2014
март
№3 (177)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

Вячеслав Лихачев

ЕВРЕЙСКИЙ КУРЕНЬ «НЕБЕСНОЙ СОТНИ»

После молитвы раввина
бойцы «Правого сектора» и сотрудники
милиции отдают салют на похорнах
Александра Щербанюка в Черновцах

Погибших на Майдане в Украине называют «Небесной сотней» — «сотнями» называются структурные подразделения Самообороны Майдана. Это название условно — далеко не все убитые обезумевшим в своей обреченности преступным режимом, действительно, были активными участниками структур, сформировавшихся за три месяца протестов. Но оно прижилось. Институтскую улицу, в день бойни 20 февраля залитую кровью, предлагают переименовать в честь «Небесной сотни». Уверен, что когда-нибудь покажу своим детям на Майдане, отмытом от копоти и восстановленном после боев, памятник «Небесной сотне». Я положу на его постамент цветы и небольшой камень, как принято в еврейской традиции, и помолчу, потому что молиться я не умею.

На небе все равны. Старые и молодые, университетские интеллектуалы и простые работяги. Мальчишка, тайком от всех впервые прибежавший на Майдан и через два часа убитый снайпером. Активист УНСО из Беларуси. Украинцы. Русские. Армяне. Грузины. Евреи.

Иосифа Шиллинга хорошо знали в еврейской общине Дрогобыча (Львовская область). Ему был 61 год. С супругой Анной он вырастил двух дочек, у него осталось четыре внучки. Строитель по специальности, в последние годы он ездил на заработки в Италию, там же работала его жена.

Снайпер убил его точным выстрелом в голову возле Октябрьского дворца.

Александра Щербанюка хоронили в родных Черновцах в вышиванке. В гроб положили противогаз, каску и кипу. Он был членом общины «Бейт симха». Православные священники нескольких деноминаций, не знавшие о его религиозной принадлежности, были готовы провести церемонию, но он был похоронен с молитвой раввина.

Проститься с ним вышли тысячи людей. Центр города был перекрыт для похоронной процессии. Над гробом героя играл военный оркестр, правоохранители в форме и бойцы «Правого сектора» в масках дали в воздух прощальный салют.

Супруга (рука не поднимается написать — вдова) погибшего говорит, что пыталась его удержать, сказала, что на Майдане погибают люди. Он ответил: это не самая худшая смерть.

Ему было 46 лет. В советское время Александр прошел без единой царапины войну в Афганистане. У него осталось трое детей. Его сын учился в еврейской школе.

С 2004 года он был политическим активистом, возглавлял первичную организацию партии «Батькивщина». Профессионально занимался строительными работами. Объявления его фирмы «Зодчий», предлагающей ремонтные и отделочные работы любого уровня сложности, висят в интернете с его номером мобильного телефона. Но он уже не сможет снять трубку.

Первая пуля ударила его в ногу, когда он стоял рядом с палаткой буковинской организации «Батькивщина» на Майдане. Он уронил щит, и следующая была пущена ему прямо в сердце.

Харьковчанину Евгению Котляру было 33 года. Его знали среди левых активистов и экологов, боровшихся против уничтожения парков бандитской городской властью. Он работал в сфере промышленного альпинизма.

Снайпер убил его на Институтской.

«Правые» и «левые», молодые и пожилые, «схидняки» и «западенцы». Никто из них не держал оружие в руках. Все они были убиты профессиональными выстрелами снайперов, отлично видевших, в кого они стреляют.

Циничная, уже на самом деле проигравшая войну с собственным народом, власть убила этих людей, бессмысленно и беспощадно. Этническое происхождение и религиозная принадлежность погибших, конечно, на самом деле неважны. Как неважен их возраст, пол, политические взгляды, неважно все, кроме того, что они — украинцы, и герои, погибшие за Украину в борьбе со злом и несправедливостью. Но штатные пропагандисты Кремля, а также потребители информационной пропаганды, слишком укорененные в стереотипы, чтобы открыть глаза и увидеть реальность, до сих продолжают повторять ритуальные завывания об «антисемитизме захвативших власть бандеровцев, потомков тех, кто убивал евреев в Бабьем Яру».

Пожалуйста, ткните их носом в этот текст.

Слава героям.



ТАК НАЧИНАЛАСЬ ВТОРАЯ МИРОВАЯ

20 февраля 1938 года Адольф Гитлер произнес слова, с которых начиналась Вторая мировая война:

«Более десяти миллионов немцев живут в двух государствах, расположенных возле наших границ... Не может быть сомнений, что политическое отделение от рейха не должно привести к лишению их прав, точнее, основного права — на самоопределение. Для мировой державы нестерпимо сознавать, что братья по расе, поддерживающие ее, подвергаются жесточайшим преследованиям и мучениям за свое стремление быть вместе с нацией, разделить ее судьбу. В интересы германского рейха входит защита этих немцев, которые живут вдоль наших границ, но не могут самостоятельно отстоять свою политическую и духовную свободу».



