2009
декабрь
№12 (125)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ХАРЬКОВСКИЙ МУЗЕЙ ХОЛОКОСТА
В ДНИ ПРАЗДНИКА И В ДНИ ПЕЧАЛИ

13 декабря Харьковский музей Холокоста организовал, ставшую уже традицией, встречу бывших узников гетто и тех, кто выжил на оккупированной территории в годы Второй мировой войны, и их спасителей.

С каждым годом этих людей становится все меньше и меньше, с грустью замечаю, как тяжело подниматься им на наш второй этаж, но они приходят… За долгие годы (лет 18-20), которые я знакома с этими людьми, не перестаю восхищаться их мужеством, стойкостью духа, интересом к окружающей жизни. Мы в этот раз решили не только вспомнить страшное прошлое – ведь знаем друг о друге больше, чем иногда знают близкие, но и поговорить о настоящем.

Зажгли свечи, вспомнили о них — недоживших, недолюбивших, исстрадавшихся в том аду, но до последней минуты старавшихся спасти своих детей, любой ценой спасти. Приказ немецкого коменданта о переселении харьковских евреев в гетто вышел 14 декабря 1941 года, и с этой минуты началась их дорога в ад, закончившийся в оврагах Дробицкого Яра.

В этом году дни памяти выпали на праздничные ханукальные дни. Те, кто пришел на встречу в музей Холокоста, выжили, родили детей, у них есть внуки, правнуки. Как и каждый из нас, они помнят о тех, кто погиб, но жизнь продолжается, а так как евреям богом предписано веселиться, несмотря ни на что, мы сделали это за праздничным столом. Конечно, не удалось уйти от воспоминаний, каждый возвращался мыслями в те страшные годы, а затем говорили о политике, еврейских ценностях. Вновь обошли музейные экспозиции как бы листая семейный альбом – ведь это все о них – фотографии их погибших родных, фотографии их спасителей, их самих – спасенных, их вещи, подаренные музею. Они приходят к нам как к себе домой. И это, действительно, их дом. В этот раз всех ждал сюрприз – новая выставка картин и рисунков харьковского художника Вадима Колтуна «Между небом и землей».

Так и проходят на Петровского, 28 эти два декабрьских события – экскурсии студентов, школьников в музее Холокоста, сопровождаемые беседами и лекциями, посещение зала с подлинниками документов и фотографий военных лет, рассказывающих о вкладе еврейского народа в победу над нацизмом. В военном зале так же выставлены полотна Вадима Колтуна, посвященные ветеранам Великой Отечественной. Это новая тема в его творчестве.

Если хватает сил и желания, после экспозиций музея Холокоста посетители заходят в выставочный зал и окунаются в мир фантазии, с удовольствием рассматривают рисунки из серии знакомых еврейских анекдотов. Бывает и наоборот – художники, люди искусства приходят на выставку своего коллеги и, конечно же, хотят посетить музей Холокоста, услышать о том, что до сих пор как-то проходило мимо их сознания. В общении возникают новые идеи и, надеемся, долгосрочные проекты.

В эти последние недели, дни 2009 года мы с надеждой смотрим в будущее – страны, когда каждый поймет, что это будущее зависит и от него тоже, города (нам все же что-то удалось: см. стр. 1), нашего музея – мы обрастаем новыми интересными людьми, которые становятся друзьями, наши архивы пополняются неожиданными подарками, и хотя мы давно поняли, что городские власти не помогут нам расширить наши экспозиционные площади (половина этажа уже продана частным лицам), мы будем продолжать свое дело.

С наступающим новым финансовым 2010-м годом! Будьте счастливы по мере сил и возможностей, не забывайте, что мысли материальны, поэтому они должны быть чисты, честны и (опять-таки, по мере сил и возможностей) радужны.

Мы прощаемся со своими читателями до января 2010 года. Тех, кто подписался на следующий год на нашу газету «Дайджест Е», ждем в редакции, чтобы вручить подарок. Тем, кто не успел этого сделать, напоминаем подписной индекс газеты «Дайджест Е» 21785 и подписаться можно с любого месяца в любом почтовом отделении Харькова и Харьковской области.

