2015
Январь
№1 (187)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский


CLAIMS CONFERENCE УВЕЛИЧИВАЕТ БЮДЖЕТ НА 2015 ГОД

Клеймс Конференс сообщила о том, что в 2015 году объем финансирования, выделяемого этой организацией на социальные услуги для переживших Холокост, достигнет 365 миллионов долларов. Эта сумма означает увеличение на 80 миллионов долларов — то есть, на 20% — в сравнении с объемом финансирования, выделенного в 2014 году.

Эти средства Клеймс Конференс переведёт организациям, оказывающим помощь пережившим Холокост, в 47 странах по всему миру. Деньги будут использованы для финансирования часов помощи на дому и социальных услуг пережившим Холокост.

Это особенно необходимо тем пережившим Холокост, которые предпочитают жить дома. Социальная помощь необходима и тем пережившим Холокост, кто нуждается в доставке продуктов питания, лечении, обогреве помещений в зимнее время, в транспортных услугах или других жизненно важных видах помощи.

В 2015 году Клеймс Конференс переведет в Израиль около 400 миллионов шекелей: средства будут направлены «Израильскому фонду помощи пострадавшим в Катастрофе», организации «Амха» и другим организациям, предоставляющим жизненно необходимые услуги пережившим Холокост. Около 300 миллионов шекелей из этой суммы будут переданы «Израильскому фонду помощи пострадавшим в Катастрофе» для финансирования ухода на дому за 28000 переживших Холокост и нуждающихся в помощи.

На социальную помощь пережившим Холокост, которые в настоящее время проживают в странах бывшего СССР, Клеймс Конференс выделит в 2015 году около 85 миллионов долларов.

Все пережившие Холокост заслужили получение той помощи и той поддержки, в которых они нуждаются, чтобы прожить оставшиеся годы достойно, после не поддающихся описанию страданий, которые им довелось перенести в юные годы», — сказал Джулиус Берман, президент Клеймс Конференс. «Столь значительное увеличение финансирования непосредственно поможет многим пережившим Холокост: и тем, кто нуждается в получении помощи на дому в большем объеме, чем получает сейчас, и тем, кто нуждается в помощи, и теперь сможет получить ее впервые».

Увеличение финансирования — это результат ежегодных переговоров, которые Клеймс Конференс проводит с правительством Германии. Дополнительные источники бюджетных поступ­лений в Клеймс Конференс включают: доходы от реституции еврейского имущества в бывшей Восточной Германии; средства, получаемые от правительства Австрии и по договоренности со швейцарскими банками, а также средства из Фонда Гарри и Дженетт Вайнберг — одного из крупнейших частных фондов США. Эти ассигнования — совершенно отдельные, они не связаны с индивидуальными компенсациями, которые выплачиваются пережившим Холокост.

В то время как число евреев, переживших Холокост и пострадавших от нацистского режима, с каждым днем неуклонно уменьшается, экстренные социальные потребности стареющих людей, переживших Холокост, продолжают возрастать. В 2013 году Клеймс Конференс поставила этот вопрос на повестку дня на переговорах с правительством Германии. Соглашение, к которому стороны пришли в результате этих переговоров, включало рекордную сумму в миллиард долларов, которую Германия обязалась выделить Клеймс Конференс до 2017 года.

«Сумма в миллиард долларов была утверждена в 2013 году — в то время, когда Германия испытывала острый дефицит бюджета. С учетом этого, выделенная сумма выглядит еще более внушительной», — говорит Стюарт Айзенштат, представитель Клеймс Конференс на переговорах. «Мы благодарны Германии за признание ею своих обязательств и за продолжение выполнения своего исторического долга по отношению к пережившим Холокост».

Часы помощи на дому, финансируемые Клеймс Конференс, включают широкий спектр социальных услуг, которые позволяют старикам, пережившим Холокост, жить дома, в привычной для них обстановке, что дает им чувство безопасности и ощущение причастности к жизни общества.

Некоторые из переживших Холокост нуждаются в помощи в выполнении легких работ по дому и приготовлении пищи, а другие, более слабые, нуждаются в помощи для выполнения базовых повседневных действий.

