2013
октябрь
№10 (172)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ВСЕМ ПРОПАВШИМ БЕЗ ВЕСТИ, ПОГИБШИМ В ПЛЕНУ, ПЕРЕЖИВШИМ ПЛЕН — ПОСВЯЩАЕТСЯ

28 октября Харьковский музей Холокоста (руководитель Лариса Воловик) и Общественно-благотворительная организация Sokolovo (председатель правления Мартин Жоур) при поддержке Почетного консульства Республики Чехия в Харькове открыли выставку «ЕВРЕИ В БОРЬБЕ И СОПРОТИВЛЕНИИ. Сопротивление чехословацких евреев во время Второй Мировой войны». Выставка создана по инициативе еврейской общины Праги. На открытии присутствовали представители дипломатических консульств в Харькове — Израиля, России, Чехии, главный раввин Харькова и Харьковский области Мойше Москович, представители области, города, общественности.

Приятной неожиданностью для присутствующих оказался приезд чехов в военной форме чехословацкого батальона, в которой они воевали в 1941-1943 в боях под Харьковом в Соколово в бригаде Отакара Яроша, и харьковчан в форме тех военных лет.

Выставку открыла Лариса Воловик, осветив малоизвестные для широкой публики страницы еврейской истории о том, что евреи были не только объектом истребления нацистской Германией, но и активными участниками военных действий: «Всегда, когда мы говорим о Холокосте, мы говорим о евреях, погибших в годы нацистской оккупации. Но очень мало мы говорим о сопротивлении».

На церемонии открытия

Лариса Воловик

Андрей Аленкин, 3-й секретарь
Генконсульства Российской Федерации в Харькове;
Олег Чигринов, Почетный консул Республики Чехия;
Мартин Жоур, председатель правления Sokolovo o.p.s.

Мойше Москович, гл. раввин Харькова и области;
Марина Егорова, зам.нач-ка отдела по связям
с объединениями граждан горсовета;
Ирина Бондаренко, представитель БФ «ДАР» в Хаькове

Лариса Воловик: «О трагических судьбах евреев на всех оккупированных нацистами территориях в 1938-1945 гг., достигших кульминации в лагерях смерти, гетто и крематориях, в настоящее время широко известно. В ходе войны погибло свыше шести миллионов евреев. Большая часть погибших была убита нацистами и их пособниками в странах Оси и на оккупированных территориях в Европе. В музее Холокоста мы ежедневно рассказываем о преследованиях евреев, о полностью уничтоженных общинах. Но не все евреи оккупированных нацистами стран разделили судьбу своей преследуемой общины, и сведения об этом как-то остаются в тени. Евреи были не только объектом истребления, проводимого нацистской Германией и её союзниками, но и активными участниками, повлиявшими на ход и результат войны. Кроме всего, особенность борьбы против нацистов состояла для евреев в том, что они боролись и против собственного тотального уничтожения.

С началом Второй Мировой войны 6 тыс. евреев вступили добровольцами в вооруженные силы Польши, Франции, Англии Советского Союза. Чешская бригада, сформированная в Англии, на 30% состояла из евреев.

Чехословацкие евреи принимали участие в боях с нацистами на территории Польши (в составе Чехословацкого легиона) и Франции (в составе 1-й Чехословацкой дивизии). Из 1000 солдат дивизии 600 были евреями. После поражения Франции в Англии была также сформирована чехословацкая бригада, участвовавшая в открытии Второго фронта в Нормандии. Треть бригады составляли воины-евреи. 2500 чехословацких евреев воевали в британских частях в Африке и на Ближнем Востоке.

На территории Словакии с 1942 активизировалось партизанское движение, в составе которого насчитывалось примерно 2500 евреев. В рядах участников Словацкого восстания воевало около 1200-1500 евреев. Отдельным еврейским партизанским отрядом командовал Александр Бахнар, под его командой было около 300 бойцов. В отряде Бахнара была единственная во всей Европе отдельная «кошерная рота» из верующих евреев-ортодоксов. В рядах восставших сражались 5 еврейских парашютистов из Палестины, четверо из них погибли. 1 мая 1942 года в СССР в городе Бузулук был сформирован Чехословацкий батальон, который впоследствии превратился в Чехословацкую бригаду и затем в Чехословацкий армейский корпус. На момент формирования батальона из 606 человек личного состава 286 (47,2 %) были евреи.

