2011
сентябрь
№9 (146)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

С НОВЫМ 5772 ГОДОМ — ГОДОМ СВЯТОСТИ

29 сентября наступает еврейский новый год Рош га-Шана. Особенность этого года заключается в том, что он приходится на четверг и пятницу и непосредственно за ним следует Шаббат — три святых дня подряд. В еврейской традиции число 3 имеет особое значение: когда какое-то явление повторяется три раза, оно обретает силу закона. Праздник Рош га-Шана — это голова года, и весь 5772 год должен пройти в святости и покое.

Шана Това Умэтука.

Мы хотим поздравить вас открыткой к Новолетию (Рош га-Шана), выпущенной в конце ХIХ века. На открытке воспроизведено благопожелание на Рош га-Шана: «Да будете вы записаны на добрый год». Считается, что в Рош га-Шана на Небесах определяют судьбу человека на следующий год и записывают ее в Книгу Жизни.



На скатерти напечатаны слова на идише:

«О, Бог, о, Бог всемогущий!
Прости грехи, прости,
И не стирай из Книги Жизни
Никого из моих домочадцев…»




70-ЛЕТИЮ ТРАГЕДИИ ПОСВЯЩАЕТСЯ

В этом году 29 сентября исполняется 70 лет со дня начала массовых расстрелов евреев в Бабьем Яру. За два дня 29 — 30 сентября 1941 зондеркоманда 4а, входившая в состав айнзатцгруппы С, при участии частей вермахта (6-й армии) и украинской вспомогательной полиции расстреляли в этом овраге 33771 человека — почти всё еврейское население Киева. Дальнейшие расстрелы евреев прошли 1, 2, 8 и 11 октября 1941, за это время было расстреляно еще приблизительно 17000 евреев. (В официальном сообщении Чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК) о трагедии в Бабьем Яру, отредактированном в Управлении пропаганды ЦК ВКП(б) и утвержденном заместителем председателя Совета Народных Комиссаров СССР В. М. Молотовым, слово «евреи» было заменено на «мирные советские граждане»).

Массовые казни продолжались вплоть до ухода немцев из Киева. Бабий Яр стал символом Холокоста в Украине. После расстрела евреев в 1941—1943 гг. в Бабьем Яру были расстреляны 100 матросов Днепровского отряда Пинской военной флотилии, 621 член ОУН (фракция А. Мельника), среди них украинская поэтесса Елена Телига, военнопленные. Бабий Яр стал местом расстрела пяти цыганских таборов. По разным подсчетам, в Бабьем Яру в 1941—1943 было расстреляно от 70000 до 100000 человек.


Памятник детям, расстрелянным
в Бабьем Яру в 1941 г.

Мероприятия, посвященные памяти жертв Бабьего Яра, проходящие в этом году на государственном уровне, по просьбе еврейской общины Украины перенесены на 3 октября в связи с тем, что трагическая дата совпала с одним из главных еврейских праздников — Рош га-Шана.

Траурное шествие «Дорогою смерти» к памятнику «Менора» в Бабьем Яру, где будет проведена церемония памяти, состоится 3 октября. В этот же день состоится прием в Мариинском дворце и концерт-реквием в Национальной опере Украины.

Еврейские организации Киева проводят ряд мероприятий: Еврейская конфедерация Украины при поддержке Евроазиатского еврейского конгресса проводит 2 октября в Национальном дворце «Украина» Вечер памяти «Бабий Яр. 70 лет». В концерте примут участие известные украинские и российские актеры и исполнители. Среди них — лауреат международных конкурсов скрипач Леонид Шухман, народный артист Украины Павел Зибров, обладатель одного из редчайших мужских голосов в мире украинский певец Михаил Брунский, украинская певица Ирина Розенфельд, народные артисты России Александр Розенбаум и Тамара Гвердцители, арт-группа «Хор Турецкого» и др.

Еврейский совет Украины 2 и 3 октября проводит Конференцию, посвященную 70-летию трагедии Бабьего Яра.