Увеличение ассигнований позволит еврейским организациям, занимающимся социальной помощью, и дальше поддерживать переживших Холокост, которые уже сегодня получают помощь на дому, а также оказывать помощь тем, кто впервые столкнулся в необходимостью в домашнем уходе.

Справка.

Клеймс Конференс представляет евреев всего мира на переговорах о компенсациях и возвращении имущества жертвам нацистского преследования и их наследникам. Клеймс Конференс управляет фондами компенсаций, принимает меры для возвращения невостребованного еврейского имущества, выделяет денежные средства учреждениям, предоставляющим социальные услуги пережившим Холокост, и сберегающим память о Холокосте и его уроках.


ШАГ В ИСТОРИЮ


Александр Меламед

ХОЛОКОСТ В НОРВЕЖСКОМ ФОРМАТЕ

Известно, что в годы Второй мировой войны из 1800 евреев Норвегии 770 отправлены в лагеря смерти (12 выжило), а около 850 были переправлены подпольем через шведскую границу. Куда делись еще более ста норвежских евреев? Они не стали ни жертвами, ни беженцами. Героями. Долгое время их имена не только ничего не говорили ни современникам, ни потомкам. Они попросту были неизвестны.

Ворота в Мемориал жертв Холокоста в Осло.
Фото holocaustresearchproject.org

ГЕРОИ НОРВЕЖСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

Кто они, эти неизвестные, решил рассказать Еврейский музей в Осло. В сентябре 2008 года здесь открылась выставка «Свобода победила, и не раз». Ее экспонаты — фотографии, письма, официальные свидетельства, фильмы — рассказали о разных аспектах еврейских усилий: от активной борьбы против немецкой оккупации (нацисты вторглись в Норвегию в 1940 году) до их вклада в развитие норвежской науки, культуры и искусства. По существу, экспозиция дает представление о том, чем были заняты лучшие представители еврейства на протяжении всего двадцатого столетия.

Рассказ получился хотя и разноплановый, калейдоскопичный, но достаточно яркий и убедительный, чтобы понять: в учебниках истории есть существенное белое пятно. Скороговорка относительно того, что существенная часть норвежского еврейства была спасена, а другая почти половина отправилась в газовые камеры Освенцима, — еще не вся правда о войне.

И эта правда «специально предназначена для использования в преподавании в средних школах», говорится в презентации выставки. Она меняет представление о евреях Норвегии, как только о предмете заботы местного подполья и о бессловесных пассивных жертвах мировой бойни.

Норвежские евреи в составе всех родов войск, формирование которых взяли на себя Великобритания и Канада, сражались в египетских песках осенью 42-го под Эль-Аламейном, высаживались в 44-м в Нормандии, шли в 44-м заснеженными тропами в лесах Арденн, брали японские укрепления на острове Иводзима в феврале-марте 1945 года, бились в воздухе над Берлином весной 45-го. Известны в общей сложности более 140 еврейских участников войны из Норвегии. Это составляет почти 10 процентов еврейского населения с норвежским гражданством по состоянию на момент вторжения в страну нацистской Германии (9 апреля 1940 года). Если вспомнить, что из 3 млн. жителей Норвегии 300 тысяч принимали участие в военном сопротивлении, цифра еврейского участия вполне сопоставима со среднестатистическими общенациональными данными.


КАК, КОГДА И ЗАЧЕМ ЕВРЕИ ДОБРАЛИСЬ ДО ЭТИХ СЕВЕРНЫХ ШИРОТ?

История иудеев Норвегии относительно небогатая. Только в документах конца 16-го века, во времена правления короля Кристиана IV, этого норвежско-датского прототипа Петра Первого, мы находим конкретные ссылки на евреев.

Это была так называемая вторая пиренейская волна; первая последовала в 1492 и 1498 гг., когда евреи были изгнаны из Испании и Португалии и поселились в Нидерландах и Гамбурге. Но, видимо, не все прижились и решили искать счастья еще северней. Этих переселенцев в Норвегии называли португальскими евреями. Они прибыли на вполне законном основании: многие получили специальное разрешение для въезда в Норвегию.

