2011
октябрь
№10 (147)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

НОВОСТИ

В УКРАИНЕ

СВИТКИ ТОРЫ ВОЗВРАЩЕНЫ СИНАГОГЕ

05.10 Киевский апелляционный административный суд отклонил апелляционную жалобу Центрального государственного исторического архива Киева. Архивисты пытались оспорить распоряжение КМДА (мэрии Киева) о возвращении 18 свитков Торы в собственность еврейской общины Киева. Речь идет о долгожданной победе в многолетней судебной тяжбе между общиной синагоги Бродского и архивным ведомством Украины. Горадминистрация Киева еще в 2010 году распорядилась бесплатно передать еврейской религиозной общине Киева культовое имущество, которым являются свитки Торы. Именно это решение и пытался оспорить архив.

Впервые в истории Киевского апелляционного админсуда дело слушалось трижды. Судебный процесс проходил в условиях жесткого давления со стороны противников возвращения свитков Торы евреям. Суд разобрался в сложившейся ситуации и нашел справедливое решение: свитки Торы должны служить еврейскому народу, а не пылиться в архивных хранилищах.

Во время слушания директор вышеупомянутого архива заявил, что, по его мнению, свитки Торы являются «архивными документами», а не культовым имуществом. Он также утверждал, что еврейская община не может предоставить доказательств факта изъятия свитков из синагоги. В 20-30-е годы коммунистическая власть насильно отбирала свитки у синагоги, а теперь архивисты независимой Украины противятся возвращению украденного имущества пострадавшей еврейской общине.


ПРЕМЬЕРА НА ПЕРВОМ НАЦИОНАЛЬНОМ

07.10 в 9:40 прошла премьера документального фильма «Праведники», посвященного 70-летию Бабьего Яра, на Первом Национальном канале. Автор сценария — Андрей Данильченко, режиссер — Александр Рябокрис.

Человек несовершенен. Мир человеческий несовершенен. За всю историю человечества найдется ли хоть один день, чтобы на Земле не совершались преступления? И если человечество до сих пор существует, то возможно, именно потому, что есть между нами Праведники — те, кто спасая хоть одного человека, спасают весь мир.

«Праведник Народов Мира» — так называют тех неевреев, которые, рискуя собственной жизнью, спасали евреев в страшные времена Второй Мировой. Это международное звание присваивает людям из разных стран Национальный институт памяти Яд Вашем (Иерусалим). Список Праведников Мира насчитывает около 23000 имен из 44 стран. Украина по количеству Праведников занимает в этом списке 4 место — около 2300 имен. Еврейский совет Украины прсваивает звание «Праведник Украины» и «Праведник Бабьего Яра». В этих списках — более 4000 имен...

В д/фильме о Холокосте, о праведничестве говорят — глава украинских греко-католиков кардинал Любомир Гузар, президент Еврейского совета Украины Илья Левитас, президент первого в Украине Харьковского музея Холокоста, его основатель Лариса Воловик, и непосредственно те, кто с риском для жизни своей и своих близких прятали евреев от преследований нацистов в Киеве и Харькове — Праведники Мира и Украины.

Единственно, о чем стоит пожалеть, что для показа фильма было выбрано такое время, что его не увидела широкая аудитория.

Видеофильм можно посмотреть он-лайн по ссылке:
http://1tv.com.ua/ru/video/program/documentary/2011/10/10/3591


В МИРЕ

МУСУЛЬМАНЕ ПОТРЕБОВАЛИ УБРАТЬ КРЕСТ С ФЛАГА ШВЕЙЦАРИИ


07.10 Турецкие и албанские мигранты, живущие в Щвейцарии, добиваются смены национального флага страны. Они считают белый крест на красном фоне символом крестовых походов и что крест в должной мере не отражает религиозное и культурное разнообразие сегодняшней мультикультурной Швейцарии. Мусульмане предложили флаг Гельветийской Республики, который был в кантонах государственным во время оккупации Швейцарии Францией времен Наполеона. Этот флаг был целых пять лет.

Сейчас в Швейцарии почти 5% населения страны мусульмане, это около 400000 человек. Они постоянно выдвигают новые требования по защите своих религиозных интересов. Это достаточно преуспевающая и влиятельная прослойка населения Швейцарии. Впрочем, несколько авторитетных представителей исламской общины сразу же отмежевались от этой кампании, назвав её контрпродуктивной.

Вести


ИСТОРИЯ МОЖЕТ ПОВТОРИТЬСЯ?