ДОРОГИЕ УКРАИНСКИЕ ДРУЗЬЯ!

Все мысли с вами. Все тревоги и надежды с вами. Все отчаяние и гнев с вами.

Наступил момент, когда и молчать невозможно, и не знаешь, что сказать.

Придется, наверное, сказать довольно жалкие слова: постарайтесь простить нас. Нас, то есть тех, увы, малочисленных вменяемых россиян, которые не отравлены ядовитыми имперскими газами. Это не те газы, которыми ведает Газпром. Эти газы залегают, к сожалению, гораздо глубже.

Постарайтесь простить нас за то, что у нас не хватило ни сил, ни воли для того, чтобы остановить наших безумцев, готовых покрыть нашу страну, мою страну таким немыслимым позором, смывать который придется усилиями нескольких поколений.

Постарайтесь простить нас. А даже если и не получится, ничего не поделаешь: я знаю, что ваше презрение мы заслужили.

Лев Рубинштейн


УКРАИНА — РОССИЯ


Светлана Алексиевич

КОЛЛЕКТИВНЫЙ ПУТИН

В немецкой газете Frankfurter Allgemeine появилось эссе Светланы Алексиевич — блестящего мастера художественно-документальной прозы, автора таких книг, как «У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва», «Время секонд хэнд», лауреата Премии мира Союза немецкой книготорговли. DW публикует это эссе с некоторыми сокращениями.

... Рейтинг Путина зашкаливает. До оккупации Крыма довольны деятельностью президента были 27%, а сейчас — 67% населения. После долгих лет унижения все хотят «маленькой победоносной войны». Все настроены на реванш за 1991 год. Поражает, что даже молодежь заражена имперскими амбициями. «Классный мужик Путин, — это первое, что я услышала на московском вокзале. — Севастополь — русский город. Крым должен быть наш».

Говорят: Путин… автократия… Но автократия живет не в вакууме. Речь должна идти о коллективном Путине. Крым — это болезненная тема. До XVIII века он был татарский, с XVIII до XX века — Крым русский. Поэтому Крым — наш, у нас его несправедливо отнял по пьянке Хрущев и задарил Украине. А сколько там русских могил! И мнения поляризуются: от «спасем наших братьев», до «надо сбросить на хохлов пару атомных бомб».

Недалеко от Красной площади я наблюдала такую картину: двое молодых людей стояли с плакатом: «Прохожий! Сколько детей, братьев, соседей ты готов похоронить, чтобы Крым стал частью России?» При мне ребят обзывали фашистами, бандеровцами, американскими прихвостнями. Крыли матом. Старые женщины плевали в них. Порвали плакат. Какие-то мужики с распахнутыми полушубками и массивными крестами на груди привели омоновцев: «Заберите этих юродивых в участок, а то мы им суд Линча устроим». Подъехал полицейский автозак и ребят увезли...

Путин сделал ставку на низменные инстинкты и выиграл. Даже если бы завтра Путина не стало, куда бы мы делись от самих себя?

Я присутствовала на двух митингах: за войну и против войны. Митинг за победу в Крыму собрал 20 тысяч человек с плакатами: «Русский дух непобедим!», «Не отдадим Украину Америке!», «Украина, свобода, Путин». Молебны, священники, хоругви, патетические речи — какая-то архаика. Шквал оваций стоял после выступления одного оратора: «Русскими войсками в Крыму захвачены все ключевые стратегические объекты. Заблокированы органы местного самоуправления, места дислокации украинских войск. Взяты под контроль вокзалы, аэропорты, узлы связи…» Я оглянулась: ярость и ненависть на лицах. Как совмещается все это с хорошей одеждой, современными машинами и кафе, поездками в отпуск в Майами или в Италию?

На митинг против войны собралось всего несколько тысяч человек, шли и скандировали: «Миру — мир! Нет войне!», «Юродивые! — кричали им с тротуаров. — Враги России! Хотите НАТО с базой в Севастополе?» Вот рядом со мной стоят два человека, и я вижу, как у них наливаются кровью глаза...