Король Кристиан IV, знавший о сильном и упорном характере иудеев, которые нередко добивались в Испании весьма высоких постов и немало способствовавших процветанию страны, считал, что евреи могут быть полезны Норвегии. Он хотел их приблизить ко двору, чтобы получить опытных казначеев, советников, управителей. Однако сломить противодействие со стороны духовенства, боявшегося образованных евреев, он не смог. А посему разрешил им селиться, начиная с 1620 года, в герцогстве Шлезвиг-Гольштейн (оно принадлежало в ту пору Дании) и заниматься торговлей, а еще через десять лет — свободно передвигаться по Дании и Норвегии.

Чтобы определенным образом защитить представителей титульной нации от еврейской конкуренции, которой весьма опасался здешний торговый люд, пришельцев поселили в гетто и заставили носить одежду, по которой евреев можно было бы отличать. Что это была за одежда, исследователи не указывают. Но, скорее всего, что-то типа нашитых на рукав желтых звезд. Так что опознавательные знаки времен 1930-40 гг. — ближайшее заимствование из скандинавского средневековья, в которое оно пришло из иных земель и эпох. В 1641 году король Кристиан IV выразил желание защищать интересы не только сефардов, но и евреев ашкеназийской ветви из Восточной, Центральной и Западной Европы.

Еврейское счастье было, как всегда, недолгим.

Преемник короля Кристиана IV король Фредерик III был не столь либерален, как предшественник, и постарался усложнить жизнь евреев в гетто и вне его. В частности, были введены ограничения на передвижения по датско-норвежским землям без визы, выдаваемой евреям в виде особого формуляра. Евреев и тут обособляли, указывая им на их третьестепенное место в обществе. В 1687 году, в соответствии с законодательством короля Кристиана V, было повторно введено запрещение евреям на въезд в страну. Существовал штраф для тех, кто нарушил закон, и награда для тех, который донесет о подобном правонарушении. Прошло еще 150 лет, прежде чем в 1830 году отношение к евреям было несколько смягчено, а в 1844 году «португальским евреям» было вновь, в который уж раз, разрешено свободно въезжать в страну.


Норвежские евреи перед отправкой в Аушвиц

ПЯТЫЙ ПУНКТ В СССР — ВТОРОЙ ПАРАГРАФ В КОНСТИТУЦИИ НОРВЕГИИ

Власти Норвегии много столетий не могли прийти к мнению, что делать с евреями.

Разрешать — не разрешать им селиться в стране, если селиться, где именно, если разрешать заниматься какими-то видами деятельности, то какими именно, какие права им дать и каких лишить. Даже в 1814 году, когда Норвегия стала обладателем первой конституции, документа, по идее, либерального, его параграф 2 заявлял, что официальной государственной религией является евангелическо-лютеранская, а приравненных к иезуитам и другим религиозным орденам «евреям запрещен въезд в королевство». Борьбе с параграфом 2 посвятил много сил и лет национальный поэт Норвегии, теолог, романтик и создатель современного норвежского языка еврей Хенрик Вергеланд, при рождении записанный в церковной книге на немецкий манер Генрих. В 1851 году запрет был снят, однако Вергеланд не дожил до этого момента шесть лет.

Евреев и прежде было в стране немного. И приезжать сюда в 19-м веке решались тоже немногие. В основном, это были вконец обнищавшие жители польских и литовских деревень, у которых не оказалось средств, чтобы поехать за счастьем за океан.

Так, через два века, после памятного указа Кристиана IV ашкеназийцы вновь стали прибывать в страну. В июне 1892 года в Кристиании (ныне Осло) была основана первая еврейская община, которая через год получила название Det Mosaiske Trossamfund (Мозаичная община). К тому времени в Норвегии жили 214 евреев, 136 из которых в Кристиании.

Община определила для себя несколько задач, не связанных с соблюдением галахических принципов: сохранение еврейских интересов, привлечение членов общины для выполнения синагогой свойственных ей деятельности и услуг, привлечение учителей Торы. Значительный всплеск деятельности общины был связан с волной погромов в Восточной Европе и Первой мировой войной. Расцветом еврейской жизни считается период 1915-1940 гг. К 1920 году в Норвегии жили уже около 1,5 тыс. евреев. В Осло в это время действовали несколько театральных групп, осуществлявшие постановки на идише, ряд научных и молодежных еврейских организаций.


ЧУДА НЕ БЫЛО

В 1940 году немцы оккупировали Норвегию. Газеты были полны антисемитской пропаганды.