05.10 в центре Москвы на углу Покровки и Армянского переулка появилась надпись, сделанная с помощью трафарета: «Всем евреям города Москвы и представителям национальных диаспор следует явиться на угол Остоженки и Лопухинского переулка (возле музея) в день открытия выставки «Россия для всех». С собой взять документы, ценные вещи и продукты на два дня».

Такие же надписи появились и на стенах других домов на Покровке и Остоженке. Хотя речь идет о приглашении на «интернациональную» выставку «Россия для всех», стиль и текстовая графика объявления почему-то выдержаны в стиле печально знаменитого гитлеровского приказа «Всем жидам города Киева», развешанного ровно 70 лет назад в оккупированном нацистами Киеве в 1941 году с целью сбора евреев, впоследствии расстрелянных в Бабьем Яру.

Выставка «Россия для всех», которая упоминается в надписи, организована Маратом Гельманом и пройдет в Москве в ноябре, сейчас она находится в Санкт-Петербурге, Гельман рассказал, что надпись не имеет никакого отношения к рекламе выставки в Москве. По его словам, подобные надписи появились и во время проведения этой выставки в Перми летом 2011 года.

Представители иудейского религиозного общества Перми обратились в правоохранительные органы с просьбой проверить расклеенные по городу листовки. По итогам проверки пермские следственные органы отказались возбуждать уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления: лингвистическая экспертиза не обнаружила в тексте листовок признаков разжигания межрелигиозной розни.

Таким образом, речь идет не о частной инициативе московских организаторов, а вероятнее всего, о «креативе» общероссийского масштаба.

Jewish.Ru


ОСВОБОЖДЕНИЕ ГИЛАДА ШАЛИТА: ВАЖНОСТЬ СОЛДАТ И ПРИЗЫВА ДЛЯ ИЗРАИЛЯ

(«The Telegraph», Великобритания)

Никогда в истории Израиля за свободу одного человека не было заплачено так дорого, как за свободу Гилада Шалита.

Адриан Блофилд


Иерусалим. Действительно, у еврейского го­сударства есть опыт асимметричных обменов пленными. В прошлом Израиль не раз освобождал сотни арабских боевиков в обмен на захваченных граждан Израиля или даже на их тела.

Однако ни один из этих обменов не был таким асимметричным, как освобождение Гилада Шалита. За свободу одного 25-летнего призывника правительство израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху, который пришел к власти, обещая не делать никаких уступок террору, согласилось отдать ХАМАСу 1027 палестинских боевиков, находившихся в тюрьмах в Израиле.

Политическая цена этого решения очевидна: обмен укрепит ХАМАС в ущерб его более умеренным соперникам из ФАТХа и убедит многих палестинцев, что от Израиля можно добиться уступок только актами насилия, а не дипломатией. В конце концов, умеренный палестинский лидер Махмуд Аббас много лет тщетно пытался добиться освобождения арабских заключенных мирными методами.

Следует отметить, что тот факт, что многие из арабов, которые получат свободу, могут продолжить бороться за палестинское государство с помощью террора, понимают не только те, кто потерял своих родных в результате терактов. Собственно говоря, этот риск осознают в Израиле практически все. И тем не менее, если верить опросам общественного мнения, 79% израильтян поддерживают эту сделку, которая на первый взгляд кажется такой безрассудной. Почему они так думают?

Разумеется, частично ответ связан с естественными человеческими инстинктами. Трудно не сочувствовать участи юноши (когда Шалит был захвачен, ему было только 19 лет), проведшего пять лет в практически полной изоляции — не только без связи с семьей и друзьями, но и вообще практически без контактов с людьми. В Израиле считают, что старший сержант Шалит за все то время, которое он находился в плену, видел только четверых или пятерых человек — своих похитителей.

Кроме того, не стоит забывать, что Израиль — это страна призывников.

Все родители здесь обязаны отправлять своих сыновей и дочерей в армию на срок до трех лет, причем солдаты нередко несут воинскую службу в крайне опасных условиях.

Каждый израильтянин, который служил в армии, чувствует, что он мог бы оказаться на месте Гилада Шалита. Все родители в Израиле понимают, что на месте юного призывника с легкостью могли быть их дети. Израильтяне считают, что в обмен на жертвы, которую все они обязаны приносить, правительство обязано сделать все, что в его силах, чтобы любой ценой спасти живого солдата, если что-то пошло не так.

Впрочем, дело не только в этом. Идея того, что необходимо сделать все возможное, чтобы спасти того, кто несправедливо лишился свободы, глубоко укоренена в самих основах израильского общества.

