2010
апрель
№4 (129)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский


* * *

Я обнимаю всех живых,
и плачу над умершими,
но вижу замершими их,
глаза их чуть померкшими.
Их души вечные летят над злом
и над соблазнами.
Я верю, что они следят,
как плачем мы и празднуем.

Булат Окуджава


АПРЕЛЬСКИЕ ХРОНИКИ МУЗЕЯ ХОЛОКОСТА

10 апреля польское консульство в Харькове отмечало 70-летие со дня Катынской трагедии. К Мемориальной доске расстрелянным польским офицерам на здании бывшего харьковского облуправления НКВД (ул. Чернышеского) возложили цветы областные и городские представители власти, Генеральные консулы Польши Гжегож Серочинский и России Всеволод Филипп, 2-й секретарь посольства гос. Израиль Алекс Клайман, духовенство, руководители национальных обществ и организаций. Затем в шестом квартале Лесопарка на Мемориале жертв тоталитаризма в Пятихатках состоялся молебен.

Мы узнали печальное сообщение о том, что случилась еще одна трагедия польского народа — в авиакатастрофе погибли президент Польши Лех Качинский с супругой и польская элита, сопровождавшая его в полете в Катынь — военные, религиозные деятели, политики и интеллигенция.

Мы скорбим вместе с польским народом.

В музее Холокоста на встрече 11 апреля была зажжена поминальная свеча.

 

11 апреля ежегодно по инициативе ООН отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Именно в этот день, 65 лет назад, в 1945 году узники Бухенвальда, узнав о подходе союзных войск, осуществили вооруженное восстание, обезоружили и захватили в плен более 800 эсэсовцев и солдат охраны.

В этот день в Харьковском музее Холокоста открылась выставка рисунков и фотографий «Память и предупреждение». Среди выставленных работ авторская серия бывшего малолетнего узника концлагеря в Сокольниках Анатолия Ревы, написавшего книгу «Трагедия в Сокольниках», рисунки Наташи Рыбниковой из Миргорода, сделанные по рассказам Раисы Мирлас (дев. Фунштейн), спасшейся из харьковского гетто, где погибла вся ее семья; работы бывшего харьковчанина Бориса Есельсона, который шариковой ручкой и фломастерами начал рисовать лет в 70, переехав жить в Израиль. О Бухенвальде напоминает скульптура политзаключенного, выполненная бывшим узником конц­лагерей Дора и Бухенвальд харьковчанином Николаем Лялюком, к сожалению, уже ушедшим из жизни.

11 апреля в НПЦ «АМИ» музея состоялся первый у Украине показ документального фильма Александра Ступникова «Изгои» об еврейском партизанском движении в Беларуси. Фильм разрушает все советские стереотипы о евреях в годы Второй мировой войны. Это — честный фильм о евреях и их соседях, о Холокосте, коллаборационизме и партизанах. Это неожиданный фильм, и его надо смотреть каждому. Когда в зале зажгли свет, никто даже не сделал попытку встать — люди «переваривали» увиденное. «Что ты можешь сказать о фильме?» — спросила я у одного из частых посетителей наших мероприятий. «Я не готов, мне нужно осмыслить то, что я увидел», — ответил он.

 

12 апреля День памяти жертв Холокоста. В этот день в Израиле чтят память жертв Холокоста. В 10 часов по всей стране останавливается движение, звучит сирена и все замирает в минуту молчания. Евреи всего мира в этот день проводят церемонии памяти по погибшим в огне Холокоста — замученным, расстрелянным, удушенным в газовках. В Харькове церемония памяти прошла в Дробицком яру, где нацистами были уничтожены все евреи Харькова — свыше 16 тысяч человек. На территории мемориального комплекса«Дробицкий Яр» была заложена аллея Памяти.

 

19 апреля — Йом а-Зикарон — День поминовения солдат, погибших в войнах за независимость Израиля. В последнее время в Израиле в этот день поминают и тех, кто погиб от рук террористов. К сожалению, таких безвинных жертв, становится все больше — маленькие дети, старики, женщины, все они, как и павшие в боях воины, достойны всеобщей памяти. Каждый год к этому дню точно подсчитано число евреев, погибших в арабо-израильских войнах и терактах с 1860 года — сейчас их 22864 человека.

Мероприятия в Израиле, посвященные Дню памяти жертв войн и терактов, будут завершены зажжением 12 церемониальных факелов, символизирующих 12 колен Израилевых. После этого официально начнется празднование Дня Независимости. 20 апреля — Йом а-Ацмаут — День Независимости Государства Израиль. (5 ияра 5708 года по еврейскому календарю). Израилю — 62 года, он молод, у него все впереди. В Харькове в этот день Израильский культурный центр, Сохнут организуют прием и концерт.