В Украинском доме продолжает работать выставка «Холокост от пуль: массовые расстрелы евреев в Украине 1941-1944», которая является частью мероприятий государственного уровня в рамках 70-й годовщины трагедии Бабьего Яра. Выставка уже демонстрировалась в Париже, Нью-Йорке и других городах и впервые представлена в Украине. Организатором выставки выступили Фонд Виктора Пинчука, Мемориал Шоа (Memorial de la Shoah), организация Яхад-Ин Унум, а также посольства Израиля, Франции, Германии и США в Украине.

В первую очередь проект направлен на воспитание толерантности в украинском обществе, особенно молодежи. Выставка базируется на труде римско-католического священника из Франции отца Патрика Дебуа, который много лет занимается архивными и археологическими исследованиями, а также видео документированием свидетельств очевидцев массовых расстрелов в Украине.

Отец Дебуа также представит свою книгу «Хранитель воспоминаний. Кровавыми следами Холокоста», впервые переведенную на украинский язык благодаря финансовой поддержке посольства Франции. Эта книга стала лауреатом Национальной еврейской книжной премии в 2008 году. Украинская редакция книги была напечатана издательством «Дух и литера».

Центр еврейских исследований ЕФУ к 70-летию трагедии Бабьего Яра подготовил видеоальбом, в котором собраны документальные и художественные фильмы о трагедии Бабьего Яра, созданные в послевоенный период. Видеоальбом «Бабий Яр» подготовлен к изданию продюсерской компанией «Сosta Azzurra» в рамках плана мероприятий госоргкомитета Украины.

В рамках мероприятий, посвященных 70-летию трагедии Бабьего Яра, в Харьковском музее Холокоста продолжит экспонироваться выставка «Забвению не подлежит» украинского художника Зиновия Толкачева (Киев).



ПАМЯТЬ И ПАМЯТНИКИ


22 августа в рамках мероприятий, посвященных 70-летию трагедии Дробицкого Яра, на месте бывшего еврейского гетто состоялась церемония открытия обновленного памятника «До наших нащадків».

В 2000 году в комплексе памятников гетто была открыта мемориальная доска с обращением к нашим потомкам, но она просто лежала на небольшом возвышении и требовала обновления, что и сделали Областной комитет «Дробицкий Яр» и Харьковский музей Холокоста ко Дню освобождения города, оккупированного нацистами в годы Второй мировой войны. Затем присутсвующие отправились в Дробицкий Яр на вторую церемонию — открытия мацевы на месте перезахоронения останков, обнаруженных во время раскопок на месте харьковского гетто.

На открытиях присутствовали представители органов власти, харьковской еврейской общины и различных организаций Харькова, раввины, бывшие узники и ветераны ВОВ, Народный депутат Александр Фельдман, директор Джойнта в Харькове Оксана Галькевич, 2-й секретарь посольства гос. Израиль в Украине Давид Мамиствалов, Ген. консул Польши в Харькове Ян Гранат, консул-советник Российской Федерации Михаил Орехов и гости города.


Церемонию на мемориальном комплексе на месте
еврейского гетто открывает Леонид Леонидов,
председатель ХОК «Дробицкий Яр»





Давид Мамиствало,
2-й секретарь посольства
государства Израиль в Украине

Александр Кагановский,
председатель Харьковской
религиозной общины

Раввин Леви Райцес




Оксана Галькевич, директор
Американского распре-
делительного комитета
Джойнт в Харькове

Владимир Головко,
депутат Харьковского
горсовета


Дмитрий Жуков,
зам. директора
Администрации
Орджоникидзиевского р-на

Александр Фельдман,
Народный депутат
Украины

Борис Фельдман,
председатель Совета учре-
дителей концерна «АВЭК»

Игорь Терехов,
зам. Харьковского
городского головы


КУЛЬТУРА


Нина Большакова, США

КОНВОИ ПОЗОРА,
ИЛИ ДОРОГА, ВЕДУЩАЯ В ВЕЧНОСТЬ...