В такие минуты мне вспоминаются документальные кадры ввода русских войск в Крым: шли «камазы», военные тягачи, бронетехника. Вокруг раскрытых люков сидели солдаты, у них на всю мощь гремели магнитофоны. Неслась на всю мощь песня: «Праздник к нам приходит! Праздник к нам приходит!» У этих ребят с Рязани, Твери, Сибири не было денег приехать в Крым туристами, приехали на бронетранспортере. Я где-то это уже видела: на советской войне в Афганистане. То же вранье и невозмутимость диктаторов: «По просьбе правительства Афганистана введен ограниченный контингент советских войск... Наши войска вошли в Афганистан, чтобы туда не вошли американцы... Наши границы на замке...» Через десятки лет тот же сценарий повторился — в Абхазии, Грузии...

Надвигается что-то страшное и кровавое. Мой отец — белорус, мать — украинка. И так у многих. Триста лет мы жили в одной стране. Смешалось все: семьи, культура. Первую и Вторую мировую войну прошли вместе. Самое страшное, что можно представить — войну России и Украины. Чужих в этой войне не будет. И победителей тоже...

Сегодня друзья написали, что у них на Украине началась всеобщая мобилизация, по Крещатику ходят люди в камуфляжной форме, оружие в чехлах. Бой барабанов. «Куда собрались?» — «Москалей потрошить за Крым».

Страшно! Непонятно! Как у Толстого: никто этой войны не хочет, а она надвигается.

Но даже в такие минуты украинцы умеют смеяться. Рассказывают свежие анекдоты. У Януковича спрашивают: «Как это Путин напал на Украину?» — «Я его попросил». — «А как вы до этого додумались?» — «Он меня попросил».

Бывший полковник КГБ льстит себе мыслью, что останется в истории собирателем русских земель. Как написано в летописи: «Отсюда есть и пошла земля русская». Кому-то в Кремле кажется, что Донецк и Харьков — это тоже русская земля. Жители Крыма могли бы проголосовать за возврат в состав России и без подсказки Москвы, потому что русских там большинство. Но, похоже, Кремлю нравится поиграть мускулами. Попугать. Они там, в Кремле, не могут поверить, что на Украине произошел не нацистский переворот, а народная революция. Справедливая. Украинцы увидели брошенные имения этих господ с позолоченными унитазами. Как номенклатура советского времени, они думали, что власти позволено все, и она неответственна перед обществом. Но люди за 20 лет изменились. Первый Майдан вырастил второй Майдан. Люди сделали вторую революцию, теперь важно, чтобы политики ее опять не проиграли.

Недалеко от моего дома в Минске стоит памятник украинскому кобзарю Тарасу Шевченко. Каждое утро я вижу, что памятник обсыпан цветами, догорают поминальные свечи. Первые дни на тех, кто приходит сюда, составляли протоколы, везли в полицейский участок. Тогда таких людей было десятки, а теперь сотни. Полицейские не могут арестовать всех людей, утром к памятнику приезжает машина и арестовывает цветы. Но я знаю, что утром будут новые цветы...



Андрей Макаревич

ПРО МЕРЗОСТЬ

Я переживаю за события на Украине. Но гораздо сильнее я переживаю по поводу того, что творится в этой связи у нас. Не покидает ощущение того, что наша власть полагает: страна, народ — это те, кто им управляет. Однако если правитель не слышит своего народа и при этом насилует его, народ его сметает. Так что на Украине произошла самая типичная революция, и при всей моей нелюбви к революциям я не могу назвать ее несправедливой. И теперь можно сколько угодно хлопать крыльями, называть восставших граждан «коричневой чумой» — выглядит это омерзительно.

Такой разнузданной пропаганды и такого количества вранья я не припомню с лучших брежневских времен. Да и то не сравнить: возможностей тогда было меньше. Ребята, вы чего добиваетесь? Создания общественного мнения для ввода войск на территорию суверенного государства? Оттяпать Крым?

ЦК КПСС, вводя войска в Чехословакию, с народом не советовался. И что, кроме того что обосрались на весь мир? Вот сегодня две страны вместо одной. И что, где первая, где вторая? Получили мы их любовь? Или что-то еще?

А ведь уже удалось зазомбировать довольно большое количество идиотов и просто неучей с нестабильной психикой. Уже рвутся с оружием в руках спасать русскоязычное население — как бы оно к этому взывает. А они и поверили. Ребята в телевизоре, вы чего добиваетесь? Надолго рассорить два народа, живущих бок о бок? У вас получается. А чем это кончается, знаете? Войну с Украиной захотели? Так, как с Абхазией, не выйдет: ребята на Майдане уже закалились и знают, за что бьются, — за свою страну, за свою независимость. А мы за что? За Януковича?

Ребята, зачем вы спрятали его в России? Честный человек не будет укрывать преступника и вора. А вор — будет. Зачем вы себя позорите перед человечеством? Я знаю, что вам наплевать, но все-таки?

