.
* * *
    Один автор по поводу смешанных браков пишет, что «современное общество отношениям Монтекки и Капулетти противопоставляет отношения Ромео и Джульетты». Чаще пишут об упадке национальной культуры и традиции — богатствах, которые народ накапливал тысячелетиями, чтобы, достигнув высот прогресса, рассыпать, разбросать, разменять на обрывки чуждых ему традиций и культур, вплоть до того, что культура собственных же притеснителей объявляется своей.
    Современная культура межполовых взаимоотношений претерпевает перемены, которые сто лет назад еще были немыслимы. Дети рождаются вне брака или растут вне традиционной семьи, вырастают, не зная одного из родителей, а то и обоих. В этой ситуации вопрос о смешанных браках постепенно становится неактуальным, так как сам институт брака рассыпается, как песчанный замок на пляже.
    В Америке смешанные браки называют «бархатной экстерминацией еврейства». Воистину, то, что не удалось завершить огнем, газами и пулями, произойдет само собой по методу Ромео и Джульеты.
    Другой мой знакомый, тоже молодой парень, появился в форме солдата Армии Обороны Израиля, но доброволец, приехавший рамках какой-то сохнутовской программы из Мексики. Его дедушка и бабушка со стороны матери накануне войны, во время захвата советскими войсками Прикарпатья, от Черновцов добежали до Центральной Америки, и там, в Мексике, родилась его мать.
    — Мама получила образование и работала учительницей испанского языка, а отец в той же школе преподавал математику. Тот факт, что он христианин, ни для кого не имел значения, брак был гражданским, а то, что он индеец и потомок майя — этого мама даже не знала. Или не думала об этом. А может быть ей это даже нравилось. Экзотика! О еврействе мне много рассказывал дед, а остальное я узнал из книг. Начал ходить в общинный центр, где мне надавали брошюр об Израиле. Я понял, что это — мое и записался добровольцем. Поэтому я тут.
    — Ну, и...
    — Я решил, что останусь в Израиле насовсем.
    — Тебя ожидают не только радости. Трудностей тоже будет...
    — Вы знаете, в чем моя главная трудность? Моя сестра решила, что она майя.
    — Что ж тут плохого? Ваш отец майя. Я знаю пару, в которой соединились не два, а четыре этноса. Дочь, когда выросла, решила, что она армянка, а сын — типично русский человек. Когда этой армянке было 17 лет, я напомнил ей, что ее бабушка со стороны матери еврейка, и выходит, что она еврейка тоже. Она подумала над моим предложением, но вышла замуж за армянина.
    — Плохо то, что моя сестра форменная антисемитка, — сказал майский еврей. Она ненавидит евреев и сказала, что, если я заделаюсь израильтянином, то она не будет мне сестрой.
    — Как же она может ненавидеть евреев, если ее мать...
    — Она говорит, что евреи виновны в гибели великой культуры майя. Не удивляйтесь. Она где-то прочла, что Колумб был генуэзским евреем.
    — Нам только этого не хватало! — согласился я. — Но я тоже читал об этом. Кажется, наука опровергает эту версию. Кроме того, Колумб никогда не был в Центральной Америке.
    — Да, там орудовали другие белые грабители, но ее не интересует наука. Ей важно знать, что вина за гибель ЕЕ майской культуры лежит на «худиос».
    Похоже на то, что парень еще не получил полного перечня «вин», лежащих на евреях. Может рассказать ему об этом тоже? Чтобы он вместе с сестрой предпочел примкнуть к более безопасному племени майя.
    Авторы социально демографического исследования современного еврейства Борис Бенсимон и Серджо де ла Пергола рассматривают эту проблему с экзистенциалисткой по отношению к самоидентификации и иудаизму позиции. Независимо от «ромеоджульетизма» вступающих в смешанный брак, ясно, что он происходит не как непосредственный результат отхода от религии предков, а как следствие того, что наш Ромео на своих смотрит со стороны и издалека, а на «них», как на своих, близких.
    Авторы спрашивают: является ли брак нееврейки с евреем актом филосемитизма, и отвечают отрицательно. Преодолевая рубеж, девушка чаще всего исходит из того, что «вообще-то евреи плохие, но этот — исключение». Со стороны еврея женитьба на нееврейке не означает непременно разрыв с еврейством, но безусловно определенную степень отдаления. Ему приходится подыскать себе формулу самоидентификации, отличную от той, которая бывает в традиционной семье, и эту формулу он передаст детям.
* * *
    Я знал семью, где папа еврей, а мама русская, но дети сделали выбор в сторону еврейства вопреки возражениям папиной (еврейской) стороны и с полного благословения русской матери. Оба, сын и дочь, прошли гиюр и живут в Израиле. Так что стандартными эти ситуации не назовешь. Более того: они совершенно непредсказуемы.
    Единственно, от чего я бы осмелился предостеречь, это от легкомысленного отношения к этому вопросу.

