2012
октябрь
№10 (160)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

К 20-ЛЕТИЮ открытия СТЕНЫ СКОРБИ

Так выглядела Стена Скорби в день открытия 30 октября 1992 года

После проведения Дня Катастрофы в Дробицком Яру в апреле 1992 года мы возвращались к автобусам. Вспомнили и о гетто, где погибла часть харьковских евреев. Шли небольшой группой, обсуждая проб­лемы установки памятника в Дробицком Яру. «А почему бы вам не установить памятник на месте, где было еврейское гетто?» — неожиданно спросил Альфред Каган (сын Александра Борисовича Кагана, который в начале 50-х годов, один без помощников и поддержки, стал добиваться у власти приведения в порядок могил Дробицкого Яра. Не выдержав его постоянных жалоб в высшие государственные инстанции, местная власть сдалась — могилы были присыпаны 3-х метровым слоем земли. В середине 50-х годов здесь был установлен скромный обелиск с безликой надписью: «Здесь покоятся жертвы фашистского террора 1941-1942гг»).

Вопрос Альфреда повис в воздухе, но я его хорошо запомнил. Вечером, созваниваясь со своим заместителем по комитету «Дробицкий Яр» Михаилом Зи­но­вьевичем Ка­ганом (однофамилец Альфреда), который шел вместе с нами, я повторил вопрос уже как утверждение, и мы сразу поняли друг друга. Собрали заседание Совета комитета и единогласно приняли решение установить памятник на месте бывшего еврейского гетто.

Основную нагрузку взял на себя зам. председателя комитета Михаил Зиновьевич — вместе с архитектором района выбирал место для установки памятника, занимался получением разрешения в различных инстанциях. Все было непросто. Это было время чисто волонтерской работы энтузиастов. Получалось, что кто-то вкладывал средства, а если не могли оказать финансовую помощь, помогали организационно. Нас поддержал и Орджоникидзевский райисполком во главе с председателем Владимиром Головко. Но основная тяжесть все же легла на плечи М.З. Кагана, и то, что Стена Скорби была установлена, полностью его заслуга.

Так как от бывшего гетто ничего не сохранилось, а на самой территории за прошедшие полвека вырос целый лес, служивший для жителей этого района зеленой зоной, оберегающей их от работавших тогда еще заводов, решено было напомнить о трагедии 1941 года, установив стилизованную барачную стену. Директор ЗЖБК-1, по просьбе Орджоникидзевского райисполкома, благотворительно выделил подходящую железобетонную конструкцию. Коллектив СМУ треста «Харьковстальконструкция» произвел ее монтаж тоже благотворительно.

На Стене Скорби планировалось укрепить две мемориальные доски: одна с текстом о происшедшей здесь трагедии, на другой доске — слова-воспоминание бывшей узницы Марии Сокол, о том, что она увидела, войдя в одну из комнат барака: «Это был ад: мертвые люди, посуда, пух из подушек, одежда, продукты, кал — все было перемешано. В одном углу на кровати лежала мертвая женщина, опустив руки, а маленький ребенок сосал ее мертвый палец. В другом углу лежал мертвый старик». Текст для второй доски подготовил Михаил Зиновьевич и, согласовав его со мной, отдал в мастерскую. Все доски были изготовлены из сплава цветного металла, отлиты буквы для текста. А когда готовую доску с текстом увидела Лариса Фалеевна Воловик (в то время ответственный секретарь комитета), она предложила, достаточно настойчиво, заменить текст, т. к. он напомнил «штампы советского периода, от которых пора уходить, — как заметила она. — Нам никто не запрещает написать то, что мы считаем правильным и что соответствует действительности. Если не мы, то, кто же?». Доводы были убедительны и предложенный ею текст: «Тут у грудні 1941-го року було єврейське гетто, в’язнів якого знищено у Дробицькому Яру» был единогласно утвержден на Совете.

Открыли Стену Скорби 30 октября 1992 года. На открытии присутствовали бышие узники гетто и их спасители, родственники погибших, харьковчане. Памятник областной комитет «Дробицкий Яр» открывал совместно с руководством Орджоникидзевского райисполкома во главе с В.В. Головко. Неожиданно приехал председатель Харьковского горисполкома Евгений Петрович Кушнарев. Установка памятника, на мемориальных досках которого было впервые сказано о трагедии еврейского народа в годы нацистской оккупации Харькова, стало историческим событием.

С тех пор прошло 20 лет. За это время рядом со Стеной Скорби 15 декабря 1997 года был открыт первый в Украине памятник Праведникам Народов Мира, в 2000 году — памятная доска «К нашим потомкам». Все памятные знаки (они имеют номер государственного реестра) и создали мемориальный комплекс «Жертвам Холокоста на месте еврейского гетто периода оккупации Харькова 1941-1943 гг».