О том, как разворачивались трагические события, говорят научные исследования. В них отмечены детали антиеврейской кампании в Норвегии осенью 1942 года, которые привели к депортации 772 евреев. Однако повинна в этом не только немецкая оккупация.

«Окончательное решение еврейского вопроса» в норвежском формате было бы невозможно без участия властей, норвежских полицейских и чиновников. Когда страна была оккупирована, и Видкун Квислинг, лидер норвежских фашистов, взял на себя управление государством, нацисты потребовали немедленных действий против еврейского населения.

К апрелю 1940 года в стране жили около 2100 евреев. Примерно 400 из них были беженцами из Германии, Австрии и Чехословакии. Из европейских стран, оккупированных Германией в течение 1939-1941 гг., Норвегия была обладателем самой небольшой еврейской диаспоры — всего 0,8 процента населения.

Когда в 1945-м после окончания вой­ны немногие выжившие еврейские беженцы вернулись в Осло, они обнаружили, что синагога оказалась цела и невредима. Однако чуда не было: нацисты и их норвежские пособники использовали ее как склад для хранения фашистской литературы и конфискованного еврейского имущества, в том числе и свитков Торы.

Как получилось, что нацисты поместили, образно говоря, в одном стойле «коня и трепетную лань», до сих пор остается загадкой. Для евреев это было знаком того, что духовная жизнь может быть восстановлена практически сразу. Она была начата с молитв, в которых поминались жертвы Холокоста. Тогда же зародилась мысль о необходимости создания памятной экспозиции о годах лишений и страданий.

Должно было пройти еще 60 лет, чтобы потомки жертв Холокоста открыли Центр по изучению Холокоста — это случилось 23 августа 2006 года. К этому времени Норвегию населяли около 2 тыс. евреев.


НИКОГДА НЕ ЗАБЫВАТЬ НИ ДОБРО, НИ ЗЛО

О страшном времени Второй мировой забывать нельзя. Таков смысл деятельности многих общественных деятелей Норвегии — наших современников. Среди них и входящий в десятку лучших литераторов страны Эспен Зоби, 56-летний философ и писатель, который в 2003 году опубликовал свою книгу «Кэт, которая была и навсегда осталась в Норвегии».

В биографии 15-летней девушки с еврейско-литовскими корнями, депортированной в ноябре 1942 года в концентрационный лагерь Биркенау, он же Аушвиц, он же Освенцим, и убитой там буквально через несколько часов после прибытия, он показал не только безжалостный механизм нацизма, но и антисемитизм, и сегодня встречающийся в норвежском обществе, который некоторым его членам представляется как часть национального сопротивления иудаизму.

«Еврейская традиция предписывает нас помнить и добро, и зло, — говорит раввин синагоги в Осло Йоав Мельхиор. — Норвежские евреи помнят шефа норвежской полиции Кнута Реда, организовавшего облаву на евреев, и студента Ханса Кристена Мамена, участника национального сопротивления, который, рискуя жизнью, перевел через норвежско-шведскую границу 25 еврейских детей. Действовал Мамен не один, а вместе с теологом Оле Халлесби. Эта память — из разряда священных обязанностей. Она касается не только трагических или счастливых дат. Она вне времени, подобно выполнению других предписаний и течению повседневной жизни.


ИЗВЕСТНЫХ ЕВРЕЕВ В НОРВЕГИИ НЕМАЛО

Это бывший многие годы председателем стортинга (национального парламента) Йосиф Бенков, психиатр Бертольд Грюнфельд, выдающийся музыкант ректор Норвежской академии музыки Роберт Левин, актриса и певица Бенте Каган, ученые в области геохимии и медицины, писатели, скульпторы, художники. Они — достойные продолжатели еврейской славы страны.