КЛУБ   ЗНАМЕНИТЫХ   ХАРЬКОВЧАН

СТОЛЕТИЕ   КОРИФЕЯ

«Цель творчества — самоотдача,
А не шумиха, не успех»
Борис Пастернак


Александр Жук, 1947 г.

    5 ноября 2007 года — день столетнего юбилея одного из первой шеренги украинских комозиторов первой столицы – Александра Абрамовича Жука. Он прожил долгую и славную жизнь, — (1907-1995 гг.) — отмеченную многогранной плодотворной деятельностью вдохновенного творца музыки и необыкновенного феноменального педагога, щедро одарившего знаниями и напутствовавшего в жизнь не одно поколение музыкантов – профессионалов. Оглядываясь на его творчество, прежде всего видишь разнообразие жанров, созданных им произведений. Он — автор симфонических и музыкально-драматических, инструментальных и вокальных произведений крупной и малой формы. В его музыке раскрыт богатый внутренний мир художника, отразившие вечные темы борьбы со злом, стремление человека к добру и счастью, прославление жизни, красоты природы, любви, а так же героического прошлого украинского народа. Героические образы проходят через инструментальные и вокальные произведения, такие как «Поэма», «Украинская расодия», «Героическая соната» — для фортепиано, м«Драматическая баллада» — для скрипки, «Интермеццо» — для виолончели и вокальный цикл «Память сердца» на текст Я. Смелякова, в котором отражен подвиг народа во Второй мировой войне.
    Музыка А. Жука напевна, выразительна, насыщена украинским колоритом, перекликающимся с интонациями еврейских мелодий, акцентируюших эмоциональный накал звуковой ткани. Многие страницы произведений композитора отличаются проникновенной лирикой — это чувствуется в романсах из цикла «Юность поет», посвященного любимой жене и певице Людмиле Самойловне Мицнер, которая была первой исполнительницей его вокальных произведений и первой слушательницей (и критиком) инструментальных пьес. Их творческий дуэт был созвучен и прекрасен. Взволнованной лиричностью искрятся и «Три концертных этюда», и «Вальс- скерцо». Впечатляет и «Ария» для скрипки и «Концертино» для двух фортепиано. В рамках статьи невозможно подробно осветить глубину и значение творчества А. Жука, но достаточно и беглого взгляда, чтобы понять весь широкий круг художественных образов, охваченный им.
    Преподавательская деятельность Александра Абрамовича началась в середине 20-х годов ХХ в, когда сам он был студентом консерватории в классе С. Богатырева — организатора композиторского факультета и учителя всех харьковских композиторов — Д. Клебанова, В. Барабашева, М. Тица, В. Борисова. А одним из первых выпускников консерватории был Исаак Дунаевский, который несколько лет затем работал в Театре русской драмы в Харькове до своего отъезда в Москву. То было время становления украинской культуры и искусства и закладывался фундамент ее будущего развития.
    Александр Жук с молодости отличался эрудицией, широтой кругозора, всеобъемлющими знаниями не только истории и теории музыки, но и вникал в сложные пути развития искусства различных эпох. Он умел доходчиво говорить о сложных системах музыки с учениками музыкальных школ и студии при «Доме врачей». Сложная теория преподносилась учащимся, подкрепленная иллюстрацией примеров из оперных и симфонических произведений. Он много играл на уроках, увлекая учеников активно участвовать в «отгадывании загадок — а что это я играю?». Его уроки были увлекательны, а свойственный ему юмор с неизбывным острословием вносили оживление в будничный урок, принося радость слушателям. Его обожали ученики, среди которых посчастливилось быть и автору этих строк. Все его задания выполняли тщательно, не так страшась плохой оценки, как уничтожающей иронии Александра Абрамовича, если кто-либо пришел на занятия неподготовленным.
    А. Жук вскоре начал преподавать в музыкальном училище и консерватории. Как всегда, он отличался высокой требовательностью, но все, кто у него учились, понимали незаурядность педагога-чародея и стремились проникнуть в тайны и глубины музыки, куда он их увлекал. И все, что было услышано, спето и звучало на его уроках, становилось знаниями для учащихся, «впитывалось в кровь», по его же меткому выражению.


Александр Жук со своим учеником Виктором Барсовым, 1948 г.

