2012
июль
№7 (157)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский


В результате переговоров с правительством Германии 80 000 человек, переживших Холокост и проживающих ныне в странах бывшего СССР, впервые получат компенсации. Программа начнет действовать с 1 ноября 2012 года.

Комиссия по еврейским материальным искам к Германии (Клеймс Конференс) рада сообщить о расширении Фонда помощи Hardship Fund на всю территорию бывшего Советского Союза и Восточной Европы.

Клеймс Конференс удалось добиться этой долгожданной цели в ходе продолжительных переговоров с правительством Германии, стремясь хотя бы в какой-то мере восстановить справедливость по отношению к тем евреям, которые пострадали от нацистского преследования, но до сих пор еще не получили денежной компенсации. Лица, соответствующие критериям получения компенсации, будут иметь право на получение единовременной выплаты в размере 2556 евро.

Данный фонд будет открыт 1 ноября 2012 года. В настоящий момент бланков заявок нет в наличии. Заявки будут приниматься только с 1 ноября 2012 года.

Евреи, пострадавшие от нацистского преследования, и проживающие в настоящее время в странах бывшего советского блока, которые не принадлежат к Евросоюзу (ЕС), вправе получить такую компенсацию, если они:

1) были лишены свободы, или

2) бежали от нацистского режима (с территорий, которые были впоследствии оккупированы нацистами), или

3) пострадали от «ограничения свободы» как определено правительством Германии, и/или

4) пострадали от ограничений передвижения, таких как комендантский час, обязательная регистрация с ограничением места жительства, обязательные желтые звезды на одежде, или

5) оставались в Ленинграде в период с сентября 1941 г. по январь 1944 г. или бежали оттуда в этот период, или

6) бежали в период с 22 июня 1941 года по 27 января 1944 года из районов Советского Союза, находившихся в 100-километровой зоне от максимального продвижения германской армии (вермахта) на восток, но не оккупированных впоследствии нацистами. В число, имеющих право на получение компенсации, будут включены евреи, бежавшие из Москвы и Сталинграда в указанный период времени. В число пострадавших от нацизма будут также включены те, кто бежал из Ленинграда после 22 июня 1941 года, но до начала осады этого города в сентябре 1941 года, или

7) те, кто находился на эмбриональной стадии развития на тот момент, когда их матери, будучи беременными ими, подвергались (любым из перечисленных выше) преследованиям.

Т.е., кто в настоящее время получает пенсию от Клеймс Конференс, не имеют права на подачу заявок.

Начиная с ноября 2012 года, в крупных городах бывшего Советского Союза будут открыты центры по оказанию помощи в подаче заявок.

ВАМ НЕ НУЖЕН АДВОКАТ.
ВЫ НЕ ДОЛЖНЫ ПЛАТИТЬ ЗА ПОДАЧУ ЗАЯВОК.




Йона Боб, Jerusalem Post

КТО ОБЛАДАЕТ ЗАКОННЫМ ПРАВОМ НА ИЕРУСАЛИМ?

Жак Готье

Существует ли простой ответ на вопрос об обладателе законного права на Иерусалим? Специалист по международному праву адвокат Жак Готье из Канады ответил на этот вопрос четким «да» и высказал предположение, что, существуй возможность рассмотрения этого дела в стопроцентно объективном суде, который проигнорировал бы политику, он вынес бы недвусмысленное решение о принадлежности Иерусалима исключительно Израилю.

Корреспондент газеты Jerusalem Post взял интервью у Готье, приехавшего в Израиль по случаю прошедшей здесь недавно конференции, специально посвященной праву евреев на Иерусалим. В течение 30 лет он изучал международное право, сосредоточившись на ряде областей, в том числе, на правах человека, и не ограничиваясь исключительно ближневосточной проблематикой.

Свои соображения Жак Готье представил, британской палате общин, Европейскому парламенту в Брюсселе, комиссии американского конгресса и даже парламенту Японии.

Исповедующий христианство Готье рассказал, что вопрос о статусе Иерусалима заинтересовал его после посещений этого города в 1982-1983 гг. Обзор проблемы он начинает с выступлений Теодора Герцля 1896-1897 гг. и Декларации Бальфура 1917 г., но стержневым аргументом и наиболее оригинальным аспектом его точки зрения является то значение, которое Готье придает конференции, состоявшейся 24-25 апреля 1920 года в Сан-Ремо (Италия). Эта конференция развивала решения предыдущих форумов государств-победителей в Первой мировой войне, решавших множество вопросов, включая установление границ новых национальных государств и подмандатных территорий.