Конечно, на Украине наделали массу глупостей — с русским языком, со сносом памятников. Но такие глупости неизбежно сопровождают любую революцию — пружина разгибается в обратную сторону. А потом все встает на места — глупость не может длиться вечно.

Ребята, нам с ними жить. По-прежнему по соседству. И желательно в дружбе. А как им жить, они решат сами.

Или пострелять захотелось? Говорят, патриотизм укрепляет.

Ненадолго.



Алексей Цветков

ДЕНЬ ПОЗОРА И ПРЕЗРЕНИЯ

Василий Верещагин. «Апофеоз войны», 1871

Еще вчера я не мог себе представить, что буду писать то, что уже не могу не написать сегодня. А если откатить календарь еще дальше, на сколько угодно дальше, недоставало воображения поверить, что когда-либо буду писать о чем-либо подобном. Президент Российской Федерации обратился в Совет Федерации с просьбой одобрить вооруженное вторжение на Украину. Минутное раздумье развеет сомнения в том, кто и кому там дает разрешение. Решение можно считать принятым заранее и задолго.

Вряд ли у них достанет наглости назвать это сегодня выполнением интернационального долга, и дело тут не только в том, что такое заклинание безнадежно скомпрометировано. Наверняка уже идет работа над заявлениями, в которых преступлению будет дано политически корректное название. Беда в том, что, как и во всякой лжи, в этой есть значительная доля правды, иначе ложь была бы бесполезной. История Украины с незапамятных времен слишком тесно связана с историей России, тут скорее подошло бы, если попытаться проникнуть в работу административных мозгов в военно-полевых условиях, что-нибудь вроде «братской помощи». Слишком часто в политике, продолжением которой, по Клаузевицу, является война, это следует читать как братоубийство.

Всем, кто не держал голову в песке в последние месяцы, очевидно, что решение России принято не под натиском непредсказуемой ситуации, да и трудно придумать ситуацию, в которой вооруженное вторжение в чужую страну было бы оправданно без какой-либо угрозы с ее стороны. В этом смысле действия российских правителей оставили далеко позади даже демагогию Джорджа Буша-младшего с его «превентивной» войной против Ирака. Украина никуда не вторгалась, в ее послужном списке нет ни эпизодов тайного создания оружия массового уничтожения, ни покровительства международному терроризму.

Украинская революция, свергшая коррумпированное и бездарное правительство, была беспрецедентно мирной, а само правительство, как уже давно стало очевидно, было марионеточным, с кукловодом в Кремле. Марионетка подвела, и тогда от цепи провокаций перешли к прямому действию. В лучшем случае, мотивировки Кремля напоминают те, которые были выдвинуты Германией накануне оккупации Судетской области, — не я первый заметил.

Выбор, который сегодня стоит перед каждым из нас, не должен зависеть от наших политических пристрастий, мы не обязаны поддерживать майдан, а тем более украинских экстремистов, чтобы понять, что совершается преступление. Место совести — всегда на стороне жертвы.

Российские СМИ месяцами изливали на свою аудиторию водопады лжи, в то время как у многих просто не было способа проверить. Но время проверки миновало, война объявлена. В российский календарь вписана несмываемая дата позора.

История — плохая утешительница для Кремля. Мы можем сегодня легко проследить эволюцию недавних империй, и никаких способов спасения не существует. Кое-где их распад продолжается по сей день, там до сих пор льется кровь, и нынешние российские власти автоматически становятся на сторону тех, кто ее проливает. Для нас это всегда были, по выражению Чемберлена, «далекие страны, о которых мы ничего не знаем». Об Украине мы этого сказать не можем. Там живут наши братья и сестры, отцы и матери — в смысле, в котором нет ничего переносного.

Мандельштам писал о Европе времен Первой мировой, с трепетом отмечая, как на его глазах меняется ее карта, — он полагал, что в последний раз, но любители прикладной картографии живы по сей день, и они пытаются перекроить ее и переклеить кровью. У нас нет ни танков, ни даже автоматов, чтобы остановить этот эксперимент над людьми. Но у нас есть ноги и совесть, и этого хватило считанной горстке людей, вышедших на Лобное место в 1968 году в знак протеста против вторжения в Чехословакию — как раз в ту самую «далекую страну», о которой презрительно отзывался Чемберлен. Кольми паче Украина. Эти несколько человек хотя бы отчасти компенсировали российский позор. Сегодня — наша очередь противостоять позору.

Война объявлена — не Украине, не ей одной. Она объявлена всем нам, независимо от этнического происхождения, гражданства и места проживания. Она объявлена тебе персонально. Поступай теперь как велит совесть.