 

24 апреля 95-я годовщина со Дня геноцида армян. В Харькове в этот день во Дворце студентов НЮАУ им. Ярослава Мудрого состоится Вечер Памяти. 26 апреля в Муниципальной галерее городского совета откроется выставка документальных материалов.


Лариса Воловик


В мае вы можете посмотреть фильмы из фонда Харьковского музея Холокоста, посвященные Второй мировой войне (запись на просмотр по телефонам редакции):
 
«Список Шиндлера»,
реж. С. Спилберг, США.
«Из ада в ад», реж. Дм. Астрахан.
«Обыкновенный фашизм», реж. М. Ромм.
«Побег из Собибора», Польша.
«История семьи Вайс» в 4 сериях, США.
«Список Вариана», США.
«Два брата», Яд Вашем, Израиль.
«Белорусский вокзал», реж. А. Смирнов.
«Эксперимент», США.
«В бой идут одни старики».
«Ночь в 641 день. Оккупация . Харьков.»
(по дневникам Е. Чернай).
«Нацизм. Предостережение истории.»
«Антисемитизм в 21 веке. Возрождение.»
Канал Общественного ТВ США, англ. яз.
«Еврейские дети», Яд Вашем.
«Свидетели на процессе Эйхмана»,
(Архив Ст. Спилберга).
«Бабий Яр», реж. А. Шлаен, Киев.
«Житомир. Обычная еврейская история»,
Яд Вашем, Израиль.
«Чужая родня», реж. Жерар Жино.
«Лики смерти», реж. Юрек Богаевич.
«История Исаака Голдфингера», Нидерланды
«Варшавское гетто. 1940-1943», англ.
и польск. яз.
«Корчак — детям», док. фильм, Израиль
«Назови свое имя», док. фильм С. Буковского.
«День воспоминаний братьев Фалевич»,
Яд Вашем, Израиль.
«Изгои» реж. Ал. Ступников, Беларусь.
«Харьковский судебный процесс 1943 года», док. фильм реж. И. Копалин.
«Уроки истории» (программа Интер о Харьковском процессе 1943 г, Харьковском музее Холокоста. Еврейские судьбы — трагедия евреев Артемовска) .

Ушла из жизни Белла Вульфовна Джанелидзе
(дев. Штерн)

Нелегкая жизнь выпала на долю этой женщины — харьковское гетто, где погибли все ее близкие, спасение, но она никогда не теряла бодрости духа. В этом году мы намечали отпраздновать ее 90-летие. Не судилось. Но она останется в нашей памяти выдержанным человеком, всегда сохраняющим свое достоинство, красивой и мудрой женщиной.

 

Да будет благословенна ее память!

 

НОБЕЛЕВСКИЕ ЛАУРЕАТЫ

Об одном из трех лауреатов Нобелевской премии, имеющих непосредственное отношение к Харькову — Илья Мечников, Лев Ландау, Саймон (Семен) Кузнец, — о последнем мы почти ничего не знаем. Семен Кузнец родился 17 (30) апреля 1901 года то ли в Харькове, то ли в Пинске (до последнего времени у исследователей нет однозначной позиции на этот счет). И если историки из России, Беларуси активно говорят о том, что это событие произошло в Пинске, украинские историки равнодушно относятся к этой проблеме.

Серьезным исследователем жизни и деятельности человека, чьи идеи заложили основы новой эпохи в истории развития экономики. является Владимир Михайлович Московкин, профессор Харьковского национального университета и Белгородского госуниверситета.

Проделанная им, поистинне титаническая работа — архивная, исследовательская, по поиску потомков С. Кузнеца, проживающих в разных странах, личной переписке с ними, обращению к ученым разных стран, которым могли быть знакомы работы по экономике Саймона Кузнеца, вызывают восхищение. Приношу благодарность Владимиру Михайловичу за переданные в Харьковский музей Холокоста копий архивных документов и фотографий семьи С. Кузнеца.

 

Вашему вниманию предлагается статья В. М. Московкина, написанная для «Дайджест Е».

Лариса Воловик

 

 

Владимир Московкин

НЕИЗВЕСТНЫЙ СЕМЕН КУЗНЕЦ.

Переписка с родственниками и архивно-исторические изыскания

В существующей энциклопедической и справочно-биографической литературе существуют две версии места рождения лауреата Нобелевской премии по экономике 1971 г. Семена Кузнеца. По одной, он родился в Харькове, по другой — в Пинске. Первая поддерживалась самим С. Кузнецом, т. к. по всем официальным документам он проходил как уроженец Харькова. После смерти С. Кузнеца в 1985 г. его вдова Эдит Хандлер-Кузнец заявила, что он родился в Пинске, а не в Харькове, что было отмечено в примечании к некрологу С. Кузнеца, опубликованному в 1986 г. другом его семьи Мозесом Абрамовицем1. Каких-либо документальных доказательств этому факту до сих пор представлено не было. Отсутствуют и сведения о раннем периоде жизнедеятельности С. Кузнеца.