Документальный фильм «Конвои позора» (Convoys of Shame / Les Convois de la honte, режиссер Рафаэль Дельпард / Raphail Delpard) был показан в январе этого года на XX Фестивале еврейского кино в Нью-Йорке. Впервые в этом фильме проведено историческое расследование участия Французской нацио­нальной железнодорожной компании (SNCF) в депортации из Франции в лагеря смерти на территории Германии 76 тыс. французских евреев, 20 тыс. цыган, 38 тыс. участников Сопротивления.

Фильм воспроизводит события Второй мировой войны во Франции, к сожалению, недостаточно освещенные историками. Это поиски и аресты евреев, включая детей и стариков, и их последующая депортация, которую осуществляла французская полиция. Немцы контролировали, а детали разрабатывали сами французы. Чиновники и служащие железнодорожной компании SNCF также проявляли служебное рвение с тем, чтобы оккупанты были довольны.

Именно французы — работники SNCF придумали для транспортировки людей использовать вагоны, предназначенные для перевозки скота, без лавок и туалетов, поскольку в них можно было затолкать больше народа. В вагоны загоняли мужчин, женщин, стариков и детей. Люди в вагонах теряли сознание, кричали, плакали дети, умирали старики... Французы — машинисты и кочегары вели составы до границы Германии, там бригада менялась на немецкую. Французы-железнодорожники сортировали отобранные у евреев при погрузке вещи и отправляли их в Германию в отдельных вагонах. Французы-инженеры и рабочие SNCF отправляли вагоны с людьми, закрывали двери на цепи и висячие замки, навешивали деревянные щиты-заглушки на окна и проверяли сделанное. Все железнодорожники были членами профсоюза, который не прекращал работы и в период оккупации.

Аресты евреев проходили на оккупированной и так называемой свободной территории Франции, где формально оккупации не было. Отправка составов с евреями велась до последнего дня оккупации. Были случаи, когда составы отправлялись со станции за час до прихода союзных войск. Ни разу ни один француз-инженер, рабочий, машинист, сцепщик, кочегар — не отказался вести состав с обреченными. Не было ни одного взрыва на железных дорогах во время следования этих составов, а ведь немцы не охраняли эти составы на территории Франции.

Лишь однажды три студента, фамилия одного из них была Лифшиц, остановили состав, пригрозили машинисту и открыли несколько вагонов. 232 евреям удалось спастись. Повторяю, это был единственный случай за всю войну! Был единственный машинист, который отказался вести состав, но не с евреями, а с участниками Сопротивления. Один случай за всю войну…

Весь оккупационный корпус немцев во Франции составлял 60 тыс. солдат и офицеров. На 40 млн французов. Нация, рубившая головы своим королям, организованно сдалась на милость бошам и послушно следовала указаниям оккупантов: члены профсоюза железнодорожников, наиболее организованный отряд французского рабочего класса (говоря языком советской пропаганды), работали, платили профсоюзные взносы, делали карьеру, вовремя, строго по графику, доставляя обреченных сограждан к немецкой границе. Был забыт кодекс Наполеона, предоставившего евреям равные гражданские права.

Кроме того, с момента оккупации Франции в мае 1940 года и до нападения немцев на СССР французские коммунисты, будучи членами Коминтерна, вообще не вели борьбу с оккупантами, поскольку Сталин подписал мирный договор (пакт Молотова — Риббентропа) с гитлеровской Германией. Сопротивление в целом было настолько незначительным, что французы не смогли сами себя освободить. Францию освободили союзники.

В фильме высказана мысль о том, что «победительницей» во Второй мировой войне коллаборационистскую Францию сделала умная политика де Голля, который привел Францию в Ялту и усадил за один стол с СССР, Англией и Америкой.

Этот фильм — только начало серьезного исторического исследования тяжелого для евреев и позорного для Франции и французов периода.