По словам Готье, конференция в Сан-Ремо была «заключительным заседанием всемирного суда» — совещания пяти ведущих держав, победивших в Первой мировой. «Дело», которое там рассмат­ривалось, берет начало на Парижской мирной конференции 1919 г., когда, как евреи, так и арабы, жившие на Ближнем Востоке, заявили участникам о своем желании получить независимость и право на контроль над различными территориями. Готье считает, что дни 24-25 апреля в Сан-Ремо были «ключевым моментом истории определения прав на Иерусалим» и рассказывает, что Хаим Вейцман назвал принятое тогда решение «важнейшим событием еврейской истории со времен Исхода».

Жак Готье — не первый, кто полагает, что та конференция подтвердила права евреев на Иерусалим. Специфика его позиции заключается в утверждении, что конференция явилась однозначным и решающим юридическим событием, снимающим все иные, которые могли бы составить ему конкуренцию. Подобно адвокату, занимающемуся недвижимостью и стремящемуся определить обладателя права собственности, Готье утверждает, что многочисленность претензий на собственность не означает их равной правомочности. По его мнению, можно определить одно событие, имеющее юридическое значение и могущее положить конец дискуссии, и таким событием была конференция в Сан-Ремо.

Как объясняет Готье, евреи требовали от мировых держав следующего: признания их народом, в соответствии с международным правом; признания их исторической связи с территорией, названной впоследствии Палестиной; «восстановления» исторических прав евреев на Палестину.

Арабы также предъявили серьезные претензии на территорию Оттоманской Порты, но не на Палестину и не на Иерусалим.

Военные и политические лидеры — участники конференции в Сан-Ремо — приняли все требования еврейских представителей. Готье рассказывает, что британский мандат на Палестину должен был действовать только до тех пор, пока евреи не смогут взять на себя управление страной, что подтверждалось 22-м параграфом статьи Версальского договора об учреждении Лиги наций.

Этот момент, по утверждению Готье, является определяющим для всей проблематики и всех аргументов. Согласно международному законодательству, еврейский народ получил «право собственности» на Иерусалим. В завершение своего анализа Готье отвергает утверждения, что какие-либо более поздние события — план ООН по разделу Палестины, резолюция No.242 или Норвежские соглашения — отменили это право. Он отмечает, что в Уставе ООН, а также в вердикте Международного суда по Западной Африке (Намибии) специально подтверждены принятые ранее решения крупных конференций и Лиги наций.

Как считает Готье, все, что Израиль обязан сделать, согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН No.242 и Норвежским соглашениям, это отступить с определенной части Иудеи и Самарии — Иерусалим же в резолюции не упомянут.

По мнению Готье, можно было бы действовать с учетом плана раздела, но так как арабские страны его не приняли, он превратился в носившее рекомендательный характер решение Генеральной Ассамблеи, которое было отвергнуто.

Перевод Давида Михаэли



В МИРЕ


УШЕЛ ИЗ ЖИЗНИ ИЦХАК ШАМИР

Ицхак Шамир, возглавлявший организацию ЛЕХИ в 40-е годы, всю жизнь боровшийся за единый и неделимый Израиль, дважды бывший премьер-министром Израиля (в 1983-84 и в 1986-92 гг.), а также занимавший посты министра иностранных дел и министра обороны Израиля, скончался 30 июня в возрасте 96 лет.

Шамир родился в 1915 году в Гродненской губернии Российской империи. В 14-летнем возрасте присоединился к движению «Бейтар» и в 1935 году репатриировался в Эрец-Исраэль, где присоединился к подпольному еврейскому движению.

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу выразил свои соболезнования по поводу кончины седьмого премьер-министра Израиля Ицхака Шамира: «Ицхак Шамир принадлежит к тому великому поколению, которое основало государство Израиль и отважно воевало за свободу еврейского народа на исторической родине. Шамир руководил государством Израиль, следуя принципам верности народу и Израилю. Шамир, чьи родители погибли в Катастрофе, воевал в рядах Борцов за свободу Израиля (ЛЕХИ), и в бытность свою премьер-министром укреплял безопасность государства Израиль и его граждан. Шамир служил примером верности государству Израиль и принципам еврейского народа».



Владимир Халемский

НЕ БУДЕТ ЕГО НИКОГДА И ДАЖЕ ПОХОЖИХ НЕ БУДЕТ

Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. Бывший премьер-министр Израиля Ицхак Шамир, маленького роста еврей, который арабам ничего не отдавал, ничего от них не ждал и всех раздражал своим упрямством — умер и на его фоне все остальные премьер-министры, оказались карликами.