В этой связи 3.04.09 я обратился к сыну С. Кузнеца профессору экономики университета штата Индиана (Блумингтон) Паулю Кузнецу. Он сообщил, что «имеется конфуз по поводу раннего периода жизни моего отца, но Вы правы относительно места его рождения, это было не в Харькове, а Пинске… Фактически ничего не написано о его личной жизни, о раннем опыте научной деятельности. Я не удивляюсь этому, т. к. он был очень немногословен о своих ранних годах. Когда я еще ребенком спрашивал его о раннем периоде жизни, то обнаружил, что он не хочет рассказывать об этом. Я подозреваю, что лишения, связанные с первой мировой войной и революцией, были причиной этого молчания». Пауль отметил, что из харьковского периода жизни его отца ему только известно, что он был главой статистического офиса в Украине перед эмиграцией в США. Он также сообщил мне о письме Николая Костюковича из Белорусской Академии наук, который сообщил ему об установлении в 2007 г. мемориальной доски на здании в Пинске, где предположительно учился С. Кузнец.

Во втором письме от 25.05.09 он сообщил, что его мать после смерти отца передала документы и материалы в архив Гарвардского университета2, но он сом­невается, что среди этих бумаг есть документы на русском языке, за исключением известной первой научной работы Кузнеца3. При этом Пауль отметил, ссылаясь на известную работу Капурии-Фореман и Перлмана4, что вторая научная работа его отца, написанная в Харькове и посвященная теории инноваций Шумпетера, была переведена на английский язык и представлена в качестве магистерской диссертации по месту его обучения в Колумбийском университете. Он сомневается, что она сохранилась в архиве Колумбийского университета5. По всем вопросам он рекомендовал обратиться к своей сестре, Юдит Штейн, которая проживает сейчас во Франции, что я и сделал. В своем первом письме Юдит подтвердила слова брата о том, что отец практически ничего не рассказывал о своем детстве и молодости, и сообщила, что ее кузина — Рут Кузнец-Хауптман, дочь младшего брата Семена Кузнеца Георга, сделала краткие записи воспоминаний своего отца, из которых следует, что семья из Пинска перебралась в Ровно, где она жила вместе с бабушкой и дедушкой Кузнеца, а в 1915 г. вся семья выехала в Харьков. Среди своих бумаг Юдит обнаружила два перевода документов своего отца об образовании, которые, вероятно, были использованы им при поступлении в Колумбийский университет, выданные Харьковским вторым реальным училищем в мае 1917 г.6 и Харьковским коммерческим инсти­тутом7, в который он был принят в конце 1918 г. с последней оценкой, датированной июлем 1921 г. (копия перевода зачетной книжки). Сразу же отмечу, что в конце 1919 г. на месте этого института и юридического факультета Харьковского университета был создан Харьковский институт народного хозяйства.

В 1921 г. С. Кузнец уже работал руководителем сектора трудовой статистики Южного бюро ВЦСПС, и, по-видимому, экстерном сдал 7 июля 1921 г. в последнем институте два предмета по статистике (теория и практика), о чем я смог позднее судить после получения самих документов.

 
Из визового документа — удостоверение личности
С. Кузнеца, 1927 г. Публикуется впервые

Юдит Штейн также написала: «Все иммиграционные и визовые документы, а также документы по натурализации моего отца показывают, что он родился в Харькове, поэтому я очень сомневаюсь, что какие-нибудь доказательства его рождения в Пинске могут быть обнаружены в США. Я верю, что он родился в Пинске, но для того, чтобы покинуть Россию или Польшу, была сделана некоторая фальсификация документов».

Во втором письме от 12.06.09 ко мне Юдит Штейн, со ссылкой на свою кузину, сообщила, что семья оставила Пинск, чтобы воссоединиться со своими родителями8 в Ровно, а выезд ее в Харьков произошел в 1915 г. в связи с выселением евреев из прифронтовой полосы по причине боязни царского правительства России, что они будут сотрудничать с австрийскими и немецкими войсками9. Возможно, для того, чтобы выехать из России в США, харьковское место рождения было намного предпочтительнее пинского. Как она пишет, стремление С. Кузнеца покинуть Россию, было связано с его желанием воссоединиться в США с отцом, поэтому речь о нем как о политическом беженце идти не может.

На мой вопрос об обучении Семена Кузнеца в Харьковском университете она ответить не смогла. Но сообщила важную деталь, что на праздновании своего 80-летия С. Кузнец заявил, что он прошел «формальное обучение в научной гимназии» и провел два года в «институте, посвященном экономике». Эти слова ее отца цитировал Роберт Фогель в своем послесловии к книге «Economic development, the family, and income distribution, selected essays», опубликованной в 1989 г. издательством Кембриджского университета.