Не все было так гладко и просто. Мемориальные доски срывали, разбивали. Когда впервые сорвали доску с надписью о трагедии, все харьковские телеканалы в программе «Новости» сообщили об этом. К нам позвонил Александр Давтян и предложил финансовую помощь на восстановление мемориальной доски.

В настоящее время на Стене Скорби установлены мемориальные доски третьего поколения.

И это еще не вся история. В 2006 году начал разрабатываться новый план застройки Харькова, предусматривающий на месте парка им. Маяковского (так называется массив, где в бараках Станкозавода было еврейское гетто) построить четыре жилых комплекса «Парковый-1,2,3,4». Строительство должна была осуществлять днепропетровская группа «Приват», которая перечислила в городской бюджет 36 миллионов гривен за выделение земельного участка под застройку и за вырубку на нем 5-8 тысяч деревьев. Территория бывшего харьковского гетто с мемо­риальной композицией «Жертвам Холокоста» по проекту отводилась под строительство жилого комплекса «Парковая-4». Вначале мемориальный комплекс собирались снести. После долгой и упорной борьбы за сохранение территории бывшего харьковского гетто было принято решение перенести мемориальный комплекс.

Нас поддержали многие — и Главный раввин Харькова и Харьковской области Моше Москович, организация бывших узников гетто и концлагерей и христиан-спасителей, Управление культуры харьковской облгосадминистрации и другие. Газета «Дайджест Е» посвятила не один выпуск, отстаивая свою позицию, что «на местах трагедий не строят жилые дома».

В настоящее время территория обнесена строительным забором, деревья вырублены, котлованы под строительство вырыты. (Не излишне напомнить, что при проведении раскопок были найдены 150 останков людей, которые были перезахоронены в Дробицком Яру). Памятники комплекса находятся вне ограды. Экономический кризис временно приостановил строительство «Парковой-4». Прекрасно понимаем, что кризис не вечен, и что тогда?

Харьковский областной комитет «Дробицкий Яр» и Харьковский музей Холокоста продолжают ухаживать за мемориалом на месте бывшего харьковского гетто. В 2011 году, к 70-летию трагедии Дробицкого Яра, территория мемориального комплекса на месте еврейского гетто была благоустроена, спилены сухие деревья, посеяна трава, отремонтирована Стена Скорби, установлен новый памятник «Обращение к потомкам».

Сегодня, к 68-й годовщине освобождения Украины от нацистских захватчиков, областной комитет «Дробицкий Яр» и музей Холокоста проводят церемонию в день 20-летия со дня открытия Стены Скорби.

Выезд состоится 30 октября в 10.00 от музея Холокоста (ул. Петровского. 28)

Леонид Леонидов, председатель ХОК «Дробицкий Яр»



СОБЫТИЕ


Андрей Капустин

И СДЕЛАЙ СВЕТИЛЬНИК ИЗ ЗОЛОТА ЧИСТОГО

Сначала — сухие факты. Представьте себе семь башен. Две — по семь этажей, две — по двенадцать, две — по семнадцать, а во главе угла — башня в двадцать два этажа высотой семьдесят семь метров. Порядка 50 тысяч квадратных метров общей площади. Все башни соединены галереей, облицованной мрамором и белым иерусалимским камнем. Стены подобны машине времени, которая перебрасывает вас в еврейский мир Екатеринослава. Фасады двенадцати синагог и постеры черно-белых дагерротипов.

Архитектурное решение тоже оттуда. Из машины времени. Во всяком случае, это отнюдь не модернистские новации, присущие ХХI веку. А, скорее, тенденции чикагской архитектурной школы конца века ХIХ — предтечи эпохи небоскребов, когда форма в архитектуре начала следовать функции.

На трех этажах в четырех залах общей площадью около 3000 квадратных метров — самый крупный на постсоветском пространстве музей «Память еврейского народа и Холокост в Украине».

А еще — магазины, офисы турагентств, отделения банков, кафе, рестораны, галереи, конференц-зал на 1500 мест, хостел, кошерная гостиница, офисы еврейских культурных центров и религиозных организаций…

Знакомьтесь. Это самый большой в мире еврейский общинный центр «Менора», на открытие которого 16 октября в Днепропетровск прибыло более четырехсот VIP и журналистов из Израиля, Евросоюза, России и США.