Власть не сумела испортить его видимо потому, что он за ней не гонялся, не боялся ее потерять, не очень интересовался, что о нем думают, и вообще предпочитал государственные интересы личным.

Холодный прием в Белом Доме не производил на него большого впечатления. Своей несгибаемостью он мог любого американского президента довести до белого каления из-за одного клочка земли, который был ему дороже любого клочка бумаги.

Особой доверчивостью он не страдал. Во время немецкой оккупации вся его семья погибла от рук соседей, с которыми они жили душа в душу. Англичане дважды сажали его в тюрьмы по наводке его старых друзей, ставших политическими противниками. Из тюрем он убегал, и, будучи фанатом и аскетом, вполне комфортно чувствовал себя в глубоком подполье. Считая будущего премьер-министра самым опасным еврейским террористом, англичане упрятали его за колючую проволоку в африканских дебрях. На новом месте он позволил себе пару дней отсыпаться и начал рыть подкоп. Затем, преодолев тысячи миль, через Эфиопию, он добрался до Парижа и как только англичане покинули Палестину, появился в Израиле.

Новой еврейской власти и новой еврейской армии он предпочел новое подполье, но, обнаружив, что прятаться больше не от кого, а Война за независимость закончилась, он на прощанье застрелил представителя ООН графа Бернадотта, предлагавшего урезать территорию Израиля, и только после этого сложил оружие.

Наступили невыносимые для истинного подпольщика банальные будни, но вскоре выяснилось, что война продолжается, и методы, которыми она теперь ведется в условиях строжайшей конспирации, это именно то, чем всю жизнь занимался маленького роста еврей. Будущий премьер-министр Израиля снова оказался в Париже, но уже в качестве главы европейского оперативного отдела Мосада.

Во многом благодаря Ицхаку Шамиру израильская разведка стала такой, какой мы видим ее сегодня. Через десять лет, покинув Мосад и подводя итоги, пятидесятилетний Ицхак Шамир заявил на всю страну, что допустил большую ошибку и никогда не простит себе, что в дни своей боевой молодости не совершил покушение на Гитлера. Именно ему это наверняка бы удалось, и вся история была бы другой.

Только в 55 лет он пришел в политику и сразу прошел ускоренный курс новой жизни: Война Судного дня, уход Голды Меир, провал левых, приход к власти Ликуда, министерские портфели, уход из Синая, уход Бегина и кресло премьер-министра. Насмотревшись всех этих парламентских прелестей, он понял, что если не стал заниматься торговлей в обычной жизни, то и в политике нет смысла осваивать этот промысел. Он не ожидал, что левые продадут его лозунги с тремя «НЕТ!» избирателям и, придя к власти с минимальным перевесом, поедут в Осло; что Шимон Перес давно договорился с Арафатом обменять арабские голоса на оружие, из которого будут убивать израильских солдат.

Когда на волне народного протеста к власти вернулся Ликуд, все были уверены, что договор подписанный в Осло будет отменен. Этот договор не имел международной легитимации уже хотя бы потому, что был заключен не между государствами, а между государством и террористической организацией. Эта уверенность оказалась необоснованной. Новый премьер-министр Нетаниягу от имени национального лагеря обменялся с Арафатом крепким рукопожатием и совершил главную за всю историю Ликуда ошибку — отдал Хеврон. Аплодисменты в американском конгрессе оказались важней могилы праотцев.

Ицхак Шамир понимал, что после потери Хеврона всерьез воспринимать претензии евреев на свои святыни уже никто не будет, но Нетаниягу верил газетам и не верил Шамиру. Он не слышал еврея маленького роста, он слышал аплодисменты американского конгресса. Ицхак Шамир покинул Ликуд. Раньше Ликуд, потом политику. С Нетаниягу он больше никогда не разговаривал и больше ни разу не поздоровался. Старый подпольщик, не знавший компромиссов, умел прощать ошибки, но не смог простить бесхребетность. Он знал, что бесхребетность это именно то, что погубит государство Израиль. Он умер и такого, как он, больше не будет. Нашелся хотя бы похожий.



ЕВРЕЙСКИЕ САНТИМЕНТЫ МАРИО БАЛОТЕЛЛИ

Звезда итальянской сборной по футболу, выведший её в финал чемпионата ЕВРО-2012, нападающий Марио Балотелли играет за клуб «Манчестер Сити» и за сборную страны. На Евро-2012 он вошел в число лучших бомбардиров: забил один гол в матче группового этапа с Ирландией (2:0) и дважды отличился в полуфинальной игре с Германией (2:1).