В третьем письме от 3.08.09 Юдит Штейн выслала мне документы отца и подтвердила сведения, что родители С. Кузнеца были заняты в меховом бизнесе, причем его отец занимался им и в США. Даты рождения и смерти родителей отца она не знает, но уточнила, что ее отец прибыл в США в марте 1922 г. вместе со своим старшим братом Соломоном. (Соломон был на год или два старше Семена Кузнеца). Она также сообщила неизвестную деталь, что младший брат С. Кузнеца Георг родился в Киеве в 1909 г., и все три брата были экономистами. Юдит Штейн рекомендовала уточнить все подробности жизни семьи Кузнец у своей кузины.

24.06.09 я обратился по рекомендации Юдит Штейн к Рут Кузнец-Хауптман, дочери Георга, с большим письмом, в котором просил прояснить неизвестные события из раннего периода жизни С. Кузнеца.

24 июля я получил от нее долгожданный ответ, который пролил свет на уникальные и неизвестные ранее подробности жизни семьи Кузнец. Ввиду важности этого письма я постараюсь быть ближе к тексту. Рут просит учесть, что ее воспоминания следует фильтровать через взгляды ее отца, который был в те годы ребенком и подростком. Далее она пишет: Воспоминания, на которые ссылается моя кузина, являются фактически рукописью воспоминаний моей матери, записанных мною после смерти моего отца (1986 г.). Они предполагались для собственного использования матери и были также использованы для написания мемориальной биографии моего отца его коллегой, профессором университета Калифорнии Иван Ли. (University of California: In Memoriam, 198610). Возможно, моя мать разослала копии моей рукописи. Я не помню, чтобы мы обсуждали с ней этот вопрос, т. к. это было давно. Я удивлена, что моя кузина Юдит Штейн имеет копию этой рукописи11. У меня ее нет».

Затем она ответила на мои вопросы. Она предположила, что семья оставила Пинск в 1909 г., вскоре после того, как родился ее отец. Когда ему было два месяца, Абрам Смит Кузнец12 выехал в США. «Я сейчас обнаружила, пишет Рут, — что Абрам на некоторое время возвращался в Пинск и окончательно выехал в США в 1909 г. Во всяком случае, дяде Семену тогда было восемь лет, поэтому он мог обучаться в Пинске очень незначительное время. На вопрос, почему семья Кузнеца переехала из Пинска в Ровно, а затем в Харьков, Рут ответила ( по мнению ее отца Георга и тети Юдит), что семья выехала из Пинска с целью обучения детей: « Я полагаю, что Ровно в то время было центром образования еврейских молодых людей13. Семья в Ровно состояла из трех братьев, их матери Полины (Перл), их незамужней тетки Евы, родителей по линии матери — Шмуэл и Хина Фридманы14. Жили ли Фридманы уже в Ровно или приехали с семьей из Пинска, я не знаю».

О переезде из Ровно в Харьков: «В соответствии с воспоминаниями моего отца в 1915 г. можно было видеть, как фронт первой мировой войны двигается по направлению к Ровно. Огонь был виден, и слышны были разрывы снарядов. Мой отец говорил, что дядя царя, который был русским генералом, приказал выселить всех евреев из прифронтовой территории, так как он боялся, что они будут сотрудничать с немцами. Им было дано 24 часа на сборы. Мой отец вспоминает, как его дедушка закопал ценные вещи (серебряные подсвечники и др.) под вишней в саду. Поезд, который их вез через всю Украину, собирал беженцев по пути своего следования, но я не знаю, почему семья остановилась именно в Харькове. Отец Рут Георг родился в Киеве в 1909 г. У его матери было плохое здоровье, и поэтому рождение Георга заранее было запланировано в медицинском центре в Киеве». На вопрос, в каких школах Соломон и Георг обучались в Харькове, Рут ответить не смогла: «Мой отец рассказывал историю о том, как старшие братья готовили его к вступительному экзамену в одну хорошую школу, и он провалился, что было большим разочарованием для всех.

Он был еще очень молод, и сказал, что из-за трудного времени «его образование было в запущенном состоянии»15. Соломон и Семен учились в Харькове, но я не знаю, где».

На мой вопрос, почему фальсифицировались документы С. Кузнеца, Рут ответила: «Я не уверена, но вот что рассказывал мне отец. После гражданской войны беженцы из западных районов (в основном, евреи) отправлялись обратно на поездах, которые по пути своего следования собирали других беженцев. Как я помню, по словам моего отца, это был 1921 г., но, возможно, и 1922 г. Государственные границы изменились. Ровно, Пинск и, я думаю, Столин перешли к Польше16. После того, как поезд пересек польскую границу в Ровно, Семена арестовали17. Он был обвинен в шпионаже, и были разговоры о его наказании. Через несколько дней власти нашли «настоящего шпиона», и Семен был выпущен. Но в то время, я уверена, трудно было понять, что реально произошло. После этого Семен и Соломон выехали в Данциг, который не находился под польским контролем18, и оттуда они эмигрировали. Я не знаю ничего об американских иммиграционных квотах для Восточной Европы в 21-22 гг., но здесь могли быть проблемы с ними. Имеется даже подозрение на «бегство» Семена и Соломона из Польши. Они оба работали там, что мой отец называл «Western Bolshevic Command Unit». Я не знаю, является ли это «South Bureau Allrussian Central of Trade Union», о котором Вы пишите. В связи с работой в этой организации у них могли быть проблемы с польскими властями.