Лариса Воловик, Харьков

ХРАНИТЕ СЕМЕЙНЫЕ АРХИВЫ

14 июня исполнилось 100 лет со дня рождения Виктора Платоновича Некрасова (см. «Дайджест Е» №6, 2011). 12 сентября 1974 года писатель Виктор Некрасов вынужденно покинул родину — в те годы был такой способ избавляться от инакомыслящих.

Отдыхая в этом году в Большой Богачке под Миргородом в местной библиотеке, устав от чтения детективов и женских романов, вдруг обнаружила изданную в 1991 году книгу В. Некрасова с предисловием В. Потресова, где тот подробно описывает, как удалось сохранить архив опального писателя:

«В 1974 году «Турист с тросточкой» (так литературная администрация именовала автора одной из самых ярких и правдивых книг о войне после появления в «Известиях» анонимного фельетона о Некрасове, оскорбительного и несправедливого) был вынужден навсегда покинуть свой родной город.

12 сентября 1974 г. самолет Киев-Цюрих навсегда увез из нашей страны Виктора Платоновича Некрасова. Пока его не лишили гражданства, квартиру занимали друзья писателя. А затем в узкий проезд въехал грузовик. В кузов летели старая мебель, домашнее имущество, журналы прошлых лет и… рукописи. Соседи рассказывали мне, что были и первые экземпляры — стало быть, нигде не печатавшиеся. Некоторые, кто посмелее, даже подбирали какие-то листы. Даже обещали мне показать — но не нашли.

Счастье, что в квартиру писателя въехали люди, которые не побоялись сохранить и передать нам письма — те, часть из которых мы приводим в этой книге, огромное им спасибо за это»…

Через много лет, в первую годовщину смерти Некрасова, в журнале «Огонек» были напечатаны воспоминания писателя В. Конецкого о Викторе Платоновиче. Наталия Владимировна Анистратенко из Киева прочитала их и позвонила в Москву в редакцию «Огонька». Из воспоминаний В. Потресова: «Как-то в редакции раздался звонок — длинный, междугородный: — Отдел литературы «Огонька»? Я из Киева. Вы интересуетесь творчеством Некрасова?

… У Анистратовой оказались письма Некрасова, его родных, фотографии, вырезки — целый портфель, старый пузатый портфель. Родители Наталии Владимировны получили квартиру на Крещатике, как раз ту, в которой жил Виктор Платонович до своего отъезда из страны — просторная двухкомнатная квартира в помпезном киевском Пассаже. Генриетта Алексеевна по-прежнему живет в этом доме: здесь на балконе стоял ящик. Когда въехали сюда — хотели выбросить, открыли, а там письма, письма, фотографии. Наташа, дочь, сказала — не позволю выкинуть письма: может, за ними кто-нибудь вернется»…

И я с горечью вспомнила о судьбе семейного архива Лидии Утевской, внучки Исаака Файшмидта, выдающегося терапевта и фтизиатора, одного из организаторов украинской медицинской науки и здравоохранения первой половины ХХ в., прожившем в Харькове всю свою жизнь, консультировавшего В. Г. Короленко.

Встречалась с Лидией Ароновной в ее квартире, обставленной мебелью, помнившей знаменитого врача: сервант-комод с резными дверцами, старинная этажерка, письменный стол, на столе — пресс-папье деда, старинные фотографии, документы, письма… Признаюсь, выпрашивала пресс-папье для музея — не убедила, но получила обещание взять на выставку не только пресс-папье, но и другие личные вещи. Не успела…

Человек Лидия Утевская была организованный — весь уникальный семейный архив в последние годы жизни она разобрала, разложила по времени и направлениям ( и не только семьи Файншмидта, но и Утевских — профессор Арон Утевский, выдающийся украинский биохимик, доктор биологических наук, его дочь Лидия продолжила дело отца). Планировала одну часть архива отдать в мединститут, другую — в университет им. Каразина на «свою» кафедру. «Пока я жива, ни одна вещь не покинет этот дом», — говорила она.