Марио Балотелли рос и воспитывался в приемной еврейской семье, усыновившей его в трехлетнем возрасте. Именно своей приемной матери Сильвии он посвятил забитые им голы: «Самым лучшим моментом игры был тот, когда в конце я подбежал к моей маме и сказал, что эти голы я посвящаю ей. Я так долго ждал этого момента. Мама моя уже немолода и не может совершать длительные путешествия. Поэтому раз уж она проделала весь этот путь, мне очень хотелось её порадовать. Мой папа приедет в Киев на финал».

Марио родился 21 год назад у иммигрантки из Ганы. Он был одним из четырех детей в бедной семье. Состояние здоровья маленького Марио было не самым лучшим: для его лечения требовались деньги, которых у семьи не было. В тот период ему выпала возможность познакомиться с семьей Балотелли, которая приняла его как своего сына, когда родная семья от него отвернулась. Со временем он стал предпочитать приемную семью родной и поменял фамилию. Когда Марио стал успешным футболистом, его кровные родители пытались восстановить связь, но он отверг их, заподозрив в корыстных мотивах.

Как рассказывает портал The­times­of­Israel, накануне игр чемпионата, Марио, вместе с другими членами сборной Италии, побывал в Освенциме, и визит этот произвел на него очень сильное впечатление.

Неонацисты уже нацелились на Балотелли и за то, что он чернокожий, и за то, что «еврей». «Он должен играть не за Италию, а за Израиль», — так писал расистский сайт Stormfront незадолго до чемпионата

Главный тренер сборной Италии Чезаре Пранделли отреагировал на расистскую и антисемитскую выходку неонацистов словами: «Это не проблема Италии, это общественная проблема, которая распространяется по всему миру. Если у Марио будут проблемы во время игры на Евро, я собираюсь обнять его на игровом поле, чтобы выразить поддержку».



ИНСТРУМЕНТЫ ХОЛОКОСТА

Более 150 гинекологических инструментов, использовавшихся для бесчеловечных опытов над заключенными, найдены в Польше неподалеку от территории лагеря смерти Освенцим. Инструменты хранились в доме частного коллекционера, расположенном в закрытой зоне в непосредственной близости от концлагеря. По словам пресс-секретаря мемориального комплекса «Освенцим» Бартоша Бартизеля, «данная историческая находка является одной из самых важных за последние годы». По его мнению, инструменты могли принадлежать известному нацисту, врачу-гинекологу и члену СС Карлу Клаубергу. Карл Клауберг считался медицинским светилом нацистской Германии. В 1942 году он прибыл в Освенцим для совершенствования своей методики массовой стерилизации представителей «неполноценных» рас. В результате его бесчеловечных опытов погибли сотни женщин – узниц лагеря.

После освобождения Польши советскими войсками Клауберг, для продолжения своих экспериментов над заключенными, был направлен в женский лагерь Равенсбрюк, расположенный на северо-востоке Германии.

После окончания войны Клауберга арестовали, судили в СССР и приговорили к 25 годам тюремного заключения. В 1955 году он был амнистирован и депортирован в ФРГ, но, по требованию выживших жертв его экспериментов, был арестован повторно. Клауберг не дожил до суда — он умер в 1957 г., как раз накануне процесса. Комплекс лагерей смерти Аушвиц-Биркенау располагался на юге Польши около оккупированного нацистами городка Освенцим. Поначалу лагерь был создан для политических противников нацистского режима, однако вскоре стал инструментом нацистов для осуществления геноцида европейского еврейства. За весь период существования лагеря, с 1940 по 1945 годы, были уничтожены около 1,3 миллиона человек, большинство из которых евреи (1,1 миллиона человек).

Полина Ковалевич, jewish.ru



КЛУБ ЗНАМЕНИТЫХ ХАРЬКОВЧАН


Лариса Воловик

ДМИТРИЙ КЛЕБАНОВ

К 105-летию со дня рождения

Дмитрий Львович Клебанов родился в Харькове 25 июля 1907 года в еврейской семье. Семья была музыкальной и часто проводила домашние вечера — концерты, в которых принимали участие его старшие сестры и брат, играя на скрипке и рояле. С детства его начали учить игре на скрипке, но часами он мог импровизировать на рояле — игра звуков и их сочетаний захватывала маленького музыканта. Первый сольный концерт Дмитрия, как скрипача, состоялся в 1914 году в Славяногорске, где отдыхала семья Клебановых. И уже осенью 1914 года он поступает в музыкальное училище в Харькове, где начинает занятия по классу скрипки у педагога В. Л. Слатина.