Правда, в Днепропетровске конца 2012 года возникает резонный вопрос: а для чего вся эта помпа и размах в стране, где, согласно официальным данным, еврейское население за 75 лет сократилось более чем в 15 раз? И на 2001 год, согласно результатам последней переписи, составляло 103 600 человек, или 0,21 процента от всего населения Украины, что на фоне, скажем, 486 600 человек в 1989 году, согласитесь, немного.

Хотя с официальной статистикой есть проблемы. Во-первых, перепись населения в Украине последний раз проводилась 11 лет назад. Во-вторых, методики проведения переписи, в том числе и в вопросах национальной самоидентификации, допускают достаточно ощутимую погрешность. Ибо перепись, как известно, дело сугубо добровольное. И отвечать на шестой пункт опросного листа («Ваше этническое происхождение (национальность, народность, этническая группа») человек может так, как ему вздумается.

— По нашей оценке, численность общины только в Днепропетровске сегодня более пятидесяти тысяч человек, — говорит руководитель общинного пресс-центра Олег Ростовцев. — Так что здание центра не такое уж и большое. По большому счету, на каждого приходится один квадратный метр «Меноры». А если, — смеется, — добавить еще и область — порядка еще пятнадцати тысяч человек, то будет совсем тесно.

— Т.е. ты хочешь сказать, что община растет?

— Да. Знаешь, еще несколько лет назад я мог сказать, что знаю в лицо практически всех, кто хоть раз приходил в синагогу. Теперь я этого сказать уже не могу…

Вот интересно, еврейская община Киева тоже насчитывает порядка пятидесяти тысяч человек. И тоже хочет построить свой общинный центр. Но киевские власти и городская прокуратура почему-то этому препятствуют. Причем противостояние, начатое при мэре Черновецком, никуда не делось и при нынешнем руководстве города. Дошло до того, что конфликт вышел за пределы Украины. В поддержку общины выступили 36 депутатов ПАСЕ из 17 стран и министр иностранных дел Израиля. А главный раввин Украины Моше Асман обратился за поддержкой к Виктору Януковичу.

Правда, в КГГА настаивают на том, что речь идет исключительно о нарушении финансово-хозяйственной дисциплины, что получило подтверждение в суде первой инстанции. Однако, по словам председателя еврейской общины Киева Александра Левина, чиновники КГГА во главе с Александром Пузановым попросту положили глаз на участок, который был куплен под строительство общинного центра, и делают все для того, чтобы «вернуть» его в собственность города. А иными словами, попросту перепродать. «Меня поражает недальновидность руководства КГГА. Ведь они (чиновники. — А.К.) подставляют страну, но это их абсолютно не волнует, — продолжает Александр Левин. — Их интересуют только деньги. Я думаю, что если бы об этой позорной для Украины ситуации узнал Виктор Янукович, то он бы, конечно, вмешался. Но достучаться до президента невозможно. Его окружение блокирует все попытки поставить главу государства в известность. И наши попытки, и международные. Хотя более верного и последовательного защитника Украины в мире, нежели Израиль, сегодня найти сложно…»

Но вернемся в Днепропетровск, где наблюдается совсем иная картина. И мэр, и глава ОГА, прибывшие на открытие центра «Менора», не скрывали радости по поводу столь знакового для города события. Еще бы. Ибо такого скопления высокопоставленных гостей, включая главных раввинов Израиля и России, министра информации и диаспоры Израиля, послов и консулов США, Израиля, Великобритании, Швеции и Германии, представителей большого бизнеса и международных организаций, в Днепропетровске еще не было. Не говоря уже о том, что открытие «Меноры» стало первой после Евро-2012 большой позитивной новостью из Украины.

А ведь помимо PR-позитива от открытия центра, отцы города, не вложив в строительство ни одной бюджетной копейки, могут занести в свой актив еще массу материальных бонусов. Судите сами. Во-первых, достопримечательность международного уровня. А упоминание о чем бы то ни было «самом большом в мире» автоматически повышает туристическую привлекательность. Во-вторых, современный конференц-зал, где можно проводить, скажем, заседания партхозактива или награждение передовиков производства. В-третьих, конечно, музей. Опять же из категории «самых больших». А вот то, что новый центр автоматически начнет притягивать именно в Днепропетровск богатых инвесторов, вопрос пока спорный. В том числе и потому, что «Менора» на фоне латаных дорог и обшарпанных фасадов смотрится живым бриллиантом в картонной короне. Ибо вписана в город по старому советскому принципу, т.е. сперва объект построить, а потом коммуникации подтягивать.

В Днепропетровске это в первую очередь связано с аэропортом. Точнее, с тем, что в городе подразумевается под этим понятием. Потому что место, где могут приземляться самолеты, т.е. взлетно-посадочная полоса и убогий терминал модели back in USSR, скорее постсоветская экзотика, нежели привычный для крупных инвесторов комфорт Орли, Хитроу или JFK. И 28 международных рейсов, которые Днепропетровск принял 16 октября, это такое же редкое событие для города, как и десант VIP.