 

Гл. редактор


ПО СЛЕДАМ НАПЕЧАТАННОГО

В прошлом номере газеты «Дайджест Е» 11(124) в статье «Какая-то в державе датской гниль…» я высказывала озабоченность, что харьковская «писательская рада» выдвинула на присуждение муниципальной премии имени Бориса Абрамовича Слуцкого стихи с явно антисемитским душком, которые попадают под статью Закона Украины об оскорблении чести и национального достоинства. Впервые я узнала об этом неприглядном (мягко говоря) факте из статьи Алексея Бинкевича в газете «Время». И оскорбилась – за свой город Харьков, за свой народ еврейский, безнаказанность и безнравственность. Нельзя было промолчать. Я специально не писала в статье о качестве стихов – честно говоря, у меня нет ни времени, ни желания приводить «перлы» подобного рода, когда в мире столько прекрасной поэзии. Но не все рождаются поэтами – и это не их вина, но все (номинально) должны быть порядочными людьми, а это уже зависит от нас самих, от каждого из нас. Судя по уровню появившейся в интернете переписки, наш «поэт» ничего так и не понял.

Но пора в этой истории поставить точку. К чести комиссии по присуждению муниципальных премий кандидатура Ивана Пашкова была отклонена – снимаю шляпу. Два голоса в поддержку Пашкова, принадлежали председателю «писательской рады» и его ответственному секретарю. А так как подключиться к этому вопросу меня сподвигла статья Алексея Бинкевича, я обратилась к нему с просьбой поставить точку. Я не согласна только с фразой в его статье – один в поле не воин. Скорее надо сказать – и один в поле воин. Тогда это вселяет надежду, и харьковская история с литературной премией имени Бориса Слуцкого это подтверждает.

Лариса Воловик, член Национального союза журналистов Украины

 

НЕ ГОВОРИ «ГОП», ПОКА…

Моя статья в газете «Время» «Заговори, чтоб я тебя увидел…» вышла со значительными купюрами. Но, слава Богу, что она вышла, поскольку благодаря ей общество было поставлено перед выбором, и оно его сделало. Если бы этого не произошло, многим в нашем городе стало бы не по себе, ибо мой народный депутат, автор «Бабьего Яра» — Евгений Евтушенко дал своё согласие в случае необходимости «отрезвить зарвавшуюся братию».

В первоначальном тексте статьи были слова: «Лауреат — это всегда почётно, это всегда престижно, это всегда приятно. Правда, не все номинанты на премию, в результате тайного голосования членов Рады, попадают в число призёров. Так уж устроена наша жизнь. Но, как правило, в любом соревновании побеждает тот, кто талантливей. Однако случается, к примеру, в спорте, что судьи ошибаются. Тогда неправомерные действия арбитра разбираются на квалификационном совете, и во многих случаях принимается решение о дисквалификации того или иного судьи. Но, насколько мне известно, подобных сценариев, связанных с оспариванием присуждённых литературных премий не происходило. Хочется надеяться, что, детально разобравшись, наш городской Совет сможет создать прецедент».

И прецедент был создан. Девятью голосами против двух и при одном воздержавшемся кандидатура Ивана Пашкова на присуждение ему звания лауреа­та премии им. Бориса Слуцкого была отклонена комиссией по присуждению муниципальных премий. Рассказывают, что на заседании комиссии настоящими бойцами за справедливость выступили директор Харьковского художественного музея Валентина Мызгина и директор Чичибабин-центра Лиля Карась-Чичибабина…

Те, кто «проталкивал» Пашкова, в Интернете организовали якобы его выступление. Отвечать на его бессмысленные и лживые выпады считаю ниже своего достоинства.

И ещё в ком-то из двенадцати, проголосовавших в НСПУ за Пашкова, с запозданием проснулась совесть. Жаль только, что мужества назвать своё имя не хватило до конца. Пока мы будем скрываться за «невидимками» и «иксами», гласность наша будет однобокой инвалидкой.