Частично это связано с еврейским наследием Израиля. В иудаизме добиваться освобождения евреев, находящихся в плену у язычников (pidyon shvuyim на иврите), считается одной из заповедей, предписанных Богом. Выполнить ее — приносит благословение, не выполнить ее воспринимается как грех.

Учение иудаизма говорит, что плен хуже голода и смерти. «Выкупать пленных важнее, чем поддерживать бедных и их одевать», — писал средневековый еврейский философ Маймонид.

В современном Израиле, который практически всеми своими гражданами воспринимается как страна, находящаяся в осаде, идея pidyon shvuyim приняла характер священного кредо. Здесь принято думать, что государство может быть сильным только в том случае, если оно защищает всех своих граждан, и особенно своих солдат, независимо от их званий.

«Главный актив Израиля как с человеческой точки зрения, так и с точки зрения безопасности — это чувство взаимной ответственности, которую ощущают по отношению друг к другу его граждане и его солдаты», — пишет обозреватель газеты Haaretz Ави Шавит. — Без этого чувства наша жизнь здесь лишается смысла. Без этого чувства у нас не будет ни армии, ни безопасности, ни способности себя защищать».

«Справедливо или нет, но Шалит превратился в символ этой взаимной ответственности. Поэтому его предстоящее освобождение будет не только выкупом пленного, спасением жизни и возвращением сына домой. Освобождение Шалита воплощает в жизнь израильскую солидарность».

Цена жизни?

Уафа Бас — одна из террористок, освобожденных из тюрьмы в рамках сделки ХАМАСа с Израилем — выступила перед школьниками в секторе Газы и призвала их следовать ее путем. «Я надеюсь, вы пойдете тем путем, каким пошла я, да будет на то воля Аллаха, и мы увидим часть из вас шахидами», — сказала она. Террористка была задержана в 2005 году на пути к месту запланированного теракта. Она должна была взорваться и погибнуть, убив десятки человек в больнице «Сорока» в Беэр-Шеве.

Напомним, в рамках сделки на свободу вышли 27 женщин. 8 из них были приговорены к пожизненным срокам. Среди них была Хана Мунна, которая заманила израильского подростка в Рамаллу, где он был убит. Ей было запрещено возвращаться в Иудею и Самарию. По условиям, она должна была оказаться в секторе Газы. Тем не менее, террористке удалось уговорить египтян оставить ее у себя, т. к., по ее словам, в Газе ее ждала физическая расправа. Отбывая срок в одной камере с террористками из сектора Газы, Мунна даже среди них зарекомендовала себя как «чудовище».

Курсор



ШАГ В ИСТОРИЮ

ГОВАРД ТРИСТ — ПЕРЕВОДЧИК НЮРНБЕРГА


Перед судом в Нюрнберге
предстали некоторые лидеры нацистов,
оставшиеся в живых после войны

ГовардТрист был последним свидетелем психологических проверок, которым подверглась после Второй мировой войны группа нацистских военных преступников. Он рассказал о них в книге, основанной на его воспоминаниях. Будучи евреем из Германии, он переводил с немецкого и смог лично познакомиться с лидерами нацистов и увидеть их истинное лицо.

«Если забыть, что перед тобой нацисты, и просто посидеть и поболтать с ними, все они точно такие же, как твои друзья и соседи», — вспоминает он.

ГовардТрист, которому исполнилось 88 лет, провел десятки часов с лидерами Третьего Рейха. Он переводил их ответы на вопросы группы американских психологов на Нюрнбергском процессе.

В сентябре 1945 года, вскоре после окончания Второй мировой, оставшихся в живых высокопоставленных нацистов допрашивали по делам о военных преступлениях.

«Я видел этих людей во времена их славы, когда нацисты правили моим миром, — говорит Трист. — Они убили большинство моих родственников, но теперь были в моей власти».

В числе допрашиваемых были глава Люфтваффе Герман Геринг, бывший заместитель Гитлера Рудольф Гесс, нацистский пропагандист Юлиус Штрейхер и бывший комендант Освенцима Рудольф Хесс.

«Это очень странное чувство, когда находишься в одной камере с человеком и знаешь, что он убил твоих родителей», — вспоминает Говард Трист, имея ввиду Хесса.

«Мы к ним относились довольно человечно, я сдерживал свою ненависть, когда там работал, — говорит Трист. — Если бы я не отодвинул на второй план свои истинные чувства, мы бы не получили от них ответов. Но я ни раз ни одному из них не подал руки».


Бегство от нацистов

Говард Трист родился в 1923 году в еврейской семье, жившей в Мюнхене, и был подростком, когда нацисты начали поголовные преследования евреев.