Под тремя флагами — Мартин Жоур и Лариса Воловик

Экскурсию проводит Лариса Воловик

р. Мойше Москович и Олег Чигринов

Участие в антинацистском и антифашистском сопротивлении с оружием в руках принимали около 9 тысяч чехословацких евреев. Выставка охватывает период Второй мировой войны с 1938 года, когда к власти в Германии пришли нацисты и до 1945 года. Отдельные страницы посвящены чехословацкому батальону Людвига Свободы, который освобождал наш Харьков. Представлено здесь и очень интересное сопротивление, которое начиналось на территории Палестины».

Одна из витрин открывшейся выставки посвящена трем Героям Советского Союза — Антонину Сохору, Иосифу Буршику и Рихарду Тесаржику, которые приняли боевое крещение в боях на Харьковщине — в селе Соколово Змиевского района. А затем особо отличились в боях за столицу советской Украины — город Киев 5 ноября 1943 года, за что всем троим было присвоено Звание Героя Советского Союза 21 декабря 1943 г.

Антонин Сохор в январе 1943 г. выполнял первое боевое задание чехословацких частей — обследование в селе Соколово. Был ранен при переправе через Мжу и доставлен в госпиталь Харькова, куда через несколько дней вступили немцы. Сохору удалось сбежать.

Антонин Сохор, Иосиф Буршик и Рихард Тесаржик

Как рассказали устроители выставки Лариса Воловик и Мартин Жоур, истории командира автоматчиков Антонина Сохора, танкистов Иосифа Буршика и Рихарда Тесаржика необычны, их подвиги заслуживают самых высоких слов, их судьбы довоенные и послевоенные заслуживают, чтобы о них знали.

Подполковник Антонин Сохор в трудные дни, когда молодое еврейское государство отбивалось от арабских легионов, кинул в Чехословакии клич и стал формировать бригаду добровольцев, готовых ехать защищать Израиль. Почему они не приняли участие в боях — неизвестно, хотя можно догадываться. А. Сохор погиб в 1950 году в автокатострофе при загадочных обстоятельствах. Но пражане чтут имя героя: одна из улиц в центре чешской столицы названа его именем. В Харькове тоже есть улица Сохора.

Фото: Юлана Вальшонок


КОНФЕРЕНЦИИ. ВЫСТАВКИ. ПОЕЗДКИ


ДЕЛО БЕЙЛИСА И СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО

30 октября Харьковский областной комитет «Дробицкий яр», Харьковский музей Холокоста и Государственная научная библиотека им. В.Г. Короленко провели научно-практическую конференцию «Дело Бейлиса и современное общество», посвященную 100-летию со дня завершения судебного процесса над Менделем Бейлисом, чье судебное дело считается одним из самых громких в дореволюционной России.

Дело Бейлиса — судебный процесс по обвинению еврея Менахема Менделя Бейлиса в ритуальном убийстве 12-летнего Андрея Ющинского 12 марта 1911 года. Обвинение в убийстве было инициировано активистами черносотенных организаций и поддержано рядом крайне правых политиков и чиновников. Местные следователи, считавшие, что речь идёт об уголовном убийстве из мести, были отстранены от дела.

«Говоря о «деле Бейлиса», можно прямо сказать, что это было одно из самых черных пятен в истории России и в то же время одна из ярчайших, чистейших страниц русской юриспруденции. Обвинители Бейлиса — судья Болдырев, прокурор Виппер, врач-эксперт Сикорский (отец прославленного авиаконструктора), «специалист по еврейским религиозным традициям» ксендз Пранайтис и руководивший и направлявший весь этот позорный процесс министр внутренних дел Щегловитов — покрыли себя навеки позором. Защитники Бейлиса — адвокаты Грузенберг, Зарудный, Карабчевский, Маклаков — стали символами честности и благородства. Им удалось в своих блестящих смелых выступлениях доказать полуграмотному составу присяжных заседателей невиновность Бейлиса, и он был оправдан» (Виктор Некрасов, 4 июля 1984).