Интересно, какое опровержение напишут те, кто раньше времени в киевской и московской «Литературках» объявил на весь мир о вновь испечённом «лауреате». Так велико было желание попиариться!

Говорят, что один в поле не воин. И это так. Чтобы я сделал один, начав своё выступление против «друга» и литературного протеже, без вас. Никогда не думал, что у меня окажется столько сторонников. Спасибо газетам «Время» и «Дайджест-Е»,

принципиальной комиссии по присуждению муниципальных премий, коллегам по работе и перу, звонивших и говоривших при встрече слова поддержки, и тем, кто, прочтя статьи, не остался равнодушным.

А тому, кто в мстительной ярости попытался бросить неприглядную тень на мои произведения, надёргав эротических строчек из «Эротических фантазий», отвечу цитатой одного очень мудрого еврея Виктора Шкловского: «Бессмысленно внушать представление об аромате дыни человеку, который годами жевал сапожные шкурки».

Алексей Бинкевич,
лауреат премии им. Бориса Слуцкого, 2003 год


ВЫСТАВКИ, ВСТРЕЧИ

«МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ»

6 декабря 2009 года в выставочном зале НПЦ «Ами» Харьковского музея Холокоста при необычном составе посетителей — художников, дизайнеров, искусствоведов, музыкантов, директоров харьковских галерей и просто любителей живописи — состоялось открытие выставки Вадима Колтуна «Между небом и землей» (живопись, графика).

Вадим Колтун — художник-монументалист и живописец, выпускник Харьковской государственной академии дизайна и искусств, участник областных и всеукраинских выставок, чьи рисунки и картины в настоящее время пополнили частные коллекции в Украине и за рубежом. Член Национального Союза художников Украины.


Открытие выставки. Лариса Воловик представляет художника Владимира Колтуна (слева)

 

Выставка «Между небом и землей» открылась в год 150-летия со дня рождения выдающегося писателя Шолом-Алейхема, писавшего на идиш. Местечки, обитателей которых описывал в своих произведениях писатель, ушли в небытие, но именно оттуда пришли в живопись Вадима Колтуна неумирающие традиции клейзмеров и пластика фрейлехса. В его картинах, рисунках запечатлены образы, понятия-символы, та духовная культура, которую оставил в наследство народ Авраама.


9 Мая. Ветеран плачет. 2008, п.о. 100x90


Прозрение, 2005, х.м. 85х70


Мальчик-скрипач. 2009, п.о. 80х60


Седина в бороду, 2007, х,м. 70х55

 

Персонажи на полотнах В. Колтуна выписаны с такой любовью и теплотой, что посетители выставки ощущают это физически — «В этом зале какая-то особая теплая аура, приятно находится среди этих картин» — эти слова одного из посетителей так или иначе повторяют другие.

Интересно и совершенно новое направление в монументальной живописи художника — это цикл «Ветераны». Три картины цикла впервые выставлены и просто вписались в экспозицию зала Харьковского музея Холокоста, посвященную вкладу еврейского народа в победу над нацизмом. Они написаны в грустной тональности, но с присущей Вадиму теплотой к своим персонажам.

Выставка картин и рисунков Вадима Колтуна «Между небом и землей» будет работать до конца декабря 2009 года. Затем часть картин отправится на выставку в столицу, но мы постараемся с автором заменить их другими полотнами и продолжить показ.

 

Из первых отзывов от друзей-художников и коллег:

«Вадим, поздравляю с интересной и глубокой выставкой! В твоих работах есть и текст, и подтекст, и поэзия, и мелодия, линия и цвет. Не переставая быть музыкантом, ты стал хорошим художником. Желаю дальнейших успехов».

Олег Омельченко,
преподаватель кафедры рисунка ХГАДИ

 

«Вадик! Однажды Бог спустил тебе в образе Музы талант воспевать в гармонии красок, линии, философии мышления неповторимые творческие композиции, к этому ты пришел через большую силу воли упорного труда. Счастье, радость, боль… все твое откровение составило список твоих прекрасных полотен. Я рада за тебя, дерзай, совершенствуйся как художник. Поздравляю!»