Имена евреев-граждан Норвегии, вписавших славные страницы в историю норвежского сопротивления, ныне известны широко. Это Сало Гольдфарб, по прозвищу «Находчивый лейтенант», который в ноябре 44-го получил письмо от мэра Миддельбурга с благодарностью за вклад по освобождению города; самый популярный в довоенной Норвегии футболист и лыжник Израэль Крупп, который с ноября 42-го выполнял секретные поручения командования союзников; еще один тайный агент британской миссии в Стокгольме Рут (Лиллемор) Рубинштейн, о подвигах которой стало известно лишь после ее смерти в 2000 году; штурман бомбардировщика Зигмунд Мейеран, сбитый после атаки немецким истребителем, взятый в плен и бежавший из него; Арнольд Зеликович, жених на самой последней в дни оккупации еврейской свадьбе в стране (октябрь 1941), ставший офицером норвежских ВМС, который вместе с боевой работой проводил молитвы для евреев, служивших вместе с ним на корабле; погибший 24-летним за несколько недель до окончания войны пилот 464-й эскадрильи Королевских ВВС Австралии Герман Гирш Беккер, воевавший и создававший одновременно фильмы о воздушных боях с фашистами и десятки других героев.

Эти славные биографии полностью развеивают миф о том, что норвежские евреи были просто жертвами геноцида в годы Второй мировой войны. Об этом сохранились сотни свидетельств, в том числе и фильм оператора-любителя, штурмана бомбардировщика Абеля Абрахамсена, составленный из эпизодов боев с фашистами 1944-1945 гг.

Использованы данные норвежских СМИ, экспозиции «Свобода победила, и не раз» (Friheten vinnes ikke bare en gang...) в Еврейском музее Осло, работ Ингрид Мюллер «История евреев Норвегии» и Бьярте Бруленд «Норвежский Холокост. Попытка уничтожить норвежских евреев».


НОВОСТИ


ХАРЬКОВСКИЕ ХРОНИКИ

Коротко — наиболее интересные события еврейского Харькова в декабрьские дни ушедшего 2014 года

14 декабря в рамках благотворительной программы «Стена плача» состоя­лись церемонии памяти жертв Дробицкого яра на местах харьковского Холокоста — бывшая синагога на Гражданской, Стена Скорби на месте еврейского гетто и в Дробицком яру. Соорганизаторы мероприятий — Харьковский музей Холокоста (руководитель Лариса Воловик), Харьковский областной комитет «Дробицкий Яр» (председатель Леонид Леонидов) и музыкальный театр Евгения Фридлянда.


17 — 24 декабря в праздничные дни Хануки ряд мероприятий, ярких и веселых, для детей и взрослых, организовала синагога (главный раввин Мойша Москович, председатель общины Александр Кагановский).


23 декабря Американский Распределительный Комитет «Джойнт» в Харькове (директор Мики Кацыф) отметил 100-летие со дня создания Джойнта в Еврейском культурном центре на Тобольской выступ­лением высоких гостей, концертом, фуршетом и интереснейшей фотовыставкой об истории Джойнта в СССР.


24 декабря в Израильском культурном центре состоялась встреча Чрезвычайного и Полномочного посла Государства Израиль в Украине Элиава Белоцерковского с еврейской общиной города Харькова. Этот визит — первое знакомство г-на посла с Харьковом.

В ходе встречи, прошедшей в неформальной обстановке, г-н Белоцерковский ответил на вопросы аудитории, большая часть которых касалась различных аспектов сотрудничества Государства Израиль с еврейской общиной в диаспоре.

Директор Израильского культурного центра, второй секретарь посольства Государства Израиль в Украине Нели Шульман напомнила гостям, что ИКЦ в Харькове является официальным представительством Государства Израиль в городе и постоянно реализует целый ряд социальных проектов, участие в которых должно заинтересовать представителей харьковских организаций.



КАДИШ ПО ТЕМ, ЧЬЯ ДАТА ГИБЕЛИ НЕИЗВЕСТНА

1 января в Израиле в этом году пришлось на 10 число месяца Тевет.

Это — трагическая дата в еврейской истории, древней и современной. В соединении двух этих трагических событий — начале крушения Первого Храма и попыткой полного уничтожения еврейского народа в ХХ веке заключена большая символика

Так в нашем поколении 10-е Тевета получило дополнительное значение.

Сразу же после создания государства Израиль Главный раввинат постановил, что этот день будет Днём всеобщего Кадиша — Днём памяти жертв Катастрофы, дата гибели которых неизвестна. Очень многие из шести миллионов евреев погибли жестокой, мучительной смертью, и дата их гибели неизвестна, потому что не осталось свидетелей их смерти. В их память в Израиле 10-го Тевета зажигают поминальную свечу (нер нешама) и читают общую поминальную молитву (Кадиш).