Какое-то время не было с ней связи, не отвечала на звонки. Когда я решила без звонка нанести визит и долго звонила в дверь, вышла соседка по этажу и сказала, что Утевская умерла. Приезжал какой-то племянник (своих детей у нее не было), квартиру продал, новые хозяева делают ремонт, а старую мебель выбросили… Так и ушло богатейшее наследие прошлой эпохи, как и его держательница. Попыталась выяснить о его судьбе у зав. кафедрой университета профессора Е.Э. Перского, который долгие годы работал вместе с Утевской, в ответ — тяжелый вздох — «не напоминайте мне об этом»...

У Лидии Утевской был огромный старинный альбом с изумительными фотографиями всех поколений Файншмидтов — Утевских и родни. Где он, сохранился ли? Единственное, что мы все же успели — сканировали все фото с рассказом о каждом изображенном на нем. (Нам пришлось приехать за альбомом на машине — уж очень массивен был драгоценнейший альбом!) Перед тем, как решиться и отдать альбом на пару дней, Лидия Ароновна, как позже призналась мне, выясняла у общих знакомых можно ли доверить мне альбом, и после слов «ей можно», позвонила мне.

Дорогие читатели, пересмотрите свое отношение к семейным фотографиям, документам (не оставляйте все «на потом»). Может быть, они интересны не только вам и расскажут не только о прошлом вашей семьи, но и об эпохе, в которой жили ваши предки. И да не будет им уготована судьба уникальнейшего архива семьи Файн­шмидт-Утевских.

Харьковский музей Холокоста создает личные фонды и описывает семейные архивы. Ваши старинные фотографии, документы могут быть использованы в наших всевозможных выставках; истории, рассказанные вами, опубликованы в газете «Дайджест Е». Пусть вас не смущает, что часто лица на семейных фото вам неизвестны — может случиться, что их опознают и назовут наши читатели.

В этом номере газеты в рубрике «Клуб знаменитых харьковчан» мы печатаем статью архитектора Бориса Кагана о человеке, который оставил след в Харькове своими зданиями, но, к сожалению, не оставил ничего о себе, кроме трагической даты — декабрь 1941 года, когда Виктор Абрамович Эстрович вместе с харьковскими евреями окончил свой жизненный путь в Дробицком Яру.

Мы будем признательны всем, кто хоть что-нибудь знает об этом человеке — академике живописи. До сих пор не найдено ни одной его фотографии — только рисунок А. Лейбфрейда, который и экспонируется в музее Холокоста вместе с другими фотографиями жертв Дробицкого яра, и два рисунка З. Юткевича.


КЛУБ ЗНАМЕНИТЫХ ХАРЬКОВЧАН


Борис Каган, Харьков

СУДЬБА АРХИТЕКТОРА

Есть люди, чье творчество оставил неизгладимый след в истории Харькова, а их судьба неразрывно связана с нашим городом. К таким людям относится архитектор Виктор Абрамович Эстрович.

Здания, построенные по его проектам, хорошо знакомы всем харьковчанам, хотя имя их автора мало кто знает.

Архитектурный облик Харькова противоречив и разнообразен, но как-то очень «по-харьковски» гармоничен. Здесь легко уживаются самые противоположные стили, это сочетание и создает неповторимую и любимую харьковчанами городскую среду исторического центра.

Яркая эпоха модерна — это отказ от догм классических канонов и поиск новой архитектуры 20 века в неимоверных сочетаниях стилей культурного наследия прошлого.

Все здания, построенные в Харькове по проектам архитектора Эстровича, уникальны и выполнены в разных стилистических манерах: романтический и конструктивный вариант модерна, неоренессанс, нео­классицизм, декоративный ар-деко. При этом отчетливо виден характерный почерк Мастера.

Виктор Абрамович Эстрович родился не в Харькове, но почти половину своей жизни посвятил нашему городу.

Здесь осуществлены лучшие его проекты.

Здесь в декабре 1941 года в Дробицком Яру трагически оборвалась его жизнь.