Антонина Аноричева-Ерьомка,
доцент, член ХО Национального Союза
художников Украины


ПАМЯТИ И.И. ФИСАНОВИЧА

ВОЗДАЛИ ДОЛЖНОЕ ГЕРОЮ


Израиль Ильич Фисанович

По сложившейся традиции 23 ноября члены Харьковского областного общества ветеранов-подводников в сухопутной столице Слобожанщины на Рымарской, 23 провели митинг и возложили цветы к памятной доске Герою Советского Союза легендарному североморцу, командиру подводных лодок М-172 и В-1, гвардии капитану 2 ранга харьковчанину И. И. Фисановичу, чьё имя носит это морское ветеранское общество. Именно в этот день, не потопи союзники-англичане свою же подвод­ную лодку с экипажем прославленного и талантливого советского командира «по ошибке» 27 июля 1944 года, Израилю Ильичу Фисановичу исполнилось бы 95 лет. И погиб он в расцвете сил, не прожив и 30 лет.

А накануне, 22 ноября, в НПЦ «Ами» Харьковского музея Холокоста было многолюдно: сюда впервые ХОК «Дробицкий Яр» и центром «Ами» были приглашены ветераны-подводники для совместного проведения собрания по случаю дня рождения Героя, который детские годы провёл в Харькове, здесь учился, работал на заводе «Серп и молот» и отсюда ушёл по комсомольской путёвке на флот и в бессмертие.


В музее Холокоста. Алексей Лаванов (слева),
Исаак Хризман( в центре)

Участники встречи были ознакомлены с экспозициями первого в Украине музея Холокоста, где экскурсовод — ст. научный сотрудник музея Юлана Вальшонок детально рассказала и показала, как сражались представители еврейского народа на фронтах и на морях в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Интерес вызвала выставка исторической и мемуарной литературы, в центре внимания которой оказались книги, написанные самим И.И. Фисановичем и его сыном Тарасом, ныне проживающим в Германии. Для всех стало приятной неожиданностью, что книгу сына об отце «Не вернулся из боя» («Прапор», Харьков,1990 г.) представила её гл. редактор Валентина Копорулина. Фотомонтаж, публикации о жизни и боевой деятельности знаменитого земляка в журнале «ФАРВАТЕР sub­mariners» и в областной газете «Слово ветерана» также были в центре внимания собравшихся в конференц-зале общественной организации.


Владимир Пелевин, Василий Постольник, Виталий Даниленко

Официальная часть собрания моряков «сухопутного Харькова» включала в себя выступления председателя областного общества ветеранов-подводников капитана I ранга Николая Филинюка о боевой службе Героя и «послужном списке» Гвардейской Краснознамённой подводной лодке «М-172», председателя облкомитета «Дробицкий Яр» Леонида Леонидова о творческом даровании Израиля Фисановича, общественном резонансе в годы войны и в послевоенные годы, связанном с именем Героя — еврейского сына украинского народа. Никого не оставило равнодушным выступление ст. краснофлотца, участника боевых действий и героического перехода с Тихоокеанского на Северный флот подводной лодки «С-51», несмотря на возраст (идёт 89-й год!), одного из самых активных членов общества подводников, участника Парада Победы 1945 г. Алексея Лаванова. Именно он неоднократно встречался в годы войны в Полярном с командиром ПЛ «М-172» И. Фисановичем, который в числе других командиров «качал» на руках вратаря Лаванова после футбольного матча моряков-подводников с англичанами. Об этом эпизоде в своей службе ветеран поведал в книге рассказов «Тихоокеанцы на Севере». С большим вниманием были выслушаны выступления участника боевых действий полковника Владимира Санпитера, капитана I ранга Исаака Хризмана и др. Проведение мероприятия в связи с 95-й годовщиной со дня рождения Героя Советского Союза гвардии капитана 2 ранга И. И. Фисановича совпало с 21-й годовщиной образования Харьковского областного Комитета «Дробицкий Яр».