Александр Криворучко и Владимир Гончаренко

Нели Шульман, Леонид Леонидов,
р. Мойша Москович, Лариса Воловик

Светлана Овчинникова

Виктор Вербицкий

Участников конференции приветствовали главный раввин Харькова и Харьковской области Мойше Москович и 2-й секретарь Посольства государства Израиль в Украине, директор ИКЦ в Харькове Нели Шульман. В конференции приняли участие Леонид Леонидов, председатель ХОК «Дробицкий Яр», Лариса Воловик, президент ОО «Харьковский музей Холокоста», Виктор Вербицкий, доцент Харьковского национального автодорожного университета, зав. кафедрой «История государства и права» Национального университета «Харьковская юридическая академия им. Ярослава Мудрого» професор Владимир Гончаренко и доцент кафедры Александр Криворучко, 3-й секретарь Генконсульства Российской Федерации в Харькове Анд­рей Аленкин.

Студенты исторического факультета ХНПУ им. Г.С. Сковороды (с зам. декана И. Мартыновой), учащиеся школ № 60, 151, 170, гимназии № 82, Пономаренковской общеобразовательной школы и их преподаватели, сотрудники библиотеки им. Короленко и Юридической академии, представители еврейских организаций – это была самая прекрасная аудитория конференции.

С очень интересной выставкой «Дело Бейлиса в фондах библиотеки им. В.Г. Короленко» познакомила присутствующих зав.сектором отдела «Украиника» ХГНБ им. В. Короленко Светлана Овчинникова.

Был продемонстрирован фрагмент фильма Александра Муратова «Арнольд Марголин — видатний українець і єврей», который автор передал в подарок музею Холокоста. Небольшой плакат с фотографиями процесса и семьи Бейлиса подготовили организаторы конференции. Участники могли увидеть на фотографии внука Бейлиса — Джея, который приехал из США на Международную конференцию в Киеве, открывшуюся 15 октября с. г., ровно через 100 лет со дня окончания процесса, и посвященную проблемам антисемитизма в современном мире.

Фото: Юлана Вальшонок



ОТДЫХ В ГЕРМАНИИ

Фонд «Максимилиан-Кольбе-Верк» в Федеративной Республике Германия пригласил на отдых группу бывших узников гетто и концлагерей. Нас было 14 человек из разных городов Украины — Киев, Харьков, Черновцы и Житомир. Эти люди про­шли в годы войны страшный путь — это и Освенцим, Бухенвальд, Дахау, Берген-Бельзен, харьковское и житомирское гетто, и лагерь «Мертвая петля». Хочу сердечно поблагодарить организаторов этой поездки. Мы жили в замке Фюрстенрид на юге Мюнхена. Была интересная программа — много узнали и хорошо отдохнули. Все 15 дней нас сопровождали волонтеры фонда — Хельга Кениг, Инга Герлинхорф и переводчик из Киева Володя Малютин. Очень интересной была поездка в музей университета, где мы познакомились с молодежной организацией сопротивления фашизму. В организацию входили студенты. В Германии во время войны, как и в Украине, были молодежные группы сопротивления нацизму. Гиды познакомили нас с традиционным праздником Мюнхена «Октоберфест», который мы провели вместе с жителями города в английском парке. Этот праздник пива, который отмечают уже 180 лет, прекрасная верность традиции.


Игорь Малецкий, узник из Харькова
с личным номером Освенцима,
на встрече с немецкими школьниками

На встрече «Давайте познакомимся» каждый участник рассказал о своем прошлом и настоящем. Не обошлось и без слез. Довольно тяжелым было посещение первого в Германии концлагеря Дахау. Нас впечатлила массовость посещения молодежи.

Мы посетили несколько маленьких, но очень красивых городов Баварии. Город Мурнау у подножья Альп, посетили художественный музей, где представлены картины русского художника В. Кандинского и его гражданской жены Мунтер, и картины других художников «Русского дома», который сохранился до наших дней и в котором останавливались многие деятели искусства. Нас принимали в Главной ратуше мэр города и консул Украины. Встречи проходили в непринужденной обстановке. Наши краткие воспоминания они приняли близко к сердцу. В городе Шондорф мы были приглашены в мужскую католическую школу, где встретились с учениками 10-х классов и рассказали им о нашей судьбе в страшные годы войны. Встреча на всех произвела огромное впечатление, и ребята проявили большой интерес к теме войны и нашей судьбе. Об этом свидетельствовали вопросы, которые нам задавали. Для них это был настоящий урок истории не по учебнику — к ним пришли живые свидетели тех страшных дней. После встречи ко мне подошел мальчик и со словами благодарности поцеловал руку.

По нашей просьбе нам организовали посещение в Мюнхене Синагоги-Нова и встречу с раввином.