    С 44-го и до 49-го А. Жук был доцентом кафедры теории музыки и ученым секретарем консерватории. Но во время разбушевавшейся кампании по борьбе «с безродными космополитами» он был уволен из консерватории, как и другие преподаватели-евреи. К счастью, студенты 4-го курса (в числе которых была и автор этих строк) к тому времени уже изучили курс гармонии и анализа музыкальных форм под руководством «короля» этих важных предметов.
    Покинув стены консерватории, Александр Абрамович некоторое время возглавлял кафедру истории музыки в театральном институте, а с 1964 г. и до конца своей педагогической деятельности преподавал и был завкафедрой теории музыки в Харьковском институте культуры.
    А. Жук всегда был в полном смысле слова «жрецом» музыки, передавая своим воспитанникам эстафету высокого служения искусству. Не только его ученики в разные годы, но и коллеги, и все, кто в той или иной мере соприкасались с ним, попадали под магическое воздействие его ума и обаяния. Он был прекрасным человеком — чутким, отзывчивым, очаровывал всех вежливой простотой обращения и, вместе с тем, каким-то величием, свойственным ему и в походке, в осанке и разговоре, а его неповторимое остроумие дополняло весь масштаб его личности, переоценить который невозможно.
    Память о талантливом выдающемся композиторе и несравненном Учителе не исчезнет никогда.

Нинель Либероль, музыковед
Фото из личного архива автора
Специально для «Дайджест Е»


КЛУБ   ЗНАМЕНИТЫХ   ХАРЬКОВЧАН

К 80-ЛЕТИЮ ВАЛЕНТИНА ЛЭНЯ

    В один из августовских дней 2000 года в комитете «Дробицкий Яр» на Петровского появился мужчина, взгляд светло-голубых глаз которого излучал ту доброжелательность, которая сразу располагает к себе. Немного смущаясь, он объяснил цель своего прихода — бывший житель Золочева Харьковской области Владимир Селиванов, живущий в России, попросил Валентина Семеновича собрать для него справки, подтверждающие, что он в годы войны находился на оккупированной территории. Сама история спасения 2-х летнего Вовы была необычна и подтвердилась архивными документами и воспоминаниями еще живых свидетелей. 22 января 1942 года полицаи расстреляли его мать Сарру Селиванову и 3-х летнего братика, а его спрятала и спасла мать Лэня.
    Разговор был долгим, а закончился тем, что Валентин Семенович стал членом комитета «Дробицкий Яр» и стал помогать нам в строительстве памятника расстрелянным евреям Золочева. Несколько позже он был назначен полномочным представителем комитета «Дробицкий Яр» в Золочеве. Я с полной ответственностью утверждаю, что не будь В. Лэня, Мемориал в Золочеве не был бы построен.
    Приведу такой пример: 16 октября с.г. в Харькове отмечалось 100-летие со дня рождения известного правозащитника Петра Григоренко. Общеизвестен его вклад в возвращение на родину в Крым крымско-татарского народа. Крымские татары говорят, что Петр Григоренко «сделал для нашего возвращения больше, чем мы сами». Валентин Лэнь сделал для увековечивания в камне жертв геноцида евреев Золочева больше, чем сами евреи. Открытие Мемориала было запланировано на 28 сентября 2002 года в день 325-летия Золочева. В Мемориальный комплекс вошло пять гранитных плит, надпись на каждой из которых отражала трагическое событие в истории золочевцев, в т. ч. и расстрел евреев в 1942 году. 26 сентября 2002 года четыре плиты были установлены, а на месте пятой — только углубление для ее установки. До открытия осталось два дня, взволнованный Валентин Семенович по несколько раз в день ходит в райгосадминистрацию — его успокаивают — завтра установим. Но обещанное «завтра» не отличается от «сегодня». Только благодаря настойчивости В. Лэня за три часа до открытия Мемориального комплекса плита в память расстрелянным золочевским евреям была установлена…
    В 2004 году Валентин Семенович тяжело заболел и 1 апреля 2005 года ушел из жизни.
    24 ноября 2007 года Валентину Семеновичу могло исполниться 80 лет. Этот человек вошел в историю нашей организации. Мы сохраним в памяти все то доброе, что он успел сделать. Он был человеком неравнодушным, сохранившем в себе высшие ценности человеческой морали.
    Как говорят у евреев о покинувших мир добрых хороших людях: «Да будет благословенно твое имя». Мы так говорим о Валентине Лэне.

Леонид Леонидов
Фото автора


Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: volovik@vlink.kharkov.ua
Газета выходит при финансовой поддержке Благотворительного Фонда "ДАР".