ИЗРАИЛЬ

АРАБЫ В ИЗРАИЛЕ — О ЧЁМ МОЛЧАТ СМИ

Когда в СМИ говорят об Израиле, заранее известно, о чем будет речь — о страданиях арабов на «оккупированных территориях». При этом авторы стараются не упоминать названий этих территорий — Иудея и Самария, чтобы у потребителей СМИ не возникли вопросы типа: «Иудея, оккупированная иудеями».

Но не это главное. В СМИ всех стран существует запретная тема: жизнь арабов — граждан Израиля. Что в этой теме такого, что заставляет журналистов обходить ее стороной? Не то ли, что жизнь арабов в Израиле настолько отличается от жизни арабов в арабских странах, что ее описание может легко разрушить антиизраильскую пропаганду. На «оккупированных территориях», так сегодня называют Иудею и Самарию, проживают около 2 млн. арабов. В своем большинстве, они потомки тех, кто пришел на эти земли в 1920-40 годах за заработками из соседних арабских стран — Сирии, Египта, Ирака. В то время в Палестине, при участии евреев и английских мандатных властей, начинает развиваться сельское хозяйство и промышленность, появляется работа. Сегодняшние арабы хорошо знают, кто их предки, когда и откуда пришли они в Палестину.

Арабы способны по фамилии, а иногда и по лицу, определить страну исхода своих собратьев. Эту особенность используют в израильской армии. Бедуины, являющиеся коренным населением Израиля, которые, в отличие от арабов, служат в израильской армии, способны по физиономии определить земляческую принадлежность того или иного араба.

Палестинские арабы поддерживают связи со своими родственниками в Египте, Сирии, Ираке и Иордании. При заключении браков они стараются жениться и выходить замуж за представителей своих землячеств.

Разделение внутри арабского общества Палестины напоминает разделение внутри советского военного контингента в Восточной Германии. Снаружи — все они — советские солдаты, но внутри сохраняется четкое разделение по землячествам: русские, прибалты, кавказцы и среднеазиаты.

Количество евреев, проживающих в Иудее и Самарии, составляет около 130 тыс. человек. Арабский мир и мировой левый лагерь требуют очистить Иудею от иудеев.

В Израиле проживает 5,5 млн. евреев и 1,3 млн. арабов — граждан Израиля. Израильские арабы пользуются всеми правами граждан (о которых евреи в арабских странах не могли мечтать):

— второй государственный язык в Израиле — арабский;

— арабские дети учатся в государственных школах с преподаванием на арабском языке;

— арабский язык является одним из обязательных предметов в еврейских школах;

— социальное страхование, включающее пособия по безработице, болезни, инвалидности и старости;

— бесплатное медицинское страхование (при котором работающие еврейские и христианские матери ежемесячно выплачивают страховые взносы, а не работающие и не выплачивающие взносы арабские матери и их дети получают бесплатное медицинское обслуживание наравне со всеми);

— арабы имеют право голоса и свои партии в израильском Кнессете (парламенте): РААМ–ТААЛЬ, Балад,Хадаш;

— политики арабского происхождения занимают в Израиле посты министров, дипломатов и верховных судей;

— существует государственное телевизионное и радиовещание на арабском языке;

— издаются газеты, книги и журналы на арабском языке;

— пособия для детей и матерей-одиночек, которыми арабы злоупотребляют, используя многоженство;

— арабские дети учатся в государственных вузах и получают стипендии;

— в государственных университетах для арабских студентов созданы мечети;

— на развитие арабской культуры еврейское государство ежегодно выделяет крупные суммы;

— арабские населенные пункты имеют спортивные клубы, финансируемые государством.

При этом, израильские арабы освобождены от главной и тяжелой обязанности — защиты государства. Каждый израильский юноша проходит 3 года срочной военной службы, а затем, до 50 лет — ежегодные военные сборы сроком до месяца. Израильские арабы освобождены от всего этого. Это очень удобное положение, когда имеешь все права, но не выполняешь всех обязанностей.

Ни в одной арабской стране у арабов нет таких прав и льгот, как в Израиле. Ни в одной арабской стране араб и его дети не чувствуют себя столь защищенными, как в Израиле. Ни в одной арабской стране у арабов нет такого уровня жизни, как в Израиле (не считая аравийских нефтяных государств). Ни в одной арабской стране арабы не позволяют немусульманам пользоваться хотя бы частью тех прав, свобод и льгот, какими арабы пользуются в Израиле.

В этом причина того, что рождаемость израильские арабов превышает рождаемость их соплеменников в арабских странах. В этом причина того, что арабы из Палестинской автономии и арабы из окружающих стран стремятся получить израильское гражданство, часто путем женитьбы на израильских арабках.

Никому не приходят в голову простые вопросы:

1. Почему 130 тысячам евреев нельзя жить в Иудее и Самарии, а 1,2 миллионам арабам можно жить в Израиле?