А здания, построенные В.А.Эстровичем, продолжают жить и через сто лет, уже в 21 веке, украшают наш город. И это лучшая память об Архитекторе.

Основная информация о жизни и творчестве архитектора Виктора Абрамовича Эстровича исходит из материалов известнейшего знатока истории Харькова — Александра Юрьевича Лейбфрейда.

В Харьковском Доме архитекторов хранится альбом 1982 года, где представлены материалы собранные А.Ю. Лейбфрейдом и П.И. Романовым к 100-летию со дня рождения архитектора В.А. Эстровича.

В очерке А.Ю. Лейбфрейда «Архитекторы-евреи в Харькове», изданном в 2002 году, (еще при жизни автора), кратко описаны основные данные о творчестве В.А.Эстровича. В журнале «АСС» №4, 2006 год опубликована статья моего друга (к сожалению, ныне покойного) архитектора Евгения Виноградова, посвященная В.А. Эстровичу.

Об архитекторе В.А. Эстровиче упомянуто и в научно-библиографическом издании под общей редакцией С.Г. Чечельницкого «Архитекторы Харькова», 2008 год.

Проекты В.А.Эстровича представлены и в материалах интернета — «Харьков: новое о знакомых местах», 2011 год, фотоальбоме «Интереснейшие здания Харькова» (электронная версия).

Впрочем, нигде не представлена хотя бы одна фотография этого замечательного архитектора. Есть лишь графические наброски его портрета, в том числе, сделанные по памяти архитекторами А.Ю. Лейбфрейдом и З.Д. Юткевичем в 1982 году.

Ничего неизвестно и о его семье, родных и близких.

Трагедия 1941 года уничтожила многое и многих, но не в силах стереть из благодарной памяти харьковчан имя архитектора Виктора Абрамовича Эстровича.

Виктор Абрамович Эстрович родился в 1882 году (по некоторым источникам — в 1881году) в городе Россиены Ковельской (Виленской) губернии, ныне город Рассейняй в Литве. В 1900 году окончил реальное училище в городе Ростов на Дону и в том же году поступил в Петербургский институт Гражданских инженеров. В 1907 году получил звание инженера-архитектора.

По окончании института молодой архитектор работает в городе Александровск (ныне — Запорожье), где в 1910-1911 годах по его проекту и под его наблюдением в центре города (сейчас — проспект Ленина) был построен многоэтажный жилой дом, в первых двух этажах которого размещался банк.

В 1912 году В.А. Эстрович переехал в Харьков, где поселился в доме № 6 по улице Рымарской. Здесь он прожил до 1927 года, после чего перебрался в построенный по его проекту жилой дом (названный «Красный банковец») по улице Артема № 6.

В дореволюционные годы архитектор В.А. Эстрович успешно проектирует и строит известнейшие в центре Харькова жилые дома: ул. Сумская №82 (1912-1914 гг.); ул. Сумская №3а во дворе (1913-1914 гг.) совместно с арх. Л.К. Тервеном; ул. Полтавский Шлях №47/49 (1913-1914 гг., 1918 г.) совместно с арх.А.Я.Лангманом; ул. Полтавский Шлях №22а (1913-1914 гг.); ул. Пушкинская №65(1914-1915 гг.); особняк Г.О. Гольдберга (напротив церкви) на ул.1-ой Конной Армии № 104 (1913-1915 гг.) (на фото).

Всего за четыре года сколько построено интереснейших зданий! А ведь молодому талантливому зодчему еще нет и сорока лет! Фантастический творческий подъем и неимоверное трудолюбие.

В.А. Эстрович был избран членом Харьковского Литературно-художественного кружка, объединявшего в те годы лучших художников и архитекторов города. Годы революции и гражданской войны прервали бурное развитие архитектуры Харькова.

В первой половине двадцатых годов прошлого века В.А. Эстрович работал в Госбанке УССР. По его проекту расширено здание Госбанка в Харькове в сторону улицы Гоголя (вторично перестроено в начале 1930-х годов академиком архитектуры А.Н. Бекетовым и архитектором В.Н. Пети) и сооружено новое здание Госбанка в Донецке (1925-1927 гг.)