Выступает Евгений Ярошенко. Сидят:
Елена Клайман, Леонид Леонидов, Николай Филинюк

Собравшихся в зале по поводу двух знаменательных дат приветствовали директор Харьковского Израильского культурного центра при Посольстве Государства Израиль в Украине Елена Клайман и заместитель начальника Управления по гуманитарным вопросам Харьковской облгосадминистрации Евгений Ярошенко, который от имени губернатора вручил Лео­ниду Леонидову Почетную грамоту Облгосадминистрации. С удовлетворением ветераны восприняли информацию о том, что в сентябре в далёкой от Харькова Шотландии государства Антигитлеровской коалиции и ветеранские общественные организации открыли Мемориальный комплекс 296 подводникам и морским пехотинцам, погибшим при исполнении воинского долга в годы Второй мировой войны. На отдельной стеле — список экипажа подводной лодки В-1 во главе с ее командиром Израилем Фисановичем, которая 27 июля 1944 года при переходе из бухты Тэй порта Данди в Полярный была «по ошибке» потоплена самолётом Королевских ВВС Великобритании. И чтобы сегодня ни говорили и писали «о неподтверждённых данных» торпедированных Фисановичем кораблей и судов противника, для нас он был и остаётся ассом-подводником и Героем.

 


Николай Филинюк с памятной тарелкой Дробицкого Яра

Следует сказать, что в день совместного мероприятия экспозиции двух музеев: Музея Холокоста (директор, заслу­женный работник культуры Украины Лариса Воловик) и Морского музея при Харьковском детско-юношеском клубе моряков (директор Людмила Кудлай) пополнились новыми экспонатами — фотоматериалами об Израиле Фисановиче, мемуарами ветеранов-подводников и ценными подарками. На «ура» было встречено решение руководства ХОК «Дробицкий Яр» о некоммерческом проекте переиздания книги И. И. Фисановича «История «Малютки»!

Завершился вечер памяти Героя традиционным для подводников тостом «За тех, кто в море!». Но, прежде всего, за тех, кто уже никогда не вернётся, и у кого нет на суше могил. На сегодняшний день уже известны имена 31 подводника-североморца, которые призывались из Харькова и Харьковской области, но не вернулись из боевых походов. Среди них и Герой Советского Союза Израиль Фисанович. В преддверии 65-летия Великой Победы стоит обязательно сказать: вечная им память!

 

Владимир Пелевин, журналист, капитан 1 ранга,
пресс-секретарь Харьковского областного
общества ветеранов-подводников
им. Героя Советского Союза И. И. Фисановича


ВЗГЛЯД

ПРИМИРЕНИЕ НАЧИНАЕТСЯ
НЕ СО СПИСКОВ ВЗАИМНЫХ ОБВИНЕНИЙ

Глава Ваада Украины Иосиф Зисельс отвечает на вопросы Михаила Штернгеля

Иосиф, Вы один из немногих еврейских лидеров, не осудивших прямо присвоение Роману Шухевичу звание Героя Украины. При этом, правда, отметив на встрече с президентом, что «награждение Шухевича у некоторых социальных и религиозных групп вызвало неоднозначную реакцию».

Кстати, на той, упомянутой Вами, встрече с Президентом Украины только я один из большой группы еврейских лидеров поднял тему негативного отношения разных этнических и социальных групп к награждению Шухевича и иных неоднозначных фигур украинского прошлого и настоящего, например, Левка Лукьяненко.

Меня, прежде всего, интересует истина, но не эмоции, в том числе, и основанные на стереотипах советской историографии. Я уже несколько раз обращался в институт «Яд ва-Шем» с просьбой предоставить нам для публикации материалы о деятельности Шухевича в указанный период — мы так ничего и не получили. Такие запросы поступали и из самых высоких государственных инстанций Украины, но и они, насколько нам известно, остались без удовлетворения. Думаю, как и во многих иных вопросах, свое слово должны сказать независимые исследователи-историки.