Его семья перебралась в Люксембург 31 августа 1939 года, в день, когда Германия вторглась в Польшу. Тристы хотели добраться до США, но денег для того, чтобы ехать всем вместе, не хватило.

Говард уплыл первым в апреле 1940 года, а родители и сестра должны были присоединиться к нему спустя месяц.

Отсрочка стоила родителям Говарда жизни. Его 43-летнюю мать Лию и 56-летнего отца Бертольда отправили из Франции в Освенцим, где оба погибли.

Сестра Говарда Марго смогла тайно перебраться в Швейцарию и оттуда уехать в США, где, как и брат, живет до сих пор.

Сначала Говарда не хотели брать на военную службу, так как он не был американским гражданином, но в 1943 году пересмотрели решение. Через несколько месяцев после этого он получил американский паспорт.

Молодого солдата отправили в Европу. Он высадился в Нормандии в первые дни начала операции войск союзников и вскоре его привлекли для работы на военную разведку, поскольку он свободно говорил по-немецки.

Летом 1945 он ушел в отставку, после чего сразу начал работать на военное ведомство США в качестве гражданского лица. Говарда отправили в Нюрнберг, где он помогал майору Леону Голденсону, проводившему психологическое освидетельствование обвиняемых.

Таким образом, еврей, сбежавший от власти нацистов, провел многие часы с ними, сидя в их камерах и переводя вопросы психологов и ответы обвиняемых.

Голденсон проводил диагностические исследования, в том числе, тесты Роршаха, пытаясь понять психологию заключенных и их мотивы.

Сегодня Говард — единственный живущий свидетель работы той команды психологов. Свои воспоминания он описал в новой книге, названной «Внутри нюрнбергской тюрьмы». Ее автор историк Хелен Фрай использовала рассказы Говарда, чтобы создать живые портреты исторических персонажей.


«Зомби» Гесс

«Геринг и тогда был крайне напыщенным, — вспоминает Говард Твист. — Он был актером до мозга костей, в любой ситуации он был главным. Он считал себя заключенным номер один, потому что Гитлер и Гиммлер уже были мертвы. Он хотел, чтобы в зале суда у него было самое видное место».

«Он приехал в Нюрнберг с восемью чемоданами, в которых были преимущественно наркотики, к которым он пристрастился. Он был крайне удивлен, что к нему относились как к заключенному, а не как к знаменитости», — вспоминает Трист.

Говарду пришлось работать и с Рудольфом Гессом, одним из заместителей Гитлера, который сбежал в Шотландию в мае 1941 года.

Он вспоминает, что Гесс вел себя «как зомби». «Гесс думал, что за ним охотятся, несмотря на то, что его содержали в Англии. Он собирал еду в пакеты и отдавал мне и другим психологам, чтобы образцы проверили и убедились, что его не пытаются отравить», — отмечает Трист.

«Гесс был очень тихим заключенным, отвечал на некоторые вопросы, но не вдавался в подробности, — вспоминает переводчик. — Никто не знал, играет ли он роль или ведет себя естественно, и что он на самом деле помнит».


Затаенный гнев

Выполняя свои обязанности, Говард сталкивался и с Рудольфом Хессом, встреча с которым была для него особенно тяжелой, потому что родители Говарда умерли в лагере смерти Освенцим, начальником которого был Хесс.

«И майор Голденсон, и я несколько раз с ним говорили. Иногда я оставался с ним в камере один на один», — говорит Говард.

«Мне говорили: «Ты можешь отомстить, можешь взять с собой в камеру нож. Но для меня достаточной местью было знать, что он в тюрьме, и что его повесят. Я знал, что он все равно умрет. А от совершения убийства мне бы лучше не стало», — вспоминает Трист.

Говард описывает Хесса как «очень нормального». «Он не выглядел как человек, убивший два или три миллиона человек», — говорит он.

Интересный случай произошел с Юлиусом Штрейхером, чья газета Der Sturmer вдохновляла антисемитскую истерию в Германии. По словам Триста, Штрейхер «был самым ярым антисемитом». «Я присутствовал, когда с ним разговаривал психолог майор Дуглас Келли», — рассказывает бывший переводчик.

«У Штрейхера были бумаги, которые он не хотели показывать ни майору Келли, ни кому бы то ни было другому, потому что он не желал, чтобы они попали в руки евреев», — говорит он.

«В итоге он отдал их мне — я был высоким голубоглазым блондином. Он сказал, что «отдаст их переводчику, потому что уверен, что это истинный ариец», он сказал, что «определил это по тому, как он говорит», — вспоминает Говард.