2. Почему арабы живут в израильских городах, ходят в магазины, ездят в общественном транспорте, ходят в израильские школы и университеты, занимают государственные посты, избираются в парламент, а еврей не может появиться в арабском населенном пункте без опасности быть разорванным на куски?

3. Почему мир не вспоминает о 800 000 еврейских беженцев, изгнанных арабами в 1940-60 годах из стран, в которых евреи жили задолго до появления там арабов?

4. Почему мировая общественность уже через неделю после очередного теракта требует от Израиля, чтобы он вновь открыл двери для палестинских рабочих? Почему евреи должны давать работу своим убийцам?

5. Почему антихристианские режимы Западной Европы требуют от Израиля выполнения заповеди, которой никогда не придерживались сами: «Любите врагов своих»?

Во время Второй мировой войны

— Франция поместила в концлагеря всех граждан Германии, оказавшихся на ее территории, несмотря на то, что эти люди были беженцами. После оккупации Франция передала эти лагеря нацистам;

— СССР депортировал своих граждан немецкой национальности в районы Казахстана. Многие народы, сотрудничавшие с нацистами, также были депортированы в Казахстан.

— В США были арестованы 500 тысяч американских граждан японского происхождения. На время войны они были помещены в концлагеря несмотря на то, что на территории США война не велась.

Израиль во время всех войн, которые велись на его маленькой территории, не применял подобных методов к своим гражданам арабского происхождения.

После Второй мировой войны

— СССР присоединила Восточную Пруссию, очистив ее от немцев, а также остров Сахалин, очищенный от японцев.

— Чехословакия депортировала немцев из Судетской области.

— Польша депортировала немцев из Силезии.

Израиль после Шестидневной Вой­ны 1967 года, освободив Иудею и Самарию от Иорданской оккупации, не изгнал с освобожденных земель ни одной арабской семьи.

После Шестидневной Войны, когда был освобожден Иерусалим, арабы пронумеровали камни Аль-Аксы, чтобы перевезти ее в Иорданию. Министр обороны Израиля Моше Даян собрал арабских старейшин и заверил их, что евреи не будут разрушать мечети и не будут изгонять арабов из своих домов и даже из еврейских домов, занятых арабами в 1948 году при Иорданской оккупации Иерусалима. Ни одна мечеть не была разрушена, ни одна арабская семья не была изгнана, и старый еврейский район Иерусалима остался заселенным арабами.

Пройти сквозь столетия изгнаний, ежедневно думая и молясь об Иерусалиме, заплатить жизнями своих сыновей и дочерей за освобождение заповедной святыни и, получив ее, оставить в чужих руках. Это ли не пример доброй воли? Есть ли другой народ, совершивший подобное?


НОВОСТИ

В Израиль прибыли на лечение десять майдановцев

Отправка раненых из Киева в Израиль.
Фото с сайта forumdaily.com

Девять раненых, пострадавших во время февральских боев в центре Киева, вылетели в 14 часов пятницы, 7 марта, из киевского аэропорта Борисполь в Израиль. Семеро из них — тяжелораненые, двое в состоянии передвигаться сами. Десятый раненый, прилетевший первым два дня назад, уже проходит лечение в клинике Израиля, сообщил сайт forumdaily.com.

Огромную работу по организации отправки этих раненых провел штаб волонтеров, которые на абсолютно добровольной основе почти неделю занимались всей логистикой, стыковали различные ведомства двух стран, искали спонсорские пожертвования и решали всевозможные технические вопросы, включая поиск специального оборудованного самолета для перевозки раненых.

Информация с места событий от Алексея Остапенко, группа в Фэйсбуке Israel supports Ukraine.

Пресслужба помощи раненым в моем лице уполномочена сообщить широкой общественности:

1. Спасибо всем огромное! Вместе мы – сила!!!

2. Вчера пострадавших ребят встретили, провели со всеми вечер и ночь в приемном покое, всех распределили по соответствующими отделениям (ортопедия и хирургия), в обоих отделениях ребята помещены в одну палату. В обеих палатах установлены маршрутизаторы с мобильным инетом и вайфаем. Сопровождающие поселены в мотеле при больнице. Про диагнозы, ориентировочное время лечения и суммы по этому поводу – завтра или послезавтра, пока (в субботу) речь об этом не идет.

3. У ребят пока все есть (ОГРОМНОЕ СПАСИБО всем тем, кто сегодня приезжал и передавал)!!! Домашнюю еду им есть нельзя, ввиду ранений, поэтому в ближайшее время ничего не нужно привозить. По мере надобности чего-либо сообщим дополнительно. Спасибо! К каждому пострадавшему прикрепляются кураторы в обеих больницах.