Не стоит заниматься спекуляциями на основе предположений, слухов, неустановленных фактов — это касается и журналистов, и политиков, да и всех остальных. После распада коммунистической имперской системы нас ждет долгая и мучительная ломка исторических стереотипов и выстраивание новой восточноевропейской историографии ХХ века.

С нашей, еврейской точки зрения Шухевич на роль Героя Украины не подходит. Но неужели нам совершенно безразлично, что думают об этом многие другие жители нашей страны и почему они воспринимают эту историческую фигуру иначе, чем мы? Уверен, что для большинства тех, кто позитивно относится к Шухевичу и к иным неоднозначным фигурам нашей общей истории, он ассоциируется с сопротивлением коммунизму и советской империи, с очередной попыткой обретения украинцами своей государственной независимости, т.е. с достойными и позитивными явлениями. Для многих же евреев имя Шухевича ассоциируется с гибелью наших близких во время Холокоста. Не думаю, что многие украинцы уважают Шухевича за действительные или приписанные ему преступления против евреев и поляков.

Для Шухевича и его единомышленников, мечтавших о независимой Украине и оказавшихся между двумя тоталитарными системами, вопрос стоял только о выборе союзников в важном для них деле обретения независимости. Это был трагический выбор, т. к. ни Германии, ни СССР не было никакого дела до независимого украинского государства, но иллюзии имеют свою инерцию. Украинские части в составе немецкой армии пришли освобождать Западную Украину от одних оккупантов и не сразу осознали, что на смену одной оккупации пришла иная. И как это уже не раз бывало в истории, в ряды революционеров вливается немало авантюристов и негодяев, для которых идея революции является только прикрытием для удовлетворения их корыстных и садистских потребностей.

Для меня после 63 лет жизни, включая 6 лет советских лагерей и тюрем за политическую, антисоветскую, в том числе, и еврейскую подпольную деятельность, довольно легко сформулировать свое отношение к подобным темам:

1. Не существует коллективной вины и коллективной ответственности.

2. Преступление всегда конкретно и персонифицировано.

3. Любой человек, который во время войны прямо или косвенно участвовал или соучаствовал в унижении, грабежах, издевательствах и убийствах мирного населения, для меня является преступником, независимо от того, какую форму он носил в это время — немецкую, советскую, румынскую или украинскую. Но вину этого человека и степень его ответственности (без срока давности) должен установить объективный, непредвзятый суд.

4. Любой человек, который с оружием в руках защищал свою землю и своих близких от иностранных оккупационных армий или от вооруженных формирований местных коллаборантов, для меня преступником не является, даже в том случае, если когда-то за это он был осужден советским судом.

Помните, как в романе «В круге первом»: «…Волкодав — прав, а людоед — нет».

Оставим историкам выяснение пропорций добра и зла в деятельности исторических фигур давнего и недавнего прошлого. Но мы не можем отрешиться от наших собственных задач и проблем: на разных этапах исторического процесса мы не можем не задумываться о страданиях и чаяниях народов, среди которых живем. Представьте себе сознательного украинца (интеллигента, ремесленника, крестьянина) начала ХХ века на территории Западной Украины, который вместе со своими польскими и еврейскими союзниками борется за реализацию своих человеческих и национально-религиозных прав в Австро-Венгрии, Польше, Румынии. Известно, например, решение Еврейского национального совета Буковины, поддержавшего протест украинских и польских общин края против аннексии Буковины Румынией.


Дружим? Советские и немецкие офицеры в Бресте, 1939 г.

И представьте себе теперь 1939 — 1940 годы, когда те же украинцы и поляки увидели своих бывших союзников-евреев, радостно встречающих советскую армию, которая по пакту Молотова — Риббентропа в союзе с нацистской Германией разделила и оккупировала их земли.