Аарон Каплан, бывший узник Освенцима. В 1943 году в лагере его разлучили с семьей, и он больше никогда не увидел своих близких. Когда его отрывали от матери, Аарон спросил: «Мама, что же это делается?!» И навсегда запомнил ее ответ: «Аарончик, что бы ни делали другие, главное, самому оставаться человеком».

Vesty Israel


СОТЫЙ ПРАВНУК СПАСШИХСЯ ОТ НАЦИСТОВ

«Это наш ответ Гитлеру, будь он неладен», — шутит 92-летний Михаэль Миттвох. На этой неделе у спасшихся из нацистской Германии Михаэля и его супруги Марион, основателей кибуца Лави на севере Израиля, родился сотый по счету правнук.

Супруги Миттвох — выходцы из Германии. С приходом к власти нацистов Михаэль и Марион, которые тогда еще не были знакомы, покинули страну. После войны Михаэль, получивший степень по химии в одном из британских университетов, переехал в Палестину и стал оказывать помощь в репатриации пережившим Холокост евреям, чему британские мандатные власти чинили всяческие препятствия.

В кибуце Явне он познакомился с Марион, которая в годы войны также жила в Англии и иммигрировала в Палестину по поддельной визе. Молодые супруги вскоре переехали в Нижнюю Галилею и вместе с другими переселенцами основали кибуц Лави.

У супругов Миттвох пятеро детей: три дочери и два сына. Старшая дочь Хадасса — вдова известного раввина Менахема Фрумана из поселения Ткоа, младшая дочь работает директором школы для детей с особыми образовательными потребностями в Гуш-Эционе, младший сын, профессор астрофизики в Технионе, живет в поселке Мицпе-Нетофа в Галилее. Еще одна дочь Михаэля и Марион живет в Кирьят-Шмоне, сын Эли Ори, который приходится дедом новорожденному, — в поселении Шило в Самарии, сообщает Ynet.

В минувший вторник Эли, его жена Офра, их сын Гади с супругой и пятью детьми прибыли в кибуц Лави, чтобы познакомить Михаэля и Марион с их сотым правнуком. Мальчик получил имя Даган Раз — в честь майора Дагана Вертмана из бригады «Голани», учившегося вместе с отцом малыша на офицерских курсах и погибшего во время операции «Литой свинец» в 2008 году. «Даган Раз — наш пятый ребенок. Просто поразительно, что наши дедушка и бабушка построили такую большую прекрасную семью», — говорит Гади.

«Гитлер стремился стереть с лица наш народ, а у нас уже сотый правнук вступает в завет Авраама», — радуется Михаэль Миттвох. «Важно не их количество, а то, что все наши дети и внуки живут в Израиле и хотят внести вклад в развитие и процветание своей страны», — добавляет Марион.

«Именно в этом и заключается суть сионизма, — подчеркивает Эли Миттвох. — Наши мама и папа в молодости пережили немало трудностей. Но, приехав сюда, они основали кибуц, а сегодня мы все гордимся их сотым правнуком».

Роберт Берг



ПЕРЕЖИВШИЕ ШОА

«Я ОБМАНУЛА МЕНГЕЛЕ И СМЕРТЬ»

«Каждый раз, рассказывая об этом, я все переживаю заново. В памяти всплывают даже запахи, меня бросает в дрожь, несколько дней потом чувствую себя подавленно. И тем не менее я понимаю, что должна говорить об этом», — признается Дита Краус. В 1943-м, когда ей было 14, она вместе с родителями оказалась в конц­лагере Аушвиц-Биркенау, из которого спаслась — уже вдвоем с матерью, — пройдя селекцию доктора Менгеле. Накануне 70-летия освобождения Освенцима коррес­пондент Jewish.ru навестила Диту Краус в Нетании и записала историю, которую Дита «должна» рассказать.