Перед посольством России в Тель-Авиве состоялась еще одна акция протеста

Посольство РФ в Тель-Авиве.
Фото NEWSru.co.il

7 марта перед посольством России в Тель-Авиве состоялась еще одна демонстрация протеста против российского вмешательства в события в Украине.

Как сообщает NEWSru.co.il, участники акции держали плакаты с надписями «Putin go home!», «Путин, тебя никто не любит» и т.д.

Напомним, подобные демонстрации уже проходили перед зданием посольства 2 и 3 марта. Акции организовали частные лица, не связанные с политическими партиями и движениями.

Помимо этого, ранее перед посольством Украины прошла демонстрация солидарности с украинским народом.


УКРАИНА — РОССИЯ


Полина Жеребцова

ПИСЬМО ХОДОРКОВСКОМУ

Михаил Ходорковский, я пишу Вам из Финляндии. Меня зовут Полина Жеребцова. Я политбеженка из России. Из современной России, где уже много-много лет правит господин Путин.

Всю жизнь я веду дневник. И так случилось, что родилась я на Кавказе, в городе Грозном.

Когда мне было девять, мой город окружили кольцом российские танки — и дома стали превращаться в руины и тлен вместе со своими обитателями.

По Вашему дому стреляли из танка, господин Ходорковский?

По моему — стреляли. Горели верхние этажи, и дети кричали от нестерпимой боли: осколки терзали их тела.

Мой дед, участник Отечественной войны, лежавший в больнице на Первомайской улице, погиб при обстреле. Он уже выздоравливал — я и мама собирались забрать его домой.

Мы не могли похоронить его неделю. Шли бои.

Я знаю, Вы много пережили, были в заточении. Но скажите, Вы можете себе представить, как кричат больные, когда из орудий стреляют по больнице или когда невидимый и неуязвимый для их проклятий бомбардировщик сбрасывает на них полуторатонную бомбу?

Мы искали, где снег чище, набирали его и цедили через ткань, чтобы пить. Снег не белый, совсем не такой, какой сейчас я вижу в Финляндии. Он темно-серый и горький, потому что вокруг пожары. Горит нефтяной завод, горят целые кварталы домов. Прежде чем добраться до живой человеческой плоти, бомбы терзают камень и железобетон. А дома полны людей, и им некуда бежать.

Мы падали от голода, тычась в углы квартиры, наполовину провалившейся в подвал. А крысы жались от холода к нашим ногам и пищали. Крысы спали со мной в коридоре на дощатом обледенелом полу, и я не гоняла их, понимая, что от «российской демократии» страдают даже они!

Наши коты и кошки умерли, не выдержав диеты из соленых помидоров, которыми их кормили один раз в несколько дней.

Чтобы добыть хоть какую-то еду, нужно было ходить по чужим подвалам, где завоеватели оставляли тонкие серебристые нити, наступив на одну из которых, можно было отправиться в рай.

А хотите послушать, как я стояла у бетонных плит, под которыми трое суток в центре Грозного, задыхаясь в обломках и цементной пыли, умирали русские старики?

Никто не смог поднять плиты и разгрести завалы! Люди плакали и молились, но ничего не могли сделать. Погибшим под развалинами собственного дома не досталась даже могила в «завоеванной нами земле».

Этот ад повторялся множество раз за десять лет: столько длилась война на Кавказе, в Чеченской Республике.

В августе 1996 года в подъезд нашего дома залетели снаряды с российского поста: соседей разорвало на куски. Мне было уже одиннадцать. Я вышла в свой родной подъезд, и мои ноги по щиколотку утонули в крови. Кровь стекала со стен и с потолка, а рядом кричали в жутких мучениях выжившие соседи.

С тех пор, господин Ходорковский, я не верю правителям России. Я не считаю, что это цена за завоевание и целостность страны. Это делали как раз «слабаки» — ведь сильный человек не будет самоутверждаться за счет убитых детей и женщин.

По сути дела, они предатели собственного народа.

В 1999 году, когда по «гуманитарным коридорам» с беженцами стреляли, сжигая людей заживо в автобусах, мы не смогли выехать из города. А 21 октября 1999 года на рынок Грозного «прилетела» ракета. Днем, когда там толпились тысячи людей. Как потом было объявлено, «это был рынок террористов», с которыми боролись захватчики. «Террористами» назвали детей, стариков и женщин, которые торговали зеленью, конфетами, хлебом, сигаретами, газетами и т.д. А сам рынок назвали «рынком оружия», но я никогда не видела там оружия, хотя иногда за день обходила все ряды с коробкой товара. Я не могла отдыхать на каникулах или после школы: чтобы выжить я работала. Я торговала на этом рынке. Не было пенсий, зарплат. Люди выживали. Моя мать не получала зарплату год. Ее украли. И мы торговали, чтобы выжить и купить хлеба. Не нужно было начинать нас «завоевывать», превращая нашу жизнь в одну сплошную полосу ада. Нам и так было трудно — без бомб и установок «Град». Когда на грозненский рынок прилетела ракета, я находилась в трех кварталах от места ее падения. Я увидела огонь от земли до неба, а потом услышала оглушительный взрыв. В моих ногах оказалось 16 осколков.