В те же годы по проекту В.А. Эстровича был построен жилой дом для сотрудников Госбанка на ул. Артема №6 в г. Харькове, куда позже переезжает жить сам автор.

Тогда же, как пишет А.Ю. Лейбфрейд «по непроверенным сведениям», В.А. Эстровичем был выполнен проект первого из сооруженных в Украине Дома Советов в г. Первомайске Николаевской области.

В дальнейшем В.А. Эстрович работал над проектами медицинских учреждений. Так, в 1925-1927 гг. по проекту В.А. Эстровича и А.В. Линецкого на Московском проспекте, №197 в Харькове было построено монументальное здание Образцовой поликлиники. В настоящее время в здании размещается 2-я городская клиническая больница.

По проектам, разработанным В.А. Эстровичем или при его участии, построены многочисленные больницы, поликлиники, амбулатории в Кадиевке, Чистяково, Донецке, Горловке, Николаеве и в других городах Украины. В Бердянске и Одессе по проектам В.А. Эстровича были построены санатории.

В Харькове по его проектам и под его личным наблюдением построены ряд крупных научно-исследовательских институтов медицинского профиля: институт медицинской радиологии на ул. Пушкинской, №82; институт эндокринологии и химии гормонов на ул. Артема, №10/12; институт гигиены труда и профзаболеваний на ул. Тринклера, №2.

При жизни В.А. Эстровича не было завершено строительство Морфологического корпуса Медицинского института на пр. Ленина. Строительство этого здания было закончено после войны со значительными изменениями уже другими авторами. Так же не до конца воплощенным остался авторский замысел жилого дома медицинских работников по ул. Чернышевской, №45а, в котором выстроена только одна секция.

Виктор Абрамович Эстрович пользовался большим уважением и авторитетом и, как пишет А.Ю. Лейбфрейд, его отличали личная скромность, неизменное остроумие и доброжелательность к людям.

В 1933 году было создано Оргбюро по подготовке к созыву первого съезда архитекторов Украины, а вскоре после этого сформирован Оргкомитет представителей проектных институтов и вузов. В него вошли 30 человек. Среди таких выдающихся зодчих, как академик архитектуры А.Н. Бекетов, профессора А.Г. Молокин, А.Л. Эйнгорн, Я.А. Штейнберг, архитекторы В.И. Богомолов, А.В. Линецкий, И.И. Малоземов, В.К. Троценко, Г.А. Яновицкий был и Виктор Абрамович Эстрович.

Оргкомитетом был подготовлен пленум вновь образованного Союза, на котором было избрано Правление Союза архитекторов Украины.

В 1939 году в связи с ликвидацией Харьковской конторы Медсанстроя Наркомздрава УССР, главным инженером которой до этого времени был В.А. Эстрович, он перешел на работу в Харьковское отделение ГСПИ №4 на должность зам. начальника отдела гражданского проектирования, а за тем — консультантом технического отдела.

К тому времени здоровье его значительно пошатнулось, что и помешало ему, когда началась война, эвакуироваться из Харькова. По сведениям А.Ю. Лейбфрейда, Виктор Абрамович Эстрович вместе с женой трагически погиб от рук немецко-фашистских оккупантов в 1941 году.

К сожалению, не сохранилось ни его фотографий, ни биографии. Но подлинным памятником зодчему являются его творения, украшающие Харьков и многие города Украины.





16 июля 2011 года на 88-м году ушел из жизни выдающийся мастер шашечного искусства, первый гроссмейстер СССР по русским шашкам, мастер спорта СССР по шашечной композиции, шестикратный чемпион СССР по русским шашкам, двукратный победитель Всесоюзных конкурсов по шашечной композиции, Заслуженный тренер УССР, судья Всесоюзной категории, действительный член Академии шахматного и шашечного искусства, участник Великой отечественной войны Зиновий Исаакович Цирик.