В то время дядя Семен имел бумаги большевистской власти, разрешающей ему путешествовать по Днепру.

Во время такого путешествия он пытался подготовить почву для возвращения семьи в район Ровно/Пинска, но был не в состоянии это сделать. Он вернулся в Харьков, не установив контактов с родственниками и друзьями на другой стороне границы. Установление таких контактов, очевидно, было опасным делом в то время.

В любом случае по ряду причин эмиграция из Польши была невозможна для Семена и Соломона, поэтому они вынуждены были эмигрировать из Данцига, где использовали, очевидно, фальсифицированные документы. Я помню, мой отец и дядя Семен дискутировали по вопросу эмиграции последнего в США. Семен называл себя «беженцем», но мой отец не соглашался, называя его «иммигрантом». К сожалению, я не помню или не слышала дальнейших подтверждающих доводов с другой стороны.

В то время как Семен и Соломон прибыли в Данциг с целью дальнейшей эмиграции, мой отец и четыре других взрослых члена семьи выехали в Варшаву, где они стали проживать в квартире по улице Дьюка, 21 (Djika, 21)19. Возможно, Семен и Соломон посетили на короткое время Варшаву перед тем, как они покинули Данциг. Возможно также, семья посещала на короткое время Пинск перед тем, как выехать в Варшаву, но, если это было, я не слышала об этом.

Когда стало ясно, что их мама Полина долго не проживет, в 1925 г. или 1926 г. Семен и Соломон посетили ее. Все они встретились в Данциге, т. к. для молодых людей было нежелательно пересекать польскую границу».


Братья Кузнец: Георг, Семен, Соломон. Публикуется впервые

Рут (по рассказам своего отца) описала, где проживала семья Кузнеца в Харькове: «Это был дом беженцев, т. к. отдельное жилье было трудно найти. Оно «пустынным фасадом» («deserted store­front» — выражение моего отца) выходило на главную улицу, которая находилась на окраине Харькова в то время, и было собственностью человека, который жил в следующем доме. Я забыла его имя. Оно может быть в воспоминаниях, о которых говорила моя кузина. За фасадом дома беженцев находился парк развлечений, а через улицу — театр. Когда австрийцы вступили в город, собственник этого помещения, по-видимому, исчез. Улица, на которой они жили, была той, по которой немецкие солдаты маршировали, войдя в Харьков во время первой мировой

войны20. Строение, следующее за фасадом дома беженцев, использовалось как командный пост или штаб-квартира немцев. Театр через улицу использовался как место для содержания военнопленных. Мой отец был свидетелем, как застрелили человека перед этим театром. Здесь находился ангар, в котором содержался самолет под охраной солдат. Парк развлечений превратился в криминально опасное место. Затем пришла гражданская война, и я не уверена, что произошло с этим районом Харькова, но, я думаю, что он оставался небезопасным.

Очевидно, что семья в тех условиях сделала все возможное для своего обустройства и обучения детей. Они, по крайней мере, однажды ездили из Харькова в Одессу в связи с проблемами здоровья матери трех сыновей. Эта поездка приходилась на каникулы моего отца».

В заключение письма Рут Кузнец-Хауптман написала: «Полина умерла в

1926 г. Мой отец выехал в США незадолго перед его 18-летием в 1927 г.21 Его тетя (и ее новый муж), а также дедушка и бабушка остались в Варшаве.

Его отец Абрам22 незадолго до этого стал гражданином США, и мой отец смог вступить в производное гражданство сразу же, не дожидаясь достижения 18-летнего возраста. Я прикладываю фотографию трех братьев Кузнец, сделанную, я полагаю, в Ровно в 1912 г. или 1913 г. На ней слева направо — Георг, Семен и Соломон. Два старших брата сфотографированы в школьной униформе. Можете ли Вы по этой одежде определить, какого рода школу они посещали?»23

Сопоставляя эту информацию с присланными Юдит Штейн копиями визовых документов, можно предположить, что поездка С. Кузнеца в Данциг в

1923 г. была связана с необходимо­стью увидеть мать в связи с очень плохим ее здоровьем.

Вторая поездка Семена Кузнеца в Германию в 1927 г., очевидно, была связана с отправкой младшего брата Георга в США после смерти их матери и получении их отцом американского гражданства (прим. 21).