«Штрейхер часами со мной разговаривал, потому что считал меня «истинным арийцем». Благодаря этому мы очень многое узнали», — отмечает он.

На самом деле ни один из нацистов, чьи слова переводил Говард, не знал, что перед ним еврей.


Уроки усвоены?

По словам Говарда, несмотря на то, что психологи делали все возможное, понять природу мышления нацистов им не удалось.

«Удалось ли нам что-то выяснить благодаря тестам? Нет. Отклонений от нормы мы не выявили, мы не нашли ничего, что предопределяло бы, что они станут убийцами», — говорит он.

По его словам, «все они были вполне нормальными. Зло и крайняя жестокость вполне могут сочетаться с нормой».

«Ни один из них не высказывал сожаления. Они говорили, что знали о лагерях, но не об истреблении людей, — вспоминает Говард. — Жаль, что они не прошли через то же самое, что и их жертвы. Жаль, что Хессу не достались те же страдания, что и его заключенным».

Говард Трист надеется, что история Холокоста не будет забыта.

«Я смотрю на сегодняшний мир. Стал ли он спокойнее? Теперь жертвами становятся другие, но в мире их по-прежнему хватает», — говорит он.

BBC Russian


БЫЛО ЛИ ИЗВЕСТНО НЕМЕЦКИМ БАНКИРАМ О ХОЛОКОСТЕ?

Недавно впервые опубликован дневник немецкого юриста и политика Фридриха Кельнера, который он вел в 1938-1945 годах. Записанные там ежедневные наблюдения и размышления вызвали широкий общественный резонанс и привели к дебатам о том, насколько в действительности немцы были осведомлены о массовом убийстве еврейского населения.

Как пишет Die Zeit, с точки зрения истории, как науки, должно смениться по меньшей мере одно поколение, чтобы провести масштабный анализ этого феномена. Поскольку не только записи Кельнера доказывают: информация о фактах убийств, как правило, циркулирует в обществе бесконтрольно. Слишком много было жертв, преступников и «зрителей», огромен географический размах и жестокость преступлений против человечности, чтобы скрыть все это полностью. Нацистское руководство, замечает автор публикации историк Тобиас Бютов, пыталось сформировать целый клан союзников, куда зачастую входили представители различных элит рейха.

«А поскольку экономика и политика (особенно после начала войны) все теснее переплетались друг с другом, бизнесмены и банкиры стали получать все более широкий привилегированный доступ к достоверной информации. Они узнавали об убийствах из корреспонденции, дружеских бесед или во время визитов в места, где творились преступления. По всей Европе они были неотъемлемой частью механизма оккупации — это касалось и узников концлагерей, и пригнанных на принудительные работы каторжан. Для компаний и концернов сотрудничество с режимом на фоне проводимой рейхом хищнической политики вооружения и экспансии означало известную стабильность бизнеса, а также солидную маржу. И лишь отдельные предприниматели, такие, как Оскар Шиндлер, Бертольд Байц, Эдуард Шульте и Отто Вайдт, решились на акции по спасению евреев, жизнь которых оказалась под угрозой», — говорится в статье.

После войны в предпринимательской и банкирской среде, как правило, факт осведомленности о преступлениях нацистов отрицался. Банкир из Франкфурта Херманн Йозеф Абс входил в число немногих, кто признал, что знал об ужасах, творящихся в Майданеке и Освенциме.

Множество документов, продолжает автор, свидетельствуют о том, что немецкие экономические боссы были информированы о Холокосте. Так, в 1941 году миллиардер Фридрих Флик и его ведущие сотрудники получили полный отчет не только о состоянии захваченной украинской промышленности, но и о разгуле насилия в отношении военнопленных и гражданского населения: там говорилось о систематическом порабощении и убийствах пленных, о массовых убийствах еврейского населения. В похожем контексте всплывают и такие громкие имена, как Siemens, Wintershall, Allianz.

В 1948 году в Нюрнберге перед судом предстал член правления IG Farben и Braunkohle Benzin AG Генрих Бютефиш, который принимал участие в решении вопросов о создании концлагерей и даже посещал два из них. Во многих концернах, указывает автор, экономические интересы соседствовали с политическими убеждениями, созвучными с нацистскими.

Die Zeit



КУЛЬТУРА И ПОЛИТИКА


ИНОСТРАНЦЫ РАССКАЗЫВАЮТ ШКОЛЬНИКАМ О ХОЛОКОСТЕ В ХАРЬКОВЕ

В рамках ежегодного международного лагеря «Добре разом», волонтеры из Польши, Германии, Болгарии и Венгрии провели цикл уроков, посвященных Холокосту, в школах Харькова.