Он был самым младшим в классе. Но началась Первая мировая война. Занятия прекращались и вновь начинались, сменялись педагоги, а затем поменялась и власть. Увлеченная революцией музыкальная молодежь Харькова пыталась выразить свои чувства и порывы, выступая на открытых эстрадных площадках. В одном из таких коллективов участвовал и Дмитрий. Это было инструментальное трио. Молодые энтузиасты, которым революция открыла дорогу, сметали на свалку истории старое, тогда казавшееся ненужным. В 15 лет Дмитрий становится руководителем кружка народных инструментов в рабочем клубе, где он был и организатором, и автором, и исполнителем.

В 1923 году Дмитрий Клебанов поступает в музыкально-драматический институт сразу на второй курс. Такое решение принял известный профессор по классу композиции и теории музыки Семен Богатырев после прослушивания его произведений. К окончанию института в 1927 году Дмитрий Клебанов уже был автором двух струнных квартетов, фортепианного трио, нескольких небольших инструментальных пьес и песен. В это же время всемирно известный дирижер Герман Адлер организует в Харькове курс Meisterschule по дирижированию. В числе первых трех молодых дирижеров — Дмитрий Клебанов. Это была настоящая школа высочайшего мастерства.

С 1928 по 1929 гг. он работает альтистом Ленинградского театра оперы и балета имени С. М. Кирова. Он работал с лучшими дирижерами того времени: О. Клемперером, Б. Вальтером, Е. Клебером и А. Коутсом, которые оставили неизгладимый след в его душе на всю жизнь.

Дмитрий Клебанов и сам был яркой музыкальной одаренностью с неутомимой жаждой знаний, широтой жизненных интересов, обладал художественной интуицией.

Вернувшись в Харьков, он работает дирижером в Театре музкомедии и в симфоническом оркестре Харьковского областного комитета радиовещания. С 1934 года Клебанов начинает преподавать в Харьковском институте музыки и драмы, тогда же пишет музыку для театральных постановок и пробует свои силы в других жанрах. Первый большой успех принесла композитору постановка на сцене Большого театра балета для детей «Аистенок», в котором роль Кошечки танцевала совсем юная выпускница балетной школы Майя Плисецкая. В 1939 году — новый балет «Светлана», посвященный советской молодежи, с интернациональным уклоном — украинский гопак и белорусский крыжачок с татарским народным танцем на одной сцене. В 1940 г. следом за балетами был написан концерт для скрипки с оркестром — первое крупное инструментальное произведение.

Во время войны в эвакуации Дмитрий Клебанов пишет музыку для театра и кино, особенно значительна музыка к кинофильму Александра Довженко «Битва за нашу Советскую Украину», написанная в соавторстве с А. Штогаренко.

В 1945 году, вернувшись в освобожденный Харьков, он создает свою первую симфонию (программный заголовок «Бабий Яр»). О трагедии евреев в Бабьем Яре Дмитрий Львович узнает, вернувшись из эвакуации, и решает воплотить ее в музыке. Уже после первых репетиций стало ясно, что путь на концертную эстраду для этой симфонии будет закрыт. Музыковед, профессор Ирма Золотовицкая (Фрумина), харьковчанка, живущая в Израиле, в своей статье, любезно предоставленной автором в нашу редакцию, пишет: «На генеральной репетиции, как это было заведено, присутствовали чиновники от музыки, представляющие всевозможные партийно-административные инстанции, в чьи функции входило «руководство репертуарной политикой» концертно-театральных организаций, а на самом деле это была попросту цензура. То, что они услышали, буквально ошеломило их своей дерзостью: тематический материал симфонии был пронизан характерными еврейскими интонациями, а апофезом скорбно-траурного финала стал вокализ (сопрано) в стиле синагогального пения, уж очень напоминающий кадиш — еврейскую заупокойную молитву. Разразился скандал. Мало того, что здесь просто звучал еврейский мелос, и это само по себе уже было неприемлимо, была еще одна причина, куда серьезнее, имевшая политический характер. Сама концепция этой симфонии полностью противоречила той официальной версии, согласно которой Бабий Яр был местом, где погибли советские люди (официально принятый эвфемизм). И никакого упоминания о том, что, в основном, это были евреи, и более того, что это был акт зверского уничтожения, геноцида евреев, а не просто погибли люди. Музыка же говорила об этом без слов. Разумеется, такое не прощалось…»