Глава Днепропетровской ОГА Александр Вилкул в ответ на вопрос об аэропорте начинает обтекаемо произносить какие-то очень как бы правильные слова, но на чудовищном канцелярите. И, в конце концов, отсылает к Игорю Коломойскому, от чьих действий и финансовых вливаний, по словам чиновника, и зависит будущее, простите за штамп, воздушных ворот города. Бизнесмен и по совместительству президент Европейского еврейского союза г-н Коломойский, который вместе с президентом Днепропетровской еврейской общины Геннадием Боголюбовым профинансировал строительство «Меноры», тоже прямого ответа по поводу конкретных сроков не дает, но заверяет, что к 2015 году, когда в Днепропетровске должны пройти игры чемпионата Европы по баскетболу, полная реконструкция аэропорта будет завершена.

Но на фоне праздника, приподнятого настроения и всеобщей радости членов общины и их гостей в воздухе витала тень еще одного вопроса. А именно — отношения к событию тех жителей города, области и страны, кого к друзьям евреев причислить весьма проблематично. Ведь бытовой антисемитизм никуда не делся. И в Сети еще до открытия «Меноры» неоднократно появлялись комментарии по поводу того, что «в то время, когда украинский народ еле сводит концы с концами, эти жируют на деньги, украденные у украинского народа…».

А поскольку Украину страной победившего сионизма назвать сложно, то строительство столь крупного еврейского объекта, местных (да и не только) юдофобов просто было обязано возбудить и активизировать. Но, как ни странно, никакой агрессии со стороны борцов с мировой закулисой отмечено не было. Мало того, жители Днепропетровска благодарны за то, что строительство центра обеспечило работой (да еще и в период кризиса) немало горожан.

— А чего тут такого, — говорит типичный житель спальных районов, средних лет мужчина, назвавшийся Михаилом, который наблюдал за церемонией открытия из-за заградительного барьера. — И молодцы, что такое построили. Это же какая память будет. Нам у них этому еще поучиться надо. — Чему «этому»? — Как они друг за друга держатся... А нас зато все время лбами сталкивают. Поэтому ничему ладу толком дать не можем…

Об исторической памяти говорил на открытии Музея истории еврейского народа и Холокоста и посол Германии в Украине доктор Кристоф Вайль: «Когда мы, немцы, вспоминаем о Холокосте, особенно важно не уходить от исторической ответственности, честно помнить о том, что мы выдвигаем особые требования к нашей правдивости. — И добавил: — Во время торжественного открытия новой Мюнхенской синагоги Шарлотта Кноблох, в то время председатель еврейских общин Германии, сказала: «Тот, кто строит — остается. Сегодня, я могу сказать, — мы построили, мы остаемся, мы участвуем».

Для Украины, где нет европейской нормы уголовной ответственности за отрицание Холокоста, где издаются книги, отрицающие трагедию Бабьего Яра и Освенцима, слова посла более чем актуальны. Тем более, что их говорил представитель народа, на котором лежит основная тяжесть вины за Шоа, которую, кстати, в какой-то мере должна разделить и Украина, чьи далеко не самые достойные сыны помогали нацистам в окончательном решении еврейского вопроса.

Музейная экспозиция, посвященная Холокосту в Украине, эту тему тоже не обошла, как и факты пребывания евреев в рядах УПА.


Но прежде чем окунуть посетителя в кошмар расстрельных рвов и гетто, музейная машина времени переносит нас в провинциальный Екатеринослав. Дает возможность ощутить атмосферу русско-украинско-еврейского сплава — пряного этнического коктейля, который так бодрил Шолом-Алейхема. Удивиться немалому количеству подлинных экспонатов той эпохи, которые уцелели в хаосе ХХ века, от отпечатанных в Лондоне талмудов и подлинных штраймл — парадных меховых шапок хасидов того времени — до нехитрых инструментов еврейских сапожников.

А потом будут большевики. С их закрытием синагог, процессами над врагами народа и стахановскими рекордами. И снова немые, но подлинные свидетели того времени. Плакаты, книги, пластинки… И вдруг — насыпь расстрельной ямы, возникающая из экспозиционного полумрака. А под ногами туфли, очки, вставные челюсти, детские игрушки, ложки, портсигары... И снова очки, и снова обувь… Это тоже подлинные экспонаты. Найдены в местах массовых расстрелов евреев… И прекрасно сохранившаяся кукла, которая уже пережила свою маленькую хозяйку более чем на 70 лет. И отдельный темный зал, где на большом мониторе откуда-то из небытия возникают имена убитых, потом исчезают и вспыхивают все новыми и новыми звездами на черном потолке, превращенном в звездное небо.