Проживая две тысячи лет в диаспоре, наш народ руководствовался, прежде всего, инстинктом самосохранения, и было бы лицемерием осуждать его за это. Данный инстинкт побуждает евреев в любых условиях ориентироваться, прежде всего, на центральную власть государства. И действительно, во многих случаях только одна власть и может защитить меньшинство в условиях враждебного окружения. Но проявления этого инстинкта в различные исторические эпохи несут в себе очень разные и неоднозначные последствия. В условиях империй и социального напряжения однозначная ориентация только на власть с неизбежностью приводит интересы еврейской общины в противоречие с интересами активных групп местного населения, которые борются против этой власти за независимость и социальную справедливость.

Не случайно уже с девятнадцатого века в силу этих причин еврейские общины начинают терять часть своих активных членов и раскалываться по соответствующей линии. Многие евреи начинают поддерживать местные освободительные движения, тем самым вступая в конфликт с более осторожной, консервативной частью общины. В истории Восточной Европы мы находим примеры и практически полного союза еврейских общин с национально-освободительными движениями, что в ряде лимитрофных государств после первой мировой войны привело к расцвету еврейских общин. В империях, где очередной этап борьбы был проигран национально-освободительными движениями, многие евреи были репрессированы за их поддержку, например, после польских восстаний в Российской империи в девятнадцатом веке.

Советское время, разрушившее национальную и религиозную жизнь многих народов, оставило нам множество ярких примеров сотрудничества евреев с демократическими и национальными движениями в 1960 — 80-е годы. Хельсинкские группы в Украине, Литве, Грузии и России после своего возникновения в 1976 году включали в себя не только представителей титульных наций, но и национальных меньшинств, прежде всего — евреев. Уверен, что межнациональный мир в Украине, перед и после обретения ею независимости, обусловлен, в том числе, и этим сотрудничеством, и совместным сопротивлением коммунистической империи.

Но нам известны и иные, вполне понятные, примеры поведения других евреев в то время — Антисио­нистский комитет советской общественности и индивидуальные формы сотрудничества с партийными и репрессивными органами. Достаточно вспомнить длинные списки в различных газетных публикациях «подписантов, возмущенных по указанию свыше» против диссидентов.

Мы должны осознавать и оценивать последствия таких трагических парадоксов нашей общей истории, если хотим, чтобы наши дети и внуки достойно жили в развитых демократических странах. Мы не можем не ставить перед собой задачу украинско-еврейского примирения, если хотим, чтобы будущая демократическая и европейская Украина имела в своем составе достойную и уважаемую еврейскую общину, как в Англии, Франции, Бельгии или Италии.

История нас учит, что процессы межэтнического, межконфессионального и гражданского примирения длятся столетиями. Вспомните хотя бы немецко-французские, немецко-польские, англо-французские отношения, вспомните войну между Севером и Югом в США или гражданскую войну в Испании — отголоски этих конфликтов будоражат общественную жизнь этих стран до сих пор.

Если мы будем и дальше высчитывать, сколько украинцев сотрудничало с нацистами, а украинские псевдоисторики, сколько евреев служили в ЧК, ГПУ, НКВД и КГБ, мы навечно останемся в историческом тупике, наполненном взаимными обвинениями и несущем в себе потенциал воспроизведения конфликтов.

Примирение начинается не со списков взаимных обвинений, но с попыток оценить, понять и прочувствовать свою собственную историю, включая ее самые нелицеприятные моменты. Примирение начинается с попыток оценить свои исторические персонажи, назвать по имени не только своих пророков и праведников, но и своих негодяев, и своих преступников.

Мы имеем право гордиться Спинозой, Эйнштейном и Ойстрахом, но не можем не стыдиться Азефа, Троцкого, Кагановича. Ведь они, образно говоря, вышли из одного штетла, но в разных направлениях. Еврейская община дала миру гениев науки, литературы, искусства, и она же дала миру и гениев зла. И те, и другие оттолкнулись от своего прошлого, но реализовали накопленную столетиями энергетику в диамет­рально противоположных проявлениях человеческого и античеловеческого существования.