Дирижер, публицист и общественный музыкальный деятель Игорь Блажков в интервью Татьяне Фрумкис («ЕГ» от 17.07. 2012) рассказал подробности истории симфонии «Памяти мучеников Бабьего Яра», которые он узнал от учеников Дмитрия Львовича, Мар­ка Карминского и Ильи Польского: «Еврей по происхождению, Клебанов вырос в русскоязычной, как сейчас говорят, семье, далекой от каких-либо, в частности, музыкальных иудейских традиций. Поэтому, стремясь к подлинности, он обратился за помощью к знатоку этих традиций, харьковскому композитору и хормейстеру Зиновию Заграничному. Заграничный снабдил Клебанова источниками, которые тот и использовал в своей работе, явившейся своего рода сплавом классического украинского симфонизма и еврейского интонационного материала. Здесь и народные песни, и древние синагогальные песнопения вплоть до времен царя Давида. К тому же, вся ткань произведения строится на основе так называемого еврейского лада «фрейгиш».

Премьера симфонии «Памяти мучеников Бабьего Яра» состоялась в Харькове в 1947 г., а в 1948 г. она была исполнена в Киеве под управлением известного дирижера Натана Рахлина.

Дмитрий Клебанов, 1946, Москва. Съезд композиторов,
Колонный зал Дома Союзов. Фото Ю. Щербинина.
Из архива Харьковского музея Холокоста

Но в 1949 г. композитор стал объектом бешеной травли. Поставленная в Украине на широкую ногу борьба с космополитизмом началась в Киеве, где на собрании интеллигенции города в марте 1949 г. упоминалась и «порочная симфония» Клебанова. Потом волна травли докатилась и до Харькова — там все эти акции имели еще более сокрушительный характер. В то время профессор, заведующий кафедрой композиции Харьковской консерватории и председатель харьковского отделения Союза композиторов Украины Дмитрий Клебанов был смещен со всех своих постов. Симфония, посвященная мученикам Бабьего Яра, не была рекомендована к исполнению и пролежала «в столе» много лет.

Я познакомился с Клебановым в начале 70-х гг. Дмитрий Львович написал специально для Киевского камерного оркестра и оркестра «Перпетуум мобиле», которые я возглавлял, несколько произведений. Несмотря на неоднократные встречи и творческое сотрудничество, я, опасаясь, что это может взволновать и вызвать болезненную реакцию композитора, ни разу не решился спросить его о симфонии.

Дмитрий Львович умер в 1987 г., и после его кончины я счел своим долгом, в память о нем, возродить эту симфонию. В исполнении Государственного симфонического оркестра Украины под моим управлением она прозвучала в концерте 29 сентября 1990 г. в Дни поминовения Бабьего Яра. Затем мы играли ее на выездном концерте в Житомире. И сразу после этого симфония была записана в фонд Украинского радио».

50 лет Дмитрий Львович Клебанов отдал педагогике. Он был профессором кафедры композиции и инструментовки в Харьковском институте искусств, затем в течение ряда лет ее заведующим и воспитал не одно поколение композиторов чьи имена заняли достойное место в современной музыке. Д. Клебанов внес значительный вклад в развитие украинской музыкальной культуры. Кроме балетов, написал пять симфоний, симфоническую поэму «На западе бой», два скрипичных концерта, Украинскую сюиту для оркестра, вокальные циклы на стихи Т. Шевченко и Г. Гейне, оперы — «Коммунист» (1967) и «Красные казаки» (1972). Он — автор учебных пособий по инструментовке, в т. ч. монографии «Искусство инструментовки» (Киев, 1972).

В период хрущевской оттепели, в 1966 г. Д. Л. Клебанова пригласили в состав жюри конкурса им. П. И. Чайковского в номинации скрипка, тогда председателем жюри был Давид Ойстрах. В 1967 году ему присвоено звание «Заслуженный деятель искусств УССР».

Ушел из жизни Дмитрий Львович Клебанов 6 июня 1987 года. В Харькове на доме №5 на улице Красина, где он жил с 1944 по 1986 год, открыта мемориальная доска.

От автора: Дом №5 на улице Красина сохранился в разрушенном войной Харькове. Он имеет свою интереснейшую историю, описанную профессором М. И. Кулешовым. Из трех периодов его истории приведу два:

«Второй период — 1941-1943 гг. … Дом занимают представители генералитета службы тыла группы немецких войск.

После освобождения Харькова от фашистов в середине 1943 года в город начали возвращаться его эвакуированные жители.