Подумаешь, может сказать какой-нибудь крупный эксперт, такое уже есть в главном мемориале памяти жертв Катастрофы Яд ва-Шем в Иерусалиме. Ну и что, можно ответить эксперту, ведь всех отвезти в Израиль нереально. А не знать собственную историю, как бы банально это ни звучало, означает обречь себя на гибель и забвение…

Кстати, музей в Днепропетровске вскоре еще раз подтвердит свое лидерство на постсоветском пространстве. По словам директора музея, доктора Игоря Щупака, уже готова экспозиция, посвященная еще одной печальной странице украинского еврейства — Большой алие, т.е. массовой эмиграции евреев сначала из Советского Союза, а затем и из независимой Украины.

Какие именно в этой экспозиции собраны экспонаты и как она задумана, г-н Щупак рассказывать не стал.

P.S. «Я желаю центру «Менора» и музею оставаться и определять вместе с другими факторами жизнь еврейской общины, чтобы свет, исходящий из этого центра, светил далеко за пределами Днепропетровска и освящал путь в будущее, как и Менора, архитектурным воплощением которой он является и чье имя носит», — доктор Кристоф Вайль, Чрезвычайный и Полномочный Посол Германии в Украине.

P.Р.S. Менора — золотой семиствольный светильник (семисвечник). Согласно Библии, предписание об изготовлении Меноры, а также ее описание были даны Богом Моисею на горе Синай. Менора находилась в Скинии Собрания (походный храм, в котором хранился Ковчег Завета) во время скитания евреев по пустыне, а затем и в Иерусалимском храме, вплоть до разрушения Второго Храма. Является одним из древнейших символов иудаизма и еврейских религиозных атрибутов. Изображена на гербе Государства Израиль.

«Зеркало недели. Украина» №37. Фото автора и пресс-центра еврейской общины Днепропетровска



ПАМЯТЬ


Яков Закон, Чикаго, Специально для Дайджест-Е

СВИДЕТЕЛЬСТВА ХОЛОКОСТА

Наша Ассоциация «Evidence of Holocaust» в течение долгого времени собирает документы, рассказы и воспоминания как людей переживших трагедию Холокоста, так и их близких, в основном детей «поколения войны». Члены ассоциации люди разного социального положения, разного возраста, проживающие в разных городах США; это люди, объединенные одним желанием — узнать и рассказать об одном из самых трагичных периодов в судьбе еврейского народа — о Холокосте.

Презентация выставки и слайд-шоу «Они никогда не станут взрослыми»,
30 сентября 2012 г., Иллинойский Музей Холокоста

Год назад, когда члены Ассоциации «Evidence of Holocaust» были в Киеве на Мемориальных встречах, приуроченных к 70-летию трагедии Бабьего Яра, нам были показаны фотографии детей, расстрелянных в Бабьем Яре, из архива Фонда «Память Бабьего Яра» (президент И. Левитас). Эти фото, как и фото из других архивов, с которыми мы работаем, были найдены на местах расстрелов, некоторые сохранились у соседей тех, кто ушел в Бабий Яр, некоторые оказались в госархивах. Мы решили собрать и показать эти свидетельства Холокоста. После длительных переговоров Ассоциация получила разрешение Киевской Администрации на использование материалов. Выставка «Они никогда не станут взрослыми» — о детях, погибших на оккупированных территориях бывшего Союза. Первая очередь выставки — о детях, погибших в Украине в Бабьем Яре и Дробицком Яре. В сборе фотографий, документов и списков детей, погибших в Харькове в Дробицком Яре, большую помощь оказал Харьковский музей Холокоста (президент Лариса Воловик), предоставивший свои архивные матералы и рекомендовавший другие источники. Работа над Альбомами (их вышло уже 3) и особенно над выставкой о детях, расстрелянных в Бабьем Яре и Дробицком Яре, потребовала немало душевных сил и переживаний. Трудно было найти и отобрать материалы, но еще труднее было не впасть в отчаяние.

Судьба еврейских детей и подростков — самые трагические страницы Холокоста на территории бывшего СССР. Уничтожению подлежали еврейские дети и дети от смешанных браков. Способы уничтожения детей нацистами были наиболее зверскими. Их бросали живьем в могилы, смазывали губы ядом (так было в Элисте), травили в душегубках, новорожденных бросали на растерзание сторожевым собакам (так было в лагере Клоога, Эстония), сжигали живьем, оставляли умирать на морозе. Помимо физических бед еврейские дети столкнулись с огромными психологическими проблемами — их изгоняли из школ, недавние друзья-сверстники подвергали их унижениям и оскорблениям. Насилие над матерями и сестрами, побои и изнасилования девочек полицаями и погромщиками происходило на глазах детей. Это самые страшные воспоминания выживших детей.