А что стало с людьми, которые были ближе к ракете? Оторванные руки, ноги, головы, тела, превращенные в пыль. Свою маму дети находили по заколке для волос или пуговицам на кофте...

Хоть кто-то получил извинения? Или компенсацию за этот ад? Кто?

Я не получила ничего кроме угроз и приказа «закрыть рот», так как являюсь подлинным свидетелем этих кровавых событий. Вот лицо современной российской власти. Убить, оболгать и захватить. И это называется «завоевание»?

В 2000 году, 19 января, оставшихся в живых соседей и меня с матерью пугали расстрелом. Нас поставили у обрыва и стреляли у нас над головой. Старая бабушка-соседка, упав на колени, кричала: — Что вы делаете? Мы свои! Мы русские! Не стреляйте!

Кавказ — это особый край. Там сплелись культуры и национальности, быт и кухни. В нашем доме из 48 квартир — 10 было чеченских, остальные — русские, армянские, цыганские, азербайджанские, ингушские, еврейские, польские...

Мы жили дружно, пока не началась война. Война смела все: жизни, дружбу, любовь. Она уничтожила все.

Выжив в нечеловеческих условиях, люди из Чеченской Республики в других регионах России сталкивались и сталкиваются со страшнейшей дискриминацией, гонениями и угрозами. Власти не терпят их рассказов о массовых расстрелах и бессудных казнях. Все они независимо от этнической принадлежности причисляются к «чеченцам». Я столкнулась и с этим. Мне не давали загранпаспорт около года. А Вам сделали за один день да еще и любезно принесли к трапу частного самолета. Двойные стандарты — это ведь как раз то, что отличает деспотию от демократии.

Я очень сочувствовала Вам, когда Вы были в заточении. Я считала вынесенные Вам приговоры несправедливыми, политическими. И сейчас считаю, что на Вас, возможно, оказали давление. Но Вы в интервью сказали: «Путин не слабак. Я готов воевать за сохранение Северного Кавказа в составе страны. Это наша земля, мы ее завоевали!» Подумайте, Вам ведь придется разделить ответственность за те военные преступления, которые на Кавказе не издержки «завоевания», а его суть.

Почитайте мой дневник. Почитайте, как нас завое­вывали. Как мы хоронили соседей, убитых под обстрелом, предварительно закрыв могилы ветками, чтобы голодные собаки не растерзали покойных. Как были убиты тысячи детей и женщин в Чеченской Республике. Вы все еще хотите целостности с такой Россией? Я не хочу. И мне не нужно ее гражданство. Я стесняюсь его, как позорного рабского клейма.

24.12.2013.




9 марта 2014 года экс-глава ЮКОСа, «узник совести» Михаил Ходорковский посетил Киев и выступил со сцены на Майдане Незалежности: «Мне рассказали и показали, что в Киеве сделала власть. Она это делала с согласия российских властей. Более сотни убитых, более 5000 раненых ... Я видел те фанерные щиты, с которыми здесь стояли против автоматных пуль — плакать хотелось. Это страшно», — отметил Ходорковский.

«Это — не моя власть. Я хочу, чтобы вы знали — есть совсем другая Россия, есть люди, которые, несмотря на аресты и долгие годы, которые им придется провести за решеткой, выходили на антивоенные митинги в Москве. Есть люди, для которых дружба между народами Украины и РФ важнее собственной свободы», — добавил он.

«Российская пропаганда как всегда врет. Здесь (на Майдане) нет фашистов или нацистов. Точнее, их не больше, чем на улицах Москвы или Петербурга. Здесь нормальные ребята — русские, украинцы, крымские татары, мои сверстники, воины-афганцы, прекрасные люди, которые отстояли свою свободу», — отметил Ходорковский.

Также, он добавил, что в Украине и России — единственный общий европейский путь развития и пожелал украинской — успеха.

«Борітеся — поборете, вам бог помогає», — подытожил свое выступление Ходорковский.

Украинская правда

 

 

Учредитель:
Харьковский областной
комитет «Дробицкий Яр
»
Издатель:
Харьковский музей Холокоста
Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: kharkovholocaustmuseum@gmail.com

Газета выходит при финансовой поддержке
Благотворительного Фонда ДАР