С учетом новых сведений, полученных нами при переписке с родственниками С. Кузнеца, необходимо активизировать архивные исследования в Пинске, начать такие исследования в Ровно и Варшаве и продолжить их в Харькове.

Что касается Харькова, то следует отметить отсутствие фондов Харьковского второго реального училища, Харьковского коммерческого института и Харьковского купеческого общества в Харьковском гособлархиве. Фонд Харьковского института народного хозяйства в этом архиве очень небольшой, состоящий из 36 личных дел студентов и списка студентов на уровень 1920 г. Каких-либо материалов, касающихся С. Кузнеца, здесь нет. Фонды Южного бюро ВЦСПС, где работал С. Кузнец, следует искать в Киеве, Санкт-Петербурге или Москве.

Автор благодарит главного библиографа научно-библиографического отдела ЦНБ ХНУ им. В.Н. Каразина Полякову Юлиану Юрьевну за помощь в идентификации местожительства семьи Кузнец в Харькове.

 

Примечания

1. Mozes Abramovitz. Simon Kuznets (1901 — 1985) // The Journal of Economic History. — 1986. — Vol. 46, № 1. — P. 241 — 246. Эта статья была переведена на русский язык Е.И. Николаенко и опубликована в сборнике: Thesis. — М., 1992. — Т. 1, вып. 2. — С. 228 — 234.

2. Harvard University Archives: HUGFP 88.45 [Lecture notes, speeches, manuscripts and other papers, 1923 — 1981 (6 boxes)]. На наличие в этом фонде чернового варианта магистерской диссертации С. Кузнеца «Представленная и критикуемая система доктора Шумпетера» (Dr. Schumpeter’s System Presented and Criticized, Columbia University, 1924. — 109 p.) с рукописными правками и пометками его научного руководителя Уисли Митчелла, указывал Марк Перлман в своей работе «Two phases of Kuznets’s interest in Schumpeter» (2001). Наш запрос 14.10.09. не выявил в этом архиве русскоязычных документов, датированных 1923 — 1924 гг. (box 1), согласно ответа от Робина Карлоу.

3. Сем. Кузнец. Денежная заработная плата рабочих и служащих фабрично-заводской промышленности г. Харькова в 1920 году // Материалы по статистике труда на Украине. — Харьков, 1921. — Вып. 2 (июль). — С. 53 — 64. Она репринтным способом перепечатана в приложении к статье: Семен Кузнец: его профессиональное окружение в Харькове и первая научная работа /В. Московкин // Бизнес Информ. — Харьков, 2002. — № 9-10. — С. 83 — 85.

4. V. Kapuria-Foreman, M. Perlman. An Economic Historian Economist: Remembering Simon Kuznets // The Economic Journal. — 1995. — Vol. 105 (November). — P. 1524 — 1547.

5. Моя переписка с архивом Колумбийского университета в октябре 2009 г. позволила не только выявить окончательный вариант магистерской диссертации С. Кузнеца, но и установить наличие любопытной магистерской диссертации его старшего брата Соломона под названием «Курно и Маршалл: сравнительное изучение», защищенной им в 1925 г. в Колумбийском университете.

В результате этой переписки выяснилось отсутствие в архиве Колумбийского университета русскоязычных документов С. Кузнеца об его обучении в Харькове.

6. На самом деле имели место два свидетельства об окончании Харьковского второго реального училища:

1. Поступил 26.10.1915. и закончил 16.05.1917 . (восемь пятерок, пять четверок); 2. Поступил 1.09.1917. (post-graduate course) и закончил 31.05.1918. (двенадцать пятерок, две четверки и тройка по физике).

7. Из переведенной копии зачетной книжки С. Кузнеца следует, что он поступил в Харьковский коммерческий институт в конце 1918 г. (помощник ректора — М. Соболев) и за первый курс сдал восемь предметов, причем таким известным российским экономистам, как профессор В.Ф. Левитский и профессор

П.И. Фомин.

8. По линии матери С. Кузнеца Полины Кузнец.

9. По приказу главнокомандующего, великого князя Николая Николаевича и начальника штаба Ставки генерала Н. Янушкевича было выслано все еврейское население из большей части Курляндской (28 апреля 1915 г.) и Ковенской (15 мая 1915 г.) губерний (Электронная Еврейская энциклопедия, www.eleven.co.il).

Одновременно шло выселение евреев и из Волынской губернии, где находилось тогда Ровно.

10. Эта биография была размещена в 2007 г. в Интернете на биографическом портале Calisphere. В начальной своей части она очень близка к тексту письма Рут Кузнец-Хауптман ко мне.

11 Юдит Штейн в письме ко мне упоминала об этой рукописи, но не писала, что она есть у нее.

12. Абрам Кузнец — отец Семена, Соломона и Георга.

13. Подтверждается сведениями из Электронной Еврейской энциклопедии.

14. Дедушка и бабушка братьев Кузнец по линии их матери.