В сентябре этого года в Харькове проходил ежегодный международный волонтерский лагерь по правам человека «Добре разом», организованный МВО «СВИТ Украина» в сотрудничестве с международной сетью волонтерских организаций SCI. Тематикой лагеря на этот раз стала история Второй мировой войны и Холокоста на территории Харьковской области, и партнером в проведении выступил Харьковский музей Холокоста.

Волонтеры из Польши, Германии, Болгарии и Венгрии приехали на две с половиной недели в Харьков не только с целью познакомиться с историей этой трагедии в Харьковском регионе и на других территориях бывшего СССР, узнать «взгляд изнутри» на события тех лет, но и поделиться полученными знаниями со старшеклассниками. После целого цикла занятий в Музее Холокоста, экскурсий в Исторический музей и Дробицкий яр, волонтеры разработали серию уроков для школьников старших классов, и за последнюю неделю лагеря посетили несколько харьковских школ (среди которых — 91, 132, 65 и другие) и провели встречи со студентами вузов. Все занятия проводились исключительно на английском языке (иногда с переводом), что позволяло ребятам не только заполнить пробелы в своих знаниях по истории, но и попрактиковать английский.


Встреча в музее Холокоста с интернациональной семьей из Германии (мать бывшей харьковчанки была остарбайтером в годы войны)

Волонтеры нашли особый подход к подаче темы Холокоста в школах. Они начинали диалог со старшеклассниками и студентами не с голых фактов и обилия дат (хотя эту информацию тоже давали), а с разговора о стереотипах и «ярлыках», которые мы порой вешаем на окружающие нас нации, расы и социальные классы. Много говорилось о причинах еврейского вопроса в начале и середине ХХ-го века; об антисемитизме, расизме и фашизме в современном мире; о возможности повторения подобной трагедии как по отношению к евреям, так и к другим национальным меньшинствам на территории Украины. Многие школьники и их учителя проявили большой интерес к дальнейшему более глубокому изучению истории, а также посещению Харьковского музея Холокоста.


Инициатива также была поддержана Объединением Евроклубов в Харькове, которые организовали трехстороннюю встречу школьников, участников лагеря и ветеранов Великой отечественной войны. Благодаря чему, европейцы смогли познакомиться с героями войны, узнать у них из первых уст о боевых действиях и подпольном движении и увезти полученные знания и впечатления с собой на родину.


Поскольку все участники «Добре разом» активно участвуют в общественной жизни в своих странах, следует ожидать, что такой опыт прикосновения к темам Второй мировой войны и Холокоста в Харьковском регионе окажет влияние на них и их деятельность, и позволит показать мировую историю и историю антисемитизма своим землякам с новой стороны.

Мария Гинзбург

Фото: Теодора Тодорова


ДОКУМЕНТ

В Нью-Йорке впервые выставлено письмо Адольфа Гитлера, написанное в 1919 году и считающееся самым первым документом, в котором он высказал свои антисемитские идеи.


Почерковед, в свое время
разоблачивший поддельные дневники Гитлера,
подтвердил, что это письмо —
подлинное

В отпечатанном на пишущей машинке письме говорится о необходимости «бескомпромиссного изъятия» евреев из немецкого общества.

О существовании этого документа было давно известно специалистам, но месяц назад Центр Симона Визенталя приобрел его за 150 тыс. долларов у частного продавца.

В настоящее время четыре пожелтевших от времени листа с подписью Гитлера выставлены в нью-йоркском Музее толерантности, а с июля с ними можно будет ознакомиться в Центре Симона Визенталя в Лос-Анджелесе.

Письмо было написано, когда Гитлеру было 30 лет, и он служил в германской армии. Один из командиров заметил его склонность разглагольствовать перед солдатами о роли евреев в поражении Германии в Первой мировой войне и предложил ему изложить свои идеи на бумаге.

В конце Второй мировой войны письмо досталось одному из американских солдат.

Подлинность письма была подтверждена почерковедом Чарльзом Хэмилтоном, который в свое время установил, что, так называемые, «Дневники Гитлера», опубликованные газетой Sunday Times, были подделкой. «В 1919 году, когда он был никем, он написал это письмо, — сказал в интервью Би-би-си раввин Марвин Хайер из Центра Симона Визенталя. — В нем говорится, что нужны не эмоциональные погромы, а национальное государство, способное быть достаточно беспощадным. И для чего? Для полного изъятия евреев из общества».

Гитлер, действительно, пишет, что «иудаизм — это определенно расовая, а не религиозная группа. Как следствие, среди нас живет негерманская раса со своими собственными чувствами, мыслями и устремлениями, и обладает теми же правами, что и мы».