Из всех встреч, пусть даже коротких, мы поняли, что все жители планеты озабочены сохранением мира и не хотят повторения войны.

Мы встретились как бывшие узники гетто и концлагерей, а потом объединились сердцами и душами. Мы благодарны организаторам нашего отдыха, которые поддержали нас морально и отогрели сердца: фонду «Максимилиана-Кольбе-Верк» и фонду «Взаимопонимания и толерантности».

Елена Щербова, бывшая узница харьковского гетто. Октябрь, 2013 г.


КУЛЬТУРНЫЙ ХАРЬКОВ


Мемориальную доску выдающему библиографу, Заслуженному деятелю науки Любови Хавкиной открыли 24 октября на фасаде здания Харьковской государственной научной библиотеки им. В.Г. Короленко.

Как сообщает официальный сайт Харьковского горсовета в открытии приняли участие директор ХГНБ им. В.Г. Короленко Валентина Ракитянская, секретарь Генерального консульства Российской Федерации в Харькове Андрей Аленкин, представители Харьковской облгосадминистрации, председатель Харьковского областного комитета «Дробицкий Яр» Леонид Леонидов, директор Харьковского музея Холокоста Лариса Воловик, педагоги харьковских вузов, библиотекари.


Валентина Ракитянская и Леонид Леонидов

Валентина Ракитянская отметила, что Любовь Хавкина работала в библиотеке им. В.Г. Короленко на протяжении 1890-1918 годов и за это время создала первый в Российской империи учебник по библиотечному делу, первый отдел библиотековедения, нотно-музыкальный и детский отделы библиотеки.

Андрей Аленкин поздравил присутствующих с открытием памятной доски и сказал, что харьковчане — одни из немногих, кто с таким уважением чтит память всех своих известных соотечественников.

Завершилось мероприятие экскурсией в отдел библиотековедения, где присутствующим рассказали о жизни известного библиографа и ее научной работе в Харькове.

Инициаторы установки мемориальной доски — Харьковский музей Холокоста, Харьковский областной комитет «Дробицкий Яр», Харьковская государственная научная библиотека имени В.Г. Короленко.



Лариса Воловик

ЛЮБОВЬ БОРИСОВНА ХАВКИНА

«Любовь Борисовна Хавкина — своеобразный М.В. Ломоносов наук библиотечно-библиографического цикла — оставила неизгладимый след во всех разделах библиотековедения, в ней объединились черты практика и теоретика, «делателя» и пророка.

О ней…, оставившей огромное литературное наследие, насчитывающее около 400 публикаций, тираж которых достиг 2-х млн. экземпляров, включающего массу перспективных планов в разных областях библиотековедения, библиографоведения и книговедения, не знают или мало, почти не знают, не только студенты, но и маститые библиотековеды»(Т.Ф. Каратыгина).

Любовь Борисовна Хавкина (в замужестве Гамбургер) родилась 24 апреля 1871 г. в еврейской семье харьковских врачей (родители и трое детей). Отец известный врач в городе, переводчик медицинских трудов крупнейших немецких медиков, мать — фельдшер. Оба были членами Харьковского общества грамотности и Общества помощи нуждающимся студентам высших учебных заведений. Деятельность родителей оказала свое влияние на воспитание и образование детей, и со временем они все стали активными членами Харьковского общества распространения грамотности в народе.

В 1887 г. Любовь Хавкина окончила с золотой медалью 2-ю Харьковскую женскую гимназию и в 17 лет начала преподавать в Воскресной школе для женщин, которую основала Христина Алчевская, чтобы женщины и девушки из бедных слоев общества могли получить начальное образование. На протяжении трех лет она преподавала в этой школе, руководила внеклассным чтением в 3-х группах, рецензировала книги, участвовала в педагогических советах. Работа эта не оплачивалась и была общественной. С 1890 г. поступает на работу в Харьковскую публичную библиотеку (ныне Государственная научная библиотека им. В.Г. Короленко).

Одновременно Л. Хавкина работала в Харьковском обществе распространения грамотности в народе. При ее активном участии при обществе была 1 декабря 1891 г. открыта бесплатная библиотека-читальня, для которой Хавкина подбирала и обрабатывала книги, составила и издала каталог, устраивала для читателей лекции и концерты. Позже Хавкина, вспоминая о Харькове, писала, «…чем он богат был — это общественным духом», здесь даже «создавалось нечто вроде «школы общественных деятелей». Это особенно привлекало ее.