15 .По этому поводу в официальной мемориальной биографии Георга Кузнеца, опубликованной в «University of California: In Memoriam, 1986, отмечено, что: «Остановка семьи в Харькове обернулась хаотичным шестилетним пребыванием, в течение которого формальное обучение Георга было спорадическим, в лучшем случае. Он компенсировал это интенсивным чтением, практика которого осталась на всю жизнь».

16. Согласно Рижскому договору 1921 г.

17. Во время первой мировой войны и позднее, до стабилизации военно-политической обстановки в Восточной Европе, евреев часто арестовывали в качестве заложников или по обвинению в шпионаже.

18. После первой мировой войны Данциг (Гданьск) по Версальскому мирному договору (1919 г.) получил статус вольного города и находился под управлением Лиги наций. В 1939 г. переходит под контроль Германии.

19. В официальной мемориальной биографии Георга Кузнеца написано, что семья Кузнец проживала в Варшавском гетто.

20. Из истории Харькова известно, что вступление в него немцев произошло 26 марта 1918 г. (в 10 часов утра они были на Холодной горе), и они маршировали первоначально по ул. Екатерино­славской. На этой и на соседних улицах в то время (согласно театральному обзору Ю.Ю. Поляковой в журнале «Univer­si­tates: наука и просвещение», 2008, № 4) было большое количество театров-миниатюр и варьете (театры Смолякова, Вольчина, Сарматова, Пельтцера — на ул. Екатеринославской, театр «Тиволи» (ул. Благовещенская, 32), театр «Аквариум» (ул. Чеботарская, 36), театр-варьете «Версаль» (ул. Конторская, 1) и театр «Буфф» (ул. Благовещенская, 18). Часть этих театров подпадает под следующее ее описание: «В 1902 г. в Харькове существовало несколько садов «с летними театрами», увеселениями и буфетами». Это как раз то, что описывает Рут Кузнец-Хауптман. Наш анализ дел фонда Харьковского губернского присутствия, касающихся беженцев первой мировой войны (Харьковский гособлархив), показывает, что беженцев первой волны (1915 г.) стали размещать в театре-цирке «Муссури», который находился на ул. Благовещенская, 28. Сопоставив, по моей просьбе, эти сведения с описанием проживания семьи Кузнец в Харькове,

Ю. Полякова сделала вывод о том, что семья Кузнец проживала в доме беженцев (театр-цирк «Муссури»), а расположенный рядом увеселительный сад «Тиволи» является тем самым парком развлечений вместе с одноименным театром, о котором пишет Рут Кузнец-Хауптман. Здание театра-цирка «Муссури» (позднее театр музыкальной комедии) сохранилось до наших дней и находится в законсервированном виде. Увеселительный сад «Тиволи» вместе со зданием театра не сохранились.

21. В официальной мемориальной биографии Георга Кузнеца написано, что он перед отъездом в США девять месяцев проживал в Париже, ожидая открытие визы. В этой связи важно заметить, что на визовом документе Семена Кузнеца (полученного мною от Юдиты Штейн), выданном Генеральным консульством Германии в Нью-Йорке 8 июля 1927 г., последняя печать поставлена в Шербуре (Франция) 20 сентября 1927 г. Поэтому, очевидно, что Семен Кузнец специально выезжал в 1927 г. в Европу, чтобы забрать младшего брата к отцу в США. По приезде в США он изучает английский язык в школе при Колумбийском университете и через некоторое время переезжает с отцом в Южную Калифорнию (Съерра Мадре), и все дальнейшее его обучение и научная карьера связаны с университетом Калифорнии.

22. Любопытно отметить рацио­нальный выбор местожительства Абрама Кузнеца в США, который, как известно, занимался меховым бизнесом — горно-лесной регион США (штат Калифорния).

23. Анализ Интернет-источников (официальных порталов и сайтов Ровно) показывает, что Семен Кузнец ,с большой степенью вероятности, учился в реальном училище Ровно, которое в 1873 г. окончил с серебряной медалью известный писатель В.Г. Короленко.

Владимир Московкин

ИМЯ.  ЛИЧНОСТЬ

Леонид Леонидов

ТЕОДОР ГЕРЦЛЬ


Теодор Герцль. Из архива
Харьковского музея Холокоста

2 мая 2010 года исполняется 150 лет со дня рождения основателя и первого президента Всемирной сионистской организации Теодора Герцля.