Уже тогда, в 1919 году, Гитлер высказывает мысль о том, что решить «еврейский вопрос» может сильное государство, которое лишит евреев всех гражданских прав.

«Однако, конечной целью должно быть полное и бескомпромиссное изъятие евреев», — подчеркивает он, предвосхищая свою политику после прихода к власти.

Письмо «напрямую связывает Гитлера с уничтожением евреев», — подчеркнул раввин Хайер.



КЛУБ ЗНАМЕНИТЫХ ХАРЬКОВЧАН


АЛЕКСАНДР ИЛЬИЧ АХИЕЗЕР,
К 100-летию со Дня рождения

В этом году исполняется 100 лет со дня рождения выдающегося ученого, рыцаря и труженика науки, замечательного человека Александра Ильича Ахиезера, дважды лауреата Государственных премий Украины в области науки и техники, Заслуженного деятеля науки Украинской ССР, награжденного пятью орденами СССР и Украины, ему присуждены пять именных премий АН СССР и АН Украины.

Александр Ильич Ахиезер родился 31 октября 1911 года в белорусском местечке Чериков. Его отец Илья Александрович — с золотой медалью окончил царскую гимназию, а затем в 1898 г. с отличием окончил медицинский факультет Харьковского университета. Он мог остаться при университете, но счел своим долгом работать земским врачом там, где жил раньше, и уехал в Чериков, где проработал много лет, пользуясь глубоким уважением со стороны земляков. Оба его сына — Наум (1901 г.) и Александр (1911 г.) стали людьми выдающимися (один — математиком, второй — физиком-теоретиком), прославив, каждый в своем направлении, Харьков, город, в котором прошла, в основном, их жизнь. В Харькове они оба ушли из жизни, оставив после себя не только добрые и восхищенные воспоминания, но и плоды трудов своих.


Илья Александрович Ахиезер
и Наталья Григорьевна
с сыном Александром, 1920-е годы

Александр Ильич в 1929 г., преодолевая сложности, связанные с классовым подходом к набору в вузы и незнанием украинского языка, поступил в Киевский политехнический институт на электротехнический факультет (решил не идти по стопам брата-математика), его тянуло к физике. На старшем курсе КПИ Александр понял, что инженера из него не получится. Благодаря брату Науму у Александра была серьезная физико-математическая подготовка, Наум Ильич и посоветовал ему после окончания в 1934 г. КПИ идти к Ландау. Поступить к Ландау было очень непросто, но АИ это удалось, и с тех пор вся его последующая жизнь была связана с теоретической физикой и с Харьковом.

С 1936 г. по 1990 г. Ахиезер преподавал в ХГУ, заведовал кафедрой теоретической физики. Преподавательскую работу он вел и в других вузах, включая Артиллерийскую радиотехническую академию (с 1948 г. по 1964 г.). Работая здесь столь длительное время, он внес значительный вклад в становление Академии и ее дальнейшее развитие.

Все, кому посчастливилось слушать его лекции, всю жизнь вспоминали об этом. Приведу воспоминания доктора физико-математических наук, профессора Когана Владимира Соломоновича:

«…Ученик Ландау, «обкатывавший» на нас следующие разделы курса теорфизики — электродинамики и квантовой механики, Александр Ильич Ахиезер. Шумный, яркий, остроумный, он расцвечивал свои лекции всякими отступлениями, ремарками, вставками, пересыпал их шутками. Использовал, иногда довольно рискованно, расхожие политические и идеологические штампы того времени. После строгого обоснования какого либо сложного квантово-механического понятия, он, бывало, заявлял: «а если по рабоче-крестьянски, то можно сказать так…» и объяснял его доступно и просто. Или, переходя к новой теме и призывая нас внимательно отнестись к ее содержанию, он, пародируя наших партийных вождей, убеждал нас, что это «дело доблести и геройства», и мы должны «проявить трудовой энтузиазм» в ее освоении. Если ему казалось, что мы проявляем «трудовой энтузиазм» недостаточно, отвлекаемся на посторонние дела и не очень внимательно слушаем лекцию (что, кстати сказать, случалось крайне редко), он мог разразиться тирадой, в которой на фоне вполне пристойной лексики туманно проступали или просто угадывались не очень цензурные и мало лицеприятные в наш адрес высказывания. Все это делало его лекции даже по сложным теорфизическим дисциплинам любимыми и желанными. Мы с радостью предвкушали встречи с молодым лектором. И более полувека спустя, когда Александр Ильич (уже не молодой университетский преподаватель, а маститый ученый, академик, глава большой научной школы) брал слово на Ученом Совете ХФТИ, все мы знали, что это будет деловое, яркое, остроумное выступ­ление. Прекращаются беседы с соседями, складываются газеты, откладываются научные журналы (нередко Ученые советы используются и для таких дел, особенно если обсуждаемый вопрос не относится к интересующим тебя непосредственно), и все обращаются в слух — на трибуне Александр Ильич. К несчастью, в последние годы к трибуне его нужно было подводить, он стал плохо видеть. Но дух его был силен до последних дней жизни, память крепка, интеллект высок как всегда. Когда здоровье и погода позволяли ему выйти из дома пройтись под каштанами улицы Чайковского или посидеть на скамейке возле подъезда, его всегда окружали ученики и сотрудники, ловя каждое слово Учителя, почитая за большую честь оказаться хотя бы на непродолжительное время его собеседником».