Уничтожение еврейских детей являлось одной из главных задач плана «окончательного решения еврейского вопроса», и этим занимался лично палач еврейского народа — Эйхман. Уже в 1942 году был издан приказ, запрещавший роды в гетто. В своих воспоминаниях первый комендант Освенцима Рудольф Гесс, впоследствии осужденный и повешенный в Польше, признавался, как тяжело ему было выполнять план убийства по тысяче еврейских детей в день, у него иногда начинали дрожать колени, когда приходилось заталкивать детей в газовые камеры. Он стыдился этой слабости, но Эйхман, посетивший Освенцим с инспекцией, объяснил ему, что прежде всего надо убивать детей, чтобы исключить саму возможность существования еврейского народа в будущем.

Выступление президента Ассоциации Якова Закона
в Иллинойском Музее Холокоста

Вице-президент Ассоциации «Evidence of Holocaust»
Стелла Соколовская рассказывает свою историю,
30 сентября 2012 г., Иллинойский Музей Холокоста


30 сентября, в день массовых расстрелов в Бабьем Яре, в Иллинойском Музее Холокоста состоялась презентация мемориального Альбома о более, чем 20 000 евреев, погибших в Дробицком Яре, и презентация первой очереди выставки и слайд-шоу «Они никогда не станут взрослыми» о детях, убитых нацистами и их пособниками на оккупированной территории бывшего Союза.

Первая очередь мобильной выставки — о детях, убитых в Украине в Бабьем Яре (Киев) и Дробицком Яре (Харьков).

На презентации присутствовало более 300 человек, было много молодежи, были представители многих еврейских организаций, молодежных организаций, люди разных религиозных конфессий, преподаватели колледжей, в частности, профессор Венди Сарти и студенты колледжа, изучающие курс «История Холокоста» и использующие в процессе обучения и наши Альбомы. Присутствовало много ветеранов Отечественной войны и гости.

На презентации выступили участники проекта, чьи истории вошли в Альбом, была показана литературно-музыкальнаая композиция «Кадиш» по поэме Александра Галича в исполнении детской студии, зачитаны имена детей, погибших в Бабьем Яре и Дробицком Яре, зажжена свеча памяти, объявлена минута молчания.

Презентация, действительно, вызвала большой интерес, а демонстрация слайд-шоу, сопровождавшаяся молитвами в исполнении Светланы Портнянской, вызвала у многих слезы. Светлана Портнянская, известная исполнительница еврейских песен и молитв, узнав о готовящейся презентации и слайд-шоу, прислала e-mail со словами: «Я с вами в этом нужном проекте» и записи молитв в ее исполнении. В адрес организаторов презентации было сказано много теплых слов и высказаны просьбы продолжить нашу работу и рассказывать правду о Холокосте на оккупированной территории бывшего Союза.

Сейчас ненависть к евреям приобрела новую форму антисемитизма, проявляющуюся в отрицании права евреев на свое государство, делигитимизация государства Израиль; его идеологами являются не только вновь поднявшие голову неонацистские группировки, но и так называемая леволиберальная интеллигенция некоторых университетов и СМИ.

Недавно Ассоциация получила письмо от директора Национального Музея Холокоста в Вашингтоне г. Фредлайта, который с возмущением пишет, что один из профессоров университета в Пенсильвании, прикрываясь правом академической независимости и свободы слова, учит, что Холокост — это обман, а студенты распространили письмо о том, что евреи и нацисты сговорились придумать Холокост, чтобы евреи могли создать государство Израиль.

Сохранение правды о Холокосте особенно важно сегодня, когда поднял голову неофашизм и антисемитизм, когда и на государственном уровне звучат заявления, направленные на преуменьшение масштабов Холокоста и даже полное отрицание его.

Правду о Холокосте нужно знать и то, что делает наша Ассоциация «Evidence of Holocaust» – пусть небольшой, но вклад в это важное дело. Об этом, ознакомившись с нашей последней работой, написал нам лауреат Нобелевской премии Эли Визель, ребенком переживший Холокост и выживший в лагерях смерти.

Мы знаем, что тот, кто отрицает Холокост сегодня, готов совершить его завтра, и мы все вместе можем и должны не допустить повторения Катастрофы.



ИЗ РЕДАКЦОННОЙ ПОЧТЫ


Вышли в свет


ЄВРЕЙСЬКА ЦИВІЛІЗАЦІЯ.