Получил начальное образование в городе рождения Будапеште. В 1878 году с родителями переехал в Вену, где поступает на юридический факультет Венского университета. В 1884 году, защитив степень доктора юрис­пруденции, ус­т­раивается служащим суда в Вене, затем работает в суде Зальцбург. Поняв, что будучи евреем, никогда не сможет занять пост судьи, принимает смелое жизненное решение оставить юриспруденцию и профессионально заняться журналистикой. С октября 1891 г. по июль 1895 г. Герцль работает парижским корреспондентом популярной венской газеты «Нойе фрайе прессе». Он становится в Европе известным журналистом, умеющим писать фельетоны, краткие, остроумные очерки. В этот период в еврейской жизни его беспокоит вопрос антисемитизма. Он постоянно думает, что может обеспечить евреям безопасное и достойное существование в европейских государствах. Одно время он ошибочно полагал, что от антисемитизма евреев может спасти их массовый переход в христианство, старается получить поддержку от австрийских епископов и через них добиться аудиенции у Папы Римского.

Он полагал, что обращение евреев в католицизм станет концом антисемитизма. Однако скоро осознает, что это аморально. Судебный процесс над Альфредом Дрейфусом резко изменил взгляды Герцля. Присутствуя в Париже на процедуре публичного унижения Дрейфуса, когда был сломан его воинский меч и затем сорваны с мундира военные награды, он увидел и услышал неистовый, злобный, раздирающий крик толпы: «Смерть евреям!» Толпа требовала вынести Дрейфусу смертный приговор. С трудом выбравшись из толпы, Герцль был подавлен и растерян. Если в либеральной Франции, размышлял он, первой европейской стране, предоставившей евреям равные права, кричат «Смерть евреям!», то для нас, евреев, безопасность может быть обес­печена только в собственной стране. Им овладела идея вновь обрести еврейскую государственность, и этой идее он полностью отдает последние десять лет жизни. В 1896 году в книге «Еврейское государство» Т. Герцль пишет: «Мы – народ, единый народ. Мы везде честно старались раствориться в окружающей нас среде, сохраняя только веру наших предков. Это не допускается.

Напрасно мы являемся верными, а в некоторых местах даже чрезмерными патриотами, напрасно мы наравне со своими согражданами приносим жертвы кровью и достоянием, напрасно мы стараемся прославить свои отечества в области искусств и науки и умножить их богатства, участвуя в торговле и обмене. В наших отечествах, где мы живем уже столетия, нас обзывают чужаками… Ибо глубоко в душе народа коренятся старые предрассудки против нас. Чтобы отдать себе в этом отчет, нужно только прислушаться к голосу народа, когда он говорит искренне и просто: сказки и пословицы проникнуты неприязнью к евреям».

 


Теодор Герцль. Из архива
Харьковского музея Холокоста

Итог его книги на последней странице: «Евреи, которые захотят, будут иметь свое государство».

Отметим, что идея, ставящая своей целью создание независимого еврейского государства, поддерживалась не всеми евреями. Интеллектуалы Западной Европы называли Герцля лжемессией, а идеи политического сионизма считали вредными. Группа богатых евреев, видела в сионизме причину возникновения отрицательного общественного резонанса, что могло плохо отразиться на их бизнесе. Несмотря на все трудности практическим результатом деятельности Герцля и его сподвижников стал Первый сионистский конгресс, созванный в Базеле в 1897 году, на который приехали 197 делегатов со всего мира. На конгрессе была основана Всемирная сионистская организация, первым ее президентом был избран Теодор Герцль, остававшийся на этом посту до своей преждевременной смерти. Позже, в своем дневнике Герцль записал: «В Базеле я основал еврейское государство… В главном государство уже создано – в желании народа создать государство».

Теодор Герцль прожил всего 44 года. Обострившаяся хроническая болезнь сердца осложнилась воспалением легких. 3 июля 1904 года Герцль умер. В соответствии с завещанием, он был временно похоронен в Вене, рядом с отцом. Через 44 года после его смерти было создано Государство Израиль. 14 августа 1949 года останки основателя сионизма были перевезены в Израиль, похоронены в Иерусалиме, на горе носящей его имя. Недалеко от могилы расположен музей Герцля.


ПОЗДРАВЛЯЕМ
наших друзей

Владимира Александровича ПЕЛЕВИНА, капитана 1 ранга, члена Национального союза журналистов и Всеукраинского союза писателей-маринистов, обладателя «Золотого пера» с первым 75-летием!

Впереди вторые 75!
Желаем, чтобы они были наполнены творчеством, интересными людьми и любимой работой.

Ждем Ваших новых статей и очередной встречи по поводу Вашего 80- летия!

 

* * *

Вадима КОЛТУНА, художника-монументалиста, члена Национального союза художников, и его жену Наташу с рождением дочери. МАЗЛ ТОВ!

 

Харьковский музей Холокоста
Областной комитет «Дробицкий Яр»
Редакция газеты «Дайджест Е»

Учредитель:
Харьковский областной
комитет «Дробицкий Яр
»
Издатель:
Харьковский музей Холокоста
Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: kharkovholocaustmuseum@gmail.com

Газета выходит при финансовой поддержке
Благотворительного Фонда ДАР
и
CONFERENCE ON JEWISH MATERIAL CLAIMS AGAINST GERMANY INC.
Проект «Исследование, образование и документирование»