В 1893 г. Любовь Хавкина окончила Харьковское музыкальное училище Русского музыкального общества с аттестатом I-й степени по специальностям «Фортепиано» и «Теория музыки», что позволило ей в 1903 г. организовать и возглавить в Харьковской публичной библиотеке первый в российских общедоступных библиотеках музыкальный отдел с абонементом. Она публиковала статьи о выдающихся композиторах, музыкальной жизни Харькова. Два года (1896-1897) вела музыкальный раздел в «Харьковских губернских ведомостях», опубликовала почти 100 статей и обзоров.

В 1898 г. поступает на филологический факультет Берлинского университета. Зачисление прошло не гладко, т.к. в те годы женщин принимали в университет в виде исключения. В конце концов, ее зачислили вольным слушателем. Свободное время в Германии и каникулы во Франции Любовь Хавкина посвящает посещению библиотек и знакомству с библиотечным делом этих стран. Она изучала, пропагандировала и внедряла в практику отечественного библиотечного дела передовой мировой опыт. Посетила в Париже Всемирную выставку 1900 года, где познакомилась с методами Американской библиотечной ассоциации и идеями ее основателя Мелвила Дьюи, оказавшими на нее большое влияние. Ей помогало знание иностранных языков, которыми она владела в совершенстве — французский, немецкий, английский, испанский, итальянский, шведский, голландский, польский, чешский, болгарский, норвежский, не говоря уже об украинском, белорусском и русском.

Библиотековедческие труды Хавкиной начинаются с книги «Библиотеки, их организация и техника» (СПб.: Издание А. С. Суворина, 1904), получившей широкое признание в России и удостоенной золотой медали Всемирной выставки 1905 года в Льеже.

В 1906 г. Любовь Хавкина выходит замуж и переезжает в Екатеринодар, но научную деятельность не прекращает. Она переводит научную, художественную и детскую литературу, публикует статьи и обзоры в журналах «Русская школа», «Просвещение», «Вестник воспитания», «Для народного учителя». Одновременно состоит членом редакционной комиссии по созданию «Народной энциклопедии научных и прикладных знаний». В этом издании ей принадлежат статьи — «Загадки материальной культуры», «Первобытные люди», «Народные читальни-библиотеки».

В этот же период Хавкина публикует научно-популярные книги «Индия: Популярный очерк» и «Как люди научились писать и печатать книги» (обе — М.: Издание Товарищества И. Д. Сытина, 1907).

В 1911 г. после болезни умирает ее муж, и Любовь Борисовна возвращается в Харьков и, несмотря на тяжелую утрату, продолжает активно работать. Издает книгу «Руководство для небольших библиотек», выдержавшую переиздание шесть раз (до 1930 г). Ее приглашают в Москву, где избирают Почетным членом Российского библиографического общества.

С 1912 г. жизнь Любови Хавкиной делится между Харьковом и Москвой, где в 1913 г. при Народном университете Шанявского открываются, на основе составленного ею проекта, первые в России курсы библиотекарей, о необходимости которых Хавкина говорила ещё в 1904 г. в своём докладе на Третьем съезде российских деятелей технического и профессионального образования. Хавкину назначают ответственным секретарем курсов и преподавателем целого ряда дисциплин. Эту работу она совмещает с работой для Харьковской публичной библиотеки (в 1914 г. её избирают в правление библиотеки) и зарубежными поездками.

В 1914 г. едет в США на летние курсы в Высшую библиотечную школу города Олбени в штате Нью-Йорк, знакомится с опытом организации библиотечного дела в Нью-Йорке, Чикаго, Калифорнии, Гонолулу и Японии, описывая этот опыт в книге «Нью-Йоркская публичная библиотека». Принимает участие в научных занятиях в Германии, Скандинавии, Франции, выступает с докладом на Международном съезде в Филадельфии, Международном конгрессе (Рим, Венеция, Швейцария). На американском опыте основана и работа Хавкиной «Авторские таблицы Кеттера в переработке для русских библиотек» (1916) — правила расстановки книг на библиотечных полках и в библиотечных каталогах на основании принципов, разработанных Ч.Э. Каттером; эти таблицы используются в библиотеках и по сей день и именуются, как «таблицы Хавкиной» (таблицы авторского знака).