Правда о себе — это путь к катарсису, к очищению. Только правда о себе приведет народы к примирению. От нас самих зависит, какой путь мы изберем: тупиковый или нравственный. Еврейская община каждой страны, особенно во время перемен, должна решить для себя сложную проблему групповой идентичности: как ей относиться к меняющемуся миру и меняющейся историографии.

Для меня ясно, что популярная история любой страны построена, прежде всего, на мифах и легендах, но не на исторических фактах.

Наум Коржавин когда-то написал об одном из героев русской истории Юрии Долгоруком:

…Был ты ликом довольно противен,
сердцем подл, но не в этом суть.
Исторически прогрессивным
оказался твой жизненный путь…

Какими бы ни были манипуляции историей, рано или поздно туман над ее давними периодами рассеивается, а мифы и легенды тускнеют.

Думаю, что для исторических событий и их интерпретаций лучше всего подходит географическая аналогия. Есть некая территория и есть карты этой территории. Территория одна, а карт, приближающихся к точному описанию данной территории, много. Так и мы: история одна — такая, как она была в действительности, но у каждого из нас имеются свои субъективные карты этой истории. В наших общих интересах не заменять одни неточные карты другими, а вместе проверять и уточнять эти карты, приводя их к наиболее точному соответствию реальности.

Интересно, что аналогичные, на первый взгляд, процессы пересмотра устоявшихся исторических оценок сейчас происходят и в России. Но там размах посерьезней. Например, реабилитация и чуть ли не канонизация Николая II, которого, если мне не изменяет память, называли Николаем Кровавым, и не только из-за событий на Ходынке и «Кровавого воскресенья», но и из-за еврейских погромов конца ХIХ — начала ХХ века.

А слезливое восхищение Колчаком? Или Деникиным, чья армия усеяла еврейскими трупами половину Украины? Я уверен, что его роль в еврейских погромах неизмеримо преступнее, чем роль Симона Петлюры в погромах на украинской территории. Мне не известны ни приказы Деникина, запрещающие под страхом смертной казни погромы мирного еврейского населения, ни казни конкретных погромщиков в деникинской армии. В отличие от Петлюры, для которого погромы больше беда, чем вина, у Деникина — наоборот: больше вины. Я уже не говорю о генерале Власове и атамане Краснове, «геройствовавших» в более поздний период. В действительности, процессы российской трансформации историографии служат попыткам реанимировать в новом виде Российскую империю, украинской — служат утверждению украинской независимости. Эти две задачи противоречат друг другу, но аморально ставить их на разные чаши весов исторической справедливости.

А вот некоторые наши российские «коллеги», озабоченные издержками трансформации украинской историографии, как говорится, в упор не видят «бревна в собственном глазу». Кстати, как им бы понравилась идея провести в Москве мощную международную конференцию, посвященную попыткам реставрации авторитарных и тоталитарных тенденций в России, включая реабилитацию и героизацию погромщиков и союзников нацистов?

В отличие от наших соседей мы живем в демократической стране, где можем обсуждать любую тему и осуждать любого политика, вплоть до президента. Это относится и к упомянутым проблемам новой историографии. Если мы не справляемся с указанными проблемами, то необходимо найти союзников в гражданском обществе, в национально-демократическом лагере и продолжать борьбу до тех пор, пока всем не станет ясна наша непримиримость к определенным процессам в нашем государстве. Если и тогда не получится, мы можем беспрепятственно обратиться к нашим добросовестным партнерам и союзникам в Европе, в США, в Израиле. К сожалению, в России я таковых, за редкими исключениями на индивидуальном уровне, не вижу.

 

Полностью интервью читайте в газете «Хадашот»
№3(152), ноябрь 2009


Харковский музей Холокоста
благодарит за финансовую поддержку
в декабре 2009 года,
Харковское отделение
Американского Распределительного
Комитета «Джойнт»,
директор Оксана Галькевич

 

 

Продолжается подписка
на газету «Дайджест Е» на 2010 год
Подписной индекс — 21785
Читатели, оформившие годовую подписку на газету «Дайджест Е» на 2010 год,
могут получить в редакции подарок при предъявлении подписного талона.