… известный дом по улице Красина принимал новых жильцов. При этом придерживался принцип, согласно которого первый и четвертый этажи заполнялись только представителями творческой интеллигенции. Среди них были всемирно известные ученые академики АН УССР А. Н. Соколовский и Н. Н. Кулешов, деятели драматического искусства народные артисты СССР Александр Крамов, Александра Воронович, Марьян Крушельницкий, Лесь Сердюк, Данило Антонович, известный композитор, автор музыки многих симфонических произведений, балета и оперы Дмитрий Клебанов, всемирно известный профессор патологоанатом Р. Д. Синельников, профессора А. И. Петренко и В. В. Красовский.

Что же касается второго и третьего этажей, то они были предназначены для партийно-советских функционеров, таких как Н. В. Подгорный — в дальнейшем, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Епишев — в дальнейшем, Генерал армии, начальник Политуправления Советской армии, И. З. Соколов — в дальнейшем, второй секретарь ЦК Компартии Украины, председатель Харьковского облисполкома Д. П. Писнячевский, начальник управления КГБ в Харьковской области П. В. Фещенко, первый секретарь обкома КП Украины Г. И. Ващенко и многих других, которые, как правило, долго в доме не задерживались. По удачному выражению моего близкого друга Юрия, сына композитора Дмитрия Клебанова, наш дом в тот час был «пирожком с партийной начинкой». В середине находилась «лучшая часть» советского общества, а снизу и сверху ее прикрывала «гнилая интеллигенция», большинство из которой было еще и «беспартийной сволочью».



МНЕНИЕ


Леонид Бершидский

СЛЕЗА ЧЕМПИОНА

Почему за украинский язык стоит драться



Теперь я видел все — в том числе, слезы на глазах Виталия Кличко. И повинен в его слезах был мой родной язык, на котором я пишу и этот текст.

Предысторию можно излагать, например, начиная с 3 июля. Тогда выйдет так. Фракция правящей Партии регионов в украинской Верховной Раде неожиданно, не предупредив оппозиционеров, да к тому же в отсутствие спикера, вынесла на голосование во втором чтении законопроект, вводящий в стране, кроме государственного, так называемые, региональные языки. В регионах, где более чем у 10% населения родной язык не украинский, на языке этих 10% можно будет учиться в любой школе, заполнять официальные документы, даже писать свою фамилию в паспорте (рядом с украинским написанием). Если закон «Про засади державної мовної політики» будет окончательно принят, в 13 из 27 украинских областей можно будет пользоваться русским, игнорируя государственный язык — по-прежнему официально единственный. И это, с точки зрения оппозиции, настоящая засада. То, что кроме русского статус региональных языков получат венгерский, идиш и крымско-татарский, волнует оппозиционеров несколько меньше.

Результаты голосования — драка в Раде и еще одна, с участием местных «космонавтов» из «Беркута», под стенами «Украинского дома», бывшего киевского музея Ленина, где оппозиционеры всю ночь на 4 июля протестовали против закона. Слезоточивый газ, вытирающий слезы футболкой Кличко, парламентский кризис с отставкой спикера Рады и одного из его замов.

И все это — из-за языковой коллизии, которая, если верить социологам, не волнует украинцев. В списке важных для них вопросов язык — на 31-м месте из 33. Он заботит меньше 4% населения; безработица — 59%. Так ведь и должно быть; все время думать о языке — удел профессионалов, например, пишущей братии, которой он приносит деньги. Правильно?

Неправильно. Рост безработицы, скажем, на четыре процентных пункта — это кошмар. Но я уверен, что, если он будет отмечен, киевские побратимы наших «белоленточников» не станут митинговать ночами и драться с «беркутами». А из-за языка — митингуют и дерутся. Глядя из России, можно подумать, что это делают какие-то чокнутые бандеровцы, украинские ультранационалисты, которым и Гитлер приятель лишь потому, что не москаль. Такие, да, тоже есть. Но среди митингующих был, к примеру, пуштун по национальности, уроженец Кабула Мустафа Найем — боевой журналист-расследователь и телезвезда. Был и Кличко, родившийся в Киргизии в семье военного и исходно русскоязычный. Ночью он уговаривал «беркутов» не бить толпу, чтоб не пришлось ему звать на помощь брата Владимира, — на украинском.

Этот язык Кличко выучил (он еще говорит на немецком и английском). Не то, чтобы в совершенстве — к его украинскому у пуристов есть претензии. Но чемпион, а заодно лидер одной из партий, имеющих шансы пройти в парламент на следующих выборах, уверен: у этой страны должен быть только один государственный язык.