После Октябрьской революции Университет Шанявского был реорганизован (а по существу — закрыт), однако отделение библиотечного дела было сохранено в виде Научно-исследовательского кабинета библиотековедения. Любовь Хавкину назначают с 1920 г. заведовать кабинетом, и она окончательно переезжает в Москву. Именно эта дата считается окончанием ее деятельности в Харькове. С 1922 г. Любовь Борисовну назначают директором Института библиотековедения. В 1926 г. она читает лекции в университетах Нью-Йорка и Бостона. В 1929 г. выходит на пенсию, но продолжает эпизодически преподавать и писать научные труды. С 1931 по 1933 — консультант Всероссийского заочного индустриального института.

В годы войны и послевоенный период с 1943 по 1947 г. помогала Московскому государственному библиотечному институту готовить кадры. Но помимо всей этой каждодневной, будничной работы создавались статьи, заметки, планы, научные труды, в том числе — главное творение — труд о сводных каталогах, за который решением Ученого Совета МГБИ Л. Хавкиной присвоена докторская степень.

После окончания войны советское правительство, высоко оценив, наконец, заслуги Л.Б. Хавкиной, наградило ее 29 июня 1945 г. орденом «Знак Почета», позднее медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Министерство народного просвещения РСФСР наградило ее значком «Отличник народного просвещения». 28 сентября 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Л.Б. Хавкиной присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки» за выдающиеся заслуги в области педагогических наук.

2 июня 1949 года Любовь Борисовна Хавкина ушла из жизни.


Идея увековечить память знаменитой харьковчанки в областном комитете «Дробицкий Яр» и Харьковском музее Холокоста возникла еще в 2005 году, но была встречена прошлым руководством ХГНБ им. В.Г. Короленко без энтузиазма. Только в 2010 г. вопрос был решен положительно, и уже в 2011 г. была изготовлена мемориальная доска, которую открыли 24 октября 2013 г.


КЛУБ ЗНАМЕНИТЫХ ХАРЬКОВЧАН


ЛЕО ЯКОВЛЕВ
(имя собств. Яков Львович Кранцфельд)
Опыт краткой автобиографии

Родился 3 ноября 1933 года в Харькове.

Отец — Кранцфельд Лев (Лео) Яковлевич, инженер-гидротехник, основатель Харьковского отделения ВодГЕО (Укр­Водгео), с сентября 1941 г. в Красной Армии. Погиб под Харьковом в мае 1942 г. Мать — Кранцфельд (Бройтман) Сима Исааковна, умерла в 1975 г. Отец и мать по рождению — одесситы. Отец принадлежал к известной одесской семье врачей и инженеров.

Дед по отцу — Кранцфельд Яков Иосифович, инженер-химик, почетный потомственный гражданин г. Одессы. Совладелец одного из одесских заводов. Бабка по отцу — Елизавета Викторовна, урожденная Тарле, сестра всемирно известного историка Евгения Викторовича Тарле.

Мать — из простой одесской еврейской семьи, жившей на знаменитой Молдаванке. Не доучилась в русской гимназии из-за революции. По семейным преданиям — была ребенком, переданным на воспитание в семью Бройтманов известным одесским предпринимателем Радаканаки (греком), у которого работали все мужчины этой многодетной семьи.

С ноября 1941 г. по август 1945 г. с матерью находился в эвакуации в Ферганской долине, в узбекском селе, вблизи г. Коканда. Всю остальную жизнь и по сей день живу в Харькове.

Учиться в школе начал в 1945 г. В 1951 г. получил аттестат об окончании десятилетки и поступил в Харьковский инженерно-строительный институт, который окончил с отличием в 1956 г. В 1956-1961 гг. работал в нескольких проектных организациях различного назначения, а с 1961 г. моя инженерная деятельность связана, в основном, с энергетическим строительством. Руководил проектированием строительной части крупнейших тепловых и атомных электростанций, а также городов-спутников этих энергетических объектов - Энергодара и Щелкино, имеющихся сегодня на географических картах Украины.

Практическую деятельность совмещал с научной и аналитической работой, отразившейся в статьях (более 150 пуб­ликаций), в книжных изданиях (12 названий) и в изобретениях в области строительного дела, гидротехники, общей механики, динамики, теории сейсмостойкости, гелиотехники, электротехники, тепловой и атомной энергетики (53 авторских свидетельства). Часть моих разработок стала именным фондом в Украинском государственном архиве технической документации.