ТЕРЕЗИН

«Я родилась в 1929 году в Праге, в семье Ханса и Элизабет Полах. Была их единственным ребенком. Жили мы небогато, в съемной квартирке в многоквартирном доме. Отец работал адвокатом, но собственной практики у него не было — он оказывал юридические услуги в службе национального страхования. В общем, мы вели скромную, тихую, спокойную жизнь.Обычный ход ее был нарушен, когда я училась в третьем классе. В доме стали ходить разговоры о некоем Гитлере, о Судетах, которые захватили немцы... Я чувствовала, что происходит что-то нехорошее, но не понимала, что именно. Родители начали искать возможность переехать в другую страну. Помню, они списывались с кем-то из Южной Америки, а еще с братом моего деда, сионистским активистом, который жил в Палестине».

В середине марта 1939 года, с установлением нацистского режима в Чехословакии, все изменилось в одночасье. В один из первых же дней домой к Полахам пришли два человека и потребовали как можно скорее освободить квартиру.

«Ничего не оставалось делать, вместе с родителями отца мы сняли квартиру в другом районе города. А сразу после этого папу уволили с работы: госслужащие-евреи первыми лишились своих мест. Нам пришлось сильно урезать расходы, экономить на каждой мелочи, даже взять к себе квартирантку, которой отдали мою бывшую комнату.

С каждым днем вводились новые ограничения. Нам запретили пользоваться общественным транспортом, посещать кафе, театры и другие развлекательные заведения... В конце концов еврейским детям запретили ходить в школы. Нужно было как-то выкручиваться, и мои родители договорились с родителями других детей нанять учителя, чтобы тот учил нас на дому.

Никогда не спрашивайте у человека, пережившего подобное, что он чувствовал. Описать это невозможно. Что я могла чувствовать? Скажем так, мне было грустно. Это как минимум…»

Летом 1942-го деда и бабушку Диты отправили в терезинское «образцовое» гетто. Отец тем временем устроился в какую-то контору при еврейской общине, что помогло ненадолго отсрочить их собственное изгнание. Однако уже в ноя­бре приказ явиться с вещами на место сбора получили и родители Диты. Так вся семья Полах оказалась в Терезине.


АУШВИЦ

«Живя в гетто, мы совершенно ничего не знали о месте под названием Аушвиц. Из Терезина время от времени этапировали людей, но куда — мы понятия не имели. Знали только, что куда-то на восток… Догадывались, что это место еще ужаснее, чем то, где находились мы, но, конечно, и представить не могли, насколько».

В декабре 1943 года Диту с родителями депортировали в Освенцим, в один из лагерей, предназначенных для еврейских семей из Чехословакии. Мать почти сразу тяжело заболела и была помещена в больничный барак. Через шесть недель умер отец.

«Сама дорога туда была просто невыносимой… Нас загнали в вагон для скота, в котором было так тесно, что ехать приходилось стоя — сесть было негде. На весь вагон было одно ведро, куда справляли нужду и мужчины, и женщины, и старики, и дети. За те два или три дня, что мы ехали, ни разу не было возможности опорожнить ведро. Ни еды, ни воды нам не давали. Несколько человек умерли в дороге.

Когда наш эшелон прибыл в место назначения, была глубокая ночь. Первое, что мы увидели, едва открылись двери, — ярко освещенная рампа. Резкий свет от нее бил прямо в глаза, ослеплял. Лаяли собаки. Около рампы нас встречали несколько узников в полосатых робах с палками. Тех, кто сходил с поезда слишком быстро, они этими палками избивали. Весь багаж было велено оставить в вагоне. Женщин и мужчин разделили на две колонны и заставили шагать вперед. Мы шли вдоль забора, тогда еще не зная, что он под напряжением, и только из обрывков разговоров других узников поняли, что нас привезли в Освенцим».

14-летняя Дита исполняла обязанности библиотекаря в детском блоке, организованном в одном из бараков в Биркенау. «Только не надо представлять себе библиотеку вроде тех, к которым ты привыкла. Книжек там было всего ничего, и не все годились для чтения детям», — в подтверждение своих слов она показывает рисунок, который сделала спустя годы для мемориала «Яд Вашем» (рисовать она научилась в Терезине на уроках у художницы Фридл Дикер-Брандейс). Сложенная из кирпича печь тянется вдоль барака, разрезая его надвое, около топки — низенькая скамейка с книгами, у стен — несколько групп детей, обступивших воспитателей… Один из них — Отто Краус, будущий муж Диты.