Все 20 лет независимости Украина управляется ни шатко, ни валко. Чтобы научить украинскому население Крыма или, скажем, Одессы, власти пришлось бы потратиться — и просто постараться. Но власть здесь категорически не старается — ни как-то наладить жизнь, ни даже собрать налоги. Ей удалось лишь приучить украинок ловко передвигаться на пятнадцатисантиметровых шпильках по тротуарам, ямы в которых напоминают воронки от бомб. Но украинки этого очень хотели, и все вышло естественно, без особых усилий со стороны чиновников.

Найем, Кличко и другие противники «региональных языков» живут, однако, надеждой, что рано или поздно в стране будет старательная власть, и продержится она достаточно долго, чтобы на украинском заговорило большинство.

Зачем это нужно? Чтобы украинцы чувствовали себя полноценной нацией. Хорошо, а зачем для этого украинский? Вон, говорят же американцы по-английски — что ж они, неполноценные?

Тут коротким ответом не отделаешься. Потому что историю про слезы Кличко можно начинать не с 3 июля 2012 года, а, скажем, с 1720-го, когда Петр I повелел запретить книгопечатание на украинском языке.

В отличие от современного иврита, который израильтяне, по сути, изобретали заново, чтобы не использовать в своей свободной стране язык гетто — идиш, украинский прожил долгую, естественную и несчастливую жизнь. Его запрещали поляки и русские, к его сохранению почти никто не прилагал специальных усилий, он рос как трава — в отличие от почти всех остальных европейских языков. Теперь украинская речь в большинстве здешних городов — на самом деле суржик, смесь разных языков и влияний.

Но украинский — живой язык, на котором существует пронзительная поэзия (которую, кстати, может оценить и русский: вот, например http://kostenko.electron.com.ua/menu3_1.html и серьезная проза. Я зарабатываю на жизнь сочинением текстов на русском и английском и могу, наверное, считаться профессиональным пользователем языков; для меня ценность украинского, его красота, нежность, особость очевидны. Если Украина не сможет сохранить, подлечить, развить этот свой язык, грош ей цена как стране. Иначе говоря, язык — это проект, успех или неудача которого ярче всего покажет, состоялось ли здесь отдельное государство.

А между тем, если русский получит равные с украинским права, он сожрет соседа, как более сильный, более развитый, более удобный. В него-то как раз, как в государственный язык двух империй, вкладывают силы и средства давно и целенаправленно.

Сейчас многие в Киеве говорят, что политики используют «языковой вопрос», чтобы отвлечь народ от того, что по-настоящему важно. От состояния экономики или там судебной системы. Но это, по-моему, близорукий взгляд на вещи. Попытайтесь представить себе Россию без единого языка. Москву, говорящую по-английски, Питер, приучившийся к финским дифтонгам, китайскоязычный Владивосток. Что удержит вместе людей, живущих на этих больших территориях? Зачем им будет нужна общая экономика или судебная система? И сейчас-то не всегда понятно, почему мы вместе, а без языка впору было бы распускать федерацию.

В общем, я понимаю, за что Кличко наглотался слезоточивого газа. И хотя мне на русском удобнее, я с ним согласен.

Фото: REUTERS



БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СЕМИНАР

Ведет семинар Юлиана Полякова


Виктория Круглова (справа) и Лариса Воловик



27 июня 2012 года в интернет-центре Центральной научной библиотеки Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина был проведен семинар по вопросам правильного оформления библиографии согласно новому ГОСТу.

В работе семинара приняли участие сотрудники отдела использования информации документов Центрального государственного научно-технического архива Украины, директор и основатель Харьковского музея Холокоста Л. Ф. Воловик, коллеги из редакторского отдела издательства ХНУ имени В. Н. Каразина, аспиранты и сотрудники нашего университета, Национального технического университета «Харь­ков­ский политехнический институт», Национального аэрокосмического университета им. Н. Е. Жуковского, харьковские краеведы.

Ассоциация выпускников, преподавателей и друзей ХНУ имени В. Н. Каразина выражает глубокую благодарность сотрудникам Цент­ральной научной библиотеки университета, в частности ее директору И. К. Журавлевой, за помощь в подготовке и проведении семинара, а также главному библиографу ЦНБ Юлиане Юрьевне Поляковой за высокий профессионализм и ценные рекомендации.

Виктория Круглова

 

 

Учредитель:
Харьковский областной
комитет «Дробицкий Яр
»
Издатель:
Харьковский музей Холокоста
Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: kharkovholocaustmuseum@gmail.com

Газета выходит при финансовой поддержке
Благотворительного Фонда ДАР
и
CONFERENCE ON JEWISH MATERIAL CLAIMS AGAINST GERMANY INC.
Проект «Исследование, образование и документирование»