События моей жизни и жизни моей семьи, относящиеся к 1933-1996 гг., довольно подробно отражены в моем романе «Чёт и нечет», и поэтому не стоит повторять их в этой краткой автобиографии (речь в данном случае, естественно, идет о фактографии этого романа, а не о мистических, эмоциональных и интимных мотивах, подчиненных законам творчества, возвышающим жизнь человека над суетой, рутиной и обыденностью).

Падение советского режима и годы жизни в новой реальности, несмотря на их тяжесть и, временами даже трагичность, я считаю неоценимым даром Всевышнего, может быть, не заслуженным мною.

Период стагнации (1991-2002 гг.) был для меня, как и для всех тех, кому не достался жирный кус при разграблении бывшего государственного достояния, весьма труден.

Основная работа, к которой я привык за многие десятилетия прежней жизни, была не вполне востребована и не могла обеспечить достойное существование, и я стал искать источник дополнительных средств, не связанных с криминалом.

Именно в этот период я стал пытаться приобщиться к журналистике и художественной литературе, что для меня при советском режиме было невозможно по принципиальным соображениям, не говоря о множестве препятствий и рогаток, выставленных на этом пути коммунистическими цензорами и идеологами. Для начала я работал бесплатно в местной — харьковской и украинской еврейской прессе, затем меня стали печатать в русскоязычной прессе США, что уже давало некоторый, очень небольшой и не регулярный доход. Тогда у меня появился первый псевдоним «Лео Якоб» (он тоже существует где-то в Интернете).

Благодаря этой своей журналистской работе я попал в число интервьюеров Фонда Ст. Спилберга «Пережившие Шоа». Я взял около 50 видеоинтервью, несколько улучшивших мое финансовое положение в 1996-1998 гг. и, что также было для меня важным, позволивших мне прикоснуться к десяткам человеческих судеб.

На один год (2002-2003), образованный «Джойнтом» Харьковский Еврейский культурный центр «Бейт-Дан» даже стал основным местом моей работы. В это же время я, по совместительству, был доцентом Восточно-Украинского Соломонова университета, где читал курс истории Холокоста. Но я ни на миг не порывал связей с «главной проектной организацией своей жизни» и спокойно вернулся в свое кресло, тем более что востребованность специалистов моего уровня и профиля стала повышаться. К примеру, один час моего интенсивного инженерного труда вознаграждался лучше, чем месяц работы в Соломоновом университете, и от профессорской карьеры мне тоже пришлось отказаться. Кроме того, в этот же период я стал получать заказы на подготовку различных книжных изданий из действующих в России коммерческих издательств. Некоторые из этих книг оказались коммерчески успешными и неоднократно переиздавались («Суфии. Восхождение к истине», «Мускулы мира», «Омар Хайям. Сад истин», «Книга апокрифов»), а сочиненная мной «Повесть о жизни Омара Хайяма, написанная им самим» неоднократно включалась издателями в различные сборники стихов и прозы этого великого поэта и ученого. Перечитывая ее сейчас, я вижу, что «Повесть» эта предельно документальна и логически совершенна.

ХХI век стал для меня временем серьезных болезней: инфаркт, онкология, урология, незаживающие трофические язвы, гипертония, отбирающих у меня и силы, и время, которое становилось главной драгоценностью. Учитывая, что мне удалось дожить до того исторического момента, когда инженерный труд снова стал достаточным для материального обеспечения моей жизни, я смог опять из писателя превратиться в читателя. Теперь я гоню от себя все темы и сюжеты, которые «по привычке» периодически возникают в моем сознании и подсознании.

Возможно, живи я на скромном обеспечении в благоустроенной хижине на берегу теплого моря, я бы принял этих незваных «гостей» и попытался бы дать им новую жизнь на исписанных мной страницах, но Судьба судила иначе. За участью всего мной написанного я наблюдаю со стороны. Я удовлетворен тем, что экземпляры моих некоммерческих книг заняли свое место в книгохранилищах Украины, России, США, т. к. это единственная форма относительного бессмертия (относительного — потому что само существование человечества относительно и, как я полагаю, не бесконечно). Конечно, мне хотелось бы, чтобы мои книги — «Чёт и нечет», «Голубое и розовое», «Победитель», «Достоевский: призраки, фобии и химеры» стали доступными как можно большему числу людей и не только «русскоязычных». Они, я полагаю, стоят того, но преодолевать современную форму «цензуры» — «литературную тусовку», «переводческий блат», рекламу, «коммерческую целесообразность» и т.п. у меня нет желания. Поэтому пусть будет всё как есть по воле Всевышнего.