«Книги подбирали на рампе — туда их выбрасывали, когда обыскивали чемоданы новоприбывших заключенных. Помню, были среди них атлас, краткая всемирная история Герберта Уэллса, еще какая-то книжка Карела Чапека... Дети сидели тесно прижавшись друг к другу и слушали, как учитель читал или что-то рассказывал сам. Естественно, у них не было ни бумаги, ни письменных принадлежностей… Все это организовал Фредди Хирш. Он был учителем спорта, очень харизматичным человеком. Хирш стремился создать для детей Биркенау оазис нормальной жизни, хотя бы на короткое время избавить их от ужасов концлагеря...»


МЕНГЕЛЕ

В ночь с 8 по 9 марта 1944 года нацисты провели самую масштабную акцию по уничтожению чехословацких евреев: около 4 тысяч заключенных, включая узников детского блока, были отправлены в газовые камеры. Выжить удалось лишь тем, кого отобрал для принудительных работ «ангел смерти» Йозеф Менгеле. Среди прошедших селекцию оказались Дита и Элизабет Полах.

«Отбор проводил лично Менгеле, в детском блоке. Он сидел в самом конце барака на столе, который там поставили специально для него. Мы должны были по очереди подойти к нему и сообщить ровно три вещи: свой номер, профессию и возраст — говорить что-либо еще было строго запрещено. После этого Менгеле пальцем указывал, в какую сторону идти. Те, кого он отбирал, собирались в одном углу барака, все остальные — в противоположном.

Пройти селекцию могли лишь те, кому было от 16 до 40 лет. Мне на тот момент было только 15, и я пошла на обман, добавила себе один год. А моя мама, наоборот, «сбросила» пару лет: ей тогда было уже 42. Повезло, что никто не стал проверять наш возраст...И вот подошла моя очередь. «73000. Шестнадцать. Художница», — сказала я. Решила назваться художницей, чем очень его заинтересовала. Дело в том, что слово Maler на немецком означает и «художник», и «маляр». Менгеле задержал меня и спросил, что именно я умею делать — красить стены или рисовать портреты. Я ответила, что рисовать. Тогда он спросил, смогу ли я написать его портрет. Я страшно испугалась, но, понимая, что должна оставаться храброй и уверенной в себе, сказала «да». Он показал, в какую сторону мне идти, и на этом наш разговор закончился. Видимо, так он себя в тот момент развлек.

На принудительные работы в Германию должны были отправить тысячу женщин, прошедших селекцию. Но прежде нас перевели в соседний, женский, лагерь, где мы провели два-три дня в не менее страшных условиях, чем были в Биркенау. Постоянное унижение, побои… Одну из женщин наказали за неправильное выражение лица. Уголки рта у нее от природы были слегка приподняты, будто в улыбке. Надзирательница подумала, что та над ней насмехается, и наказала: заставила встать на колени, вытянуть вверх руки, и в каждую положила по кирпичу. Так эта женщина мучилась несколько часов. Девушек, которые пытались ей как-то помочь, тут же избивали.

В день отъезда нам стали брить головы. И каждый раз, когда приходил мой черед, я умудрялась пристраиваться где-то подальше, пропускать очередь. В итоге меня так и не обрили, уже пришло время садиться в поезд».

Около года Дита и Элизабет Полах провели на принудительных работах в Гамбурге, а в марте 1945-го их перевезли в концлагерь Берген-Бельзен, куда спустя несколько недель вошли британские войска. Дита вернулась в Прагу — одна: ее мать умерла в лагере для перемещенных лиц через два месяца после освобождения.

Сразу после возвращения она снова пошла в школу, которую в 10 лет была вынуждена оставить. Вскоре судьба снова свела ее с Отто Краусом, воспитателем, учившим узников детского блока в Биркенау географии и истории. Через два года они поженились, в 1949-м репатриировались в Израиль и более 30 лет проработали учителями в молодежном поселке под Нетанией.

«Я была одной из самых молодых среди тех, кто пережил Освенцим. У детей есть особенная способность к выживанию. Дети менее уязвимы, чем взрослые. Они умеют смиряться, адаптироваться. Умеют принимать вещи такими, какие они есть, не думая о том, что все может быть иначе...»

Материал подготовила Диана Россоховатская

 

 

Учредитель:
Харьковский областной
комитет «Дробицкий Яр
»
Издатель:
Харьковский музей