Оксфордський підручник з юдаїки . У 2-х тт. За ред. Мартіна Ґудмена. Пер. з англ. – К.: ДУХ І ЛІТЕРА; Дніпропетровськ: Центр «Ткума», 2012. – Т.1 – 560с. Т.2 – 560 с.

Книга «Єврейська цивілізація. Оксфордський підручник з юдаїки» є перекладом The Oxford Handbook of Jewish Studies. Це — унікальне для української гуманітаристики видання, в якому представлено історію науки про єврейство від її зародження до сьогодення. Перед читачем відкривається весь обшир «єврейської цивілізації»: історія громад у різних регіонах (мусульманські країни, християнський Захід, Центрально-Східна Європа та ін.) та за різних часів (талмудичний період, Середньовіччя, модерна доба, новітні часи). Книга знайомить з історією єврейських мов, розмаїттям літератури, єврейським містицизмом, теологією, бібліїстикою. У виданні представлено статті з історії єврейського мистецтва, кіно та музики, соціології, демографії, ґендерних студій та інших дисциплін, які об’єднує юдаїка.

Видання адресовано викладачам та студентам гуманітарних факультетів, а також усім, хто цікавиться єврейськими історією та культурою.

Благодарим Наташу Блейзер (Хьюстон) и Валентину Подгорную (Киев) за подаренное издание.




Нам пишут



В редакцию из Москвы пришло письмо и конверт, выпущенный к юбилею И. А. Рапопорта, от доктора биологических наук, профессора Ольги Георгиевны Строевой, жены и соратника Иосифа Абрамовича Рапопорта, 100-летнему юбилею со дня рождения которого был посвящен выпуск «Дайджест Е» №3(152), 2012 г., выставка «Совесть, Благородство и Достоинство — вот оно святое наше воинство» в Харьковском музее Холокоста, памятный календарик, организованы встречи, показ фильма «Наука побеждать. Подвиг комбата»:

Глубокоуважаемая Лариса Фалеевна!

Большое спасибо за Ваше внимание. Вы написали очень хорошую статью об Иосифе Абрамовиче Рапопорте, и я очень рада, что о нем узнали теперь и те люди, кто раньше его не знали. Я очень рада, что у Вас есть музей и в нем нашла место память и об Иосифе Абрамовиче. Очень хороший календарик. Я сейчас сдаю материалы Иосифа Абрамовича в Архив Российской Академии Наук, и один экземпляр присланной Вами газеты и календарь тоже присоединю туда. Я очень благодарна Вам за эпиграфы и в газете и на календарике. Неповторимое благородство Иосифа Абрамовича, пронизывающее его отношение к людям во всех разнообразных сферах его деятельности, действительно, было его отличительной чертой. И я думаю, что именно оно определило плодотворность всей его жизни и деятельности. Спасибо Вам так же и за другие календарики и теплоту Ващего письма.



Я посылаю Вам три экземпляра конверта, выпущенного к юбилею И. А. Рапопорта. Мы тоже отмечали его юбилей с докладами, с выставкой книг его и о нем. И все присутствующие имели возможность взять на память конверт с его портретом.

Желаю Вам успехов в Вашей работе и здоровья.



«СОВЕСТЛИВЫЙ» АККУРАТИСТ: ПАЛАЧ ЛИТВЫ КАРЛ ЕГЕР

Городок Вальдкирх в Шварцвальде. Здесь строят органы и привечают туристов. Здесь все друг с другом знакомы, все свои. Но о том, что один из «своих» в годы Второй мировой войны был массовым убийцей, знать не хотят.


Эсэсовец Егер в 40-е годы


Из характеристики на Карла Егера: «Рост высокий, телосложение стройное, атлетическое. Внешний облик — нордический. Черты характера: открытый, честный, верный, надежный, скромный. Ярко выраженная сила воли, решительность. Обширные общие знания, быстрое и точное восприятие». В 1940 году Егер получил повышение — его произвели в штандартенфюреры СС, то есть в полковники. А в 1941-м он стал «палачом Литвы».


«Вальдкирх — звучит хорошо!»

«Вальдкирх — звучит хорошо» — таков рекламный слоган городка в Шварцвальде. «Хорошо звучит» потому, что здесь строят и реставрируют органы. А еще выпускают сенсоры и оптические приборы, занимаются виноделием. Неплохо, если учесть, что в Вальдкирхе живут немногим более 20 тысяч человек. Но, пожалуй, самый доходный бизнес — туризм. Вокруг — горы, леса. Во время Второй мировой войны городок практически не пострадал, вся его история сохранилась.