Во все годы своей жизни я был и остаюсь человеком глубоко верующим в Единого Господа. Однако никакие посредники между Ним и мной для меня не приемлемы, поскольку никто из них, во что бы он ни рядился и как бы он себя не именовал, не сможет предъявить мне документ, подписанный Всевышним и предоставляющий ему право копаться в моей душе и «отпускать» мои грехи. Мой индивидуализм не позволяет мне участвовать в каких-либо коллективных ритуалах и радениях и следовать каким-либо традициям. Я поместил Всевышнего в своем сердце и сам, без свидетелей, веду с Ним беседу, которая прекратится вместе с моей жизнью.

Постоянное присутствие Всевышнего рядом со мной избавляет меня от потребности в общении с людьми, которое я, как законченный индивидуалист, стремлюсь свести к минимуму. Наиболее приемлемое для меня состояние — полное одиночество. Конечно, есть в мире несколько человек, присутствие которых рядом со мной мне приятно. Когда-то круг этих людей был шире, но так случилось, что в большинстве своем те, кого я считал друзьями, сегодня пасут лунные стада в ожидании нашей неизбежной встречи. Я же на каждой своей уикэндной прогулке стараюсь посетить хотя бы одно из тех заведений, где мы когда-то бражничали вместе, и выпить в полном одиночестве и молчании свою рюмку в память о них.

Итак, в настоящее время я — семидесятипятилетний (уже восьмидесятилетний, — Ред.) бывший «простой советский инженер», выполняющий посильную инженерную работу. Я — главный строитель в двух частных проектных фирмах, главный конструктор еще в двух и главный специалист-эксперт по сейсмостойкости оборудования АЭС в соответствующем госучреждении. В офисе я провожу по четыре часа в день, а остальные задачи решаю в домашних условиях. Иногда участвую в международных конференциях по близкой мне проблематике. Новые технические идеи я, как и литературные сюжеты, гоню от себя, передавая их другим, поскольку хорошо понимаю, что времени на их реализацию может у меня не хватить. Да и сил тоже.

Я не имею недвижимости и личного транспорта. Мои контакты и общение с банками не выходят за рамки расчетно-кассовых услуг при получении заработанных сумм. Такие взаимоотношения с финансовыми учреждениями, как «депозит», «кредит» и т.п., для меня неприемлемы по нравственным соображениям: я считаю деньги мерой человеческого труда и категорически не могу своими действиями поощрять ростовщичество, а моих доходов и без этих широко рекламируемых «операций» мне вполне хватает на жизнь.

Так и живу.

Жизнь отцветает, горестно легка.

Осыплется от первого толчка.

Пей! Черный плащ Луной разорван в небе.

Пей! После нас — Луне сиять века.

Так писал Хайям, находясь примерно в моем возрасте, и, как человек пьющий, я его понимаю.

Лео Яковлев, Харьков, октябрь 2008 г.



3 ноября 2013 года Якову Львовичу Кранцфельду исполняется 80 лет. Поздравляя его с юбилеем и желая ему Здоровья (что в настоящее время для него самый насущный вопрос), мы вспомнили, что он член Совета Харьковского областного комитета с 2001 года. Его присутствие на заседаниях комитета всегда вносило интересный поворот в решение рассматриваемых вопросов, а позиция всегда была четкой и основательной. Эту автобиографию Яков Львович написал к своему 75-летию. Что изменилось за прошедшие 5 лет? Вышли новые книги: «Товарищ Сталин. Роман с охранительными ведомствами Его Императорского Величества», 2010; повесть «Правоверный»; «Суфии. Восхождение к истине», часть II (в Интернете); «Смех в конце тоннеля (Михаил Булгаков и Владимир Набоков)», 2011; несколько новых научных статей, изданных в Москве и переведенных в США.

Здоровья Вам, дорогой Яков Львович, вдохновения и сил!

МАЗЛ ТОВ!

 

 

Учредитель:
Харьковский областной
комитет «Дробицкий Яр
»
Издатель:
Харьковский музей Холокоста
Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: kharkovholocaustmuseum@gmail.com

Газета выходит при финансовой поддержке
Благотворительного Фонда ДАР