На заседании
Ученого Совета ХФТИ, 1981 год

Но основным делом его жизни была наука. С 1938 г. по 1988 г. он заведовал отделом теоретической физики знаменитого УФТИ, где проработал почти 70 лет. Он основал и был руководителем харьковской школы теоретической физики. Вырастил большой отряд ученых, среди которых семь академиков и членов-корреспондентов НАН Украины, более тридцати докторов наук.

Александр Ильич и его мощная и широкопрофильная научная школа внесли огромный фундаментальный вклад по многим направлениям современной теоретической физики. Назовем некоторые из них — ядерная физика, квантовая электродинамика, физика элементарных частиц, физика плазмы, магнитная гидродинамика, теория твердого тела, магнетизм.

О нем написано много воспоминаний учеников, соратников, друзей — все они проникнуты уважением, восхищением, любовью. АИ один и в соавторстве с учениками опубликовал свыше 400 научных статей, около 50-ти первоклассных монографий, учебников. Многие из его книг переведены на иностранные языки, и целые поколения физиков в самых разных странах мира учатся по ним. Полная слепота, обрушившаяся на АИ в 1995 г., не остановила его кипучей научной деятельности. И это подвиг.

Умер Александр Ильич 4 мая 2002 г.

Я хочу закончить статью словами Якова Самойловича Шифрина, д.т.н., профессора Харьковского национального университета радиоэлектроники: «Прошло уже много времени после ухода из жизни Наума Ильича (в 1980 г.) и Александра Ильича Ахиезеров, но они по-прежнему с нами. В марте этого года прошла научная сессия, посвященная памяти Наума Ильича, а в октябре будет проведена научная сессия, посвященная памяти Александра Ильича. Существует Фонд поддержки молодых математиков им. Наума Ильича Ахиезера. Институт теоретической физики Научно-технического центра Украинского физико-технического института заслуженно носит имя Александра Ильича Ахиезера. Было бы справедливо, если бы в Харькове — городе, столь прославленном братьями Ахиезерами, появилась, наконец, и улица их имени».

Лариса Воловик


В последнюю минуту

Перед сдачей номера пришло срочное сообщение из США от Анель Толкачевой-Шильд, дочери художника Зиновия Толкачева, выставка картин которого экспонируется в настоящее время в Харьковском музее Холокоста. Несколько слов, но они потрясают: «Разрушен памятник, сделанный моим отцом. Разбит камень и вырвана «с мясом» медная пластина, на которой были изображены руки матери закрывающие детское лицо. Это уже второй раз!»

Я связалась с дочерью Ильи Зиновьевича Толкачева, похороненного на том же городском киевском кладбище «Берковцы», где в настоящее время расположен небольшой мемориал семьи Толкачевых (Зиновий Шендерович, его жена, сын Илья, муж дочери).


Вот что рассказала Алена: В ночь с 29 (!) на 30 сентября была расколота гранитная плита на могиле матери художника Зиновия Толкачева и варварски «выдрана» медная пластина с барельефом, сделанным самим художником (с известной литографии «Не віддам!»). Сын художника Илья Толкачев выполнил позже менору и посвятил памятник родителям. Дочь Ильи увидела картину разрушения, когда вместе с семьей, пришла 30 сентября в день смерти дедушки Зиновия Толкачева на его могилу.

Не хочется проводить параллели, но не дрогнула рука, разбивающая могильную плиту именно 29 сентября, в день когда 70 лет назад нацисты и их пособники из местного населения расстреливали евреев Киева, и не одна мать, так же закрывала лицо своего ребенка, чтобы он не видел страшные сцены расстрелов и так же шептали ее губы «Не отдам!», когда вырывали ребенка из ее рук...

Лариса Воловик