Или все-таки не вся? В Вальдкирхе вырос Карл Егер. Его отец был учителем музыки. Да и сам Карл с младых ногтей музицировал — на рояле, на скрипке и на рожке. Он родился в Швейцарии в 1888 году, но в Вальдкирх попал, когда ему было всего три года, так что здесь его считали своим. Еще живы люди, которые его помнят. Вспоминают, как ни странно, все больше хорошее: мол, работящий, интеллигентный, обязательный. Ох, какой был мужчина, настоящий полковник, умиляются старушки. Говорят, ему особенно шла черная униформа офицера СС.


Мемориал на месте расстрелов евреев в Каунасе


«Неприметный массовый убийца по соседству»

«Неприметный массовый убийца по соседству» — так называется книга историка Вольфрама Ветте (Wolfram Wette). Он проследил всю карьеру Карла Егера. Сразу же после нападения Гитлера на СССР Егера отправили в Литву, где он командовал силами безопасности. Штандартенфюрер Егер не просто выполнял приказы — делал это с особым рвением, проявляя инициативу. К началу 1942 года в Литве были уничтожены почти все евреи — 136421 человек. Уцелели лишь 15 тысяч литовских евреев, отправленных на принудительные работы.

Откуда такие точные цифры? От самого Карла Егера. До войны он был совладельцем и главным счетоводом фирмы музыкальных автоматов. Так что с отчетностью у него было все в порядке. Каждый день Егер скрупулезно подсчитывал количество убитых — мужчин, женщин, детей...


Совестливый палач

В одном только Каунасе было уничтожено 22 тысячи человек. Для расстрелов Егер использовал, в основном, местных полицейских. Но в его команде действовал принцип: в экзекуциях должен участвовать каждый, чтобы доказать свою лояльность. Карл Егер был аккуратистом, поэтому для примера подчиненным стрелял и сам.

Но не следует думать, что это давалось ему легко. Один из вышестоящих офицеров вспоминал, что как-то вечером, после обильных возлияний, Егер признался ему, что не может спать, потому что у него перед глазами все время — лица, особенно женские и детские. Он был уверен, что не сможет вернуться домой, ведь у него тоже были дети и внуки. Ни санаторий, ни отпуск ему не помогут, жаловался Карл Егер. И вообще, пропащий он человек. И действительно, после войны Егер в Вальдкирх не вернулся.



Послевоенный паспорт Карла Егера


Самоубийство в ночь на 22 июня

Кошмарные «списки Егера» были известны. С 1948 года его разыскивали как нацистского убийцу. А Карл Егер жил под своим же именем неподалеку от Гейдельберга, работал в крестьянском хозяйстве. Арестовали его лишь в 1959 году. Сохранились протоколы допроса: Егер свою вину упорно отрицал: мол, он только выполнял приказы. В ночь на 22 июня «палач Литвы» повесился у себя в камере. Ему было 73 года.

Выполнять преступные приказы — тоже преступление. Но многие немецкие историки, пытаясь понять, как могла произойти в Германии катастрофа национал-социализма, приходят к пугающему выводу: приказа зачастую не требовалось. В разложившемся обществе, утратившем мораль, достаточно было разрешения. Не надо приказывать людям воровать: государство должно лишь позволить — и коррупция разъест все общество. Не надо приказывать убивать: надо разрешить — и люди пойдут убивать.

Стоит ли ворошить прошлое

Знали ли в Вальдкирхе о «карьере» своего земляка? Еще в 1959 году газеты писали о так и не состоявшемся процессе. А в 1989 году появились первые публикации профессора истории Вольфрама Ветте о Карле Егере. Ветте, который сам живет в Вальдкирхе, вспоминает, что тогда поднялась целая волна протеста. Поначалу он даже понять не мог, почему. А потом решил, что большинство населения просто было уверено, что нечего ворошить эту тему. И, конечно, никто не хотел, чтобы само название городка упоминали в одном контексте с Холокостом и другими преступлениями национал-социализма. А вдруг это туристов отпугнет? Правда, с тех пор настроения изменились. В местной гимназии специально изучают этот период истории. В городе побывали уцелевшие свидетели преступлений из Литвы. Проходят выставки. Прошлое все же надо ворошить — чтобы оно не стало настоящим.

Корнелия Рабиц

 

 

Учредитель:
Харьковский областной
комитет «Дробицкий Яр
»
Издатель:
Харьковский музей Холокоста
Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: kharkovholocaustmuseum@gmail.com

Газета выходит при финансовой поддержке
Благотворительного Фонда ДАР
и
CONFERENCE ON JEWISH MATERIAL CLAIMS AGAINST GERMANY INC.
Проект «Исследование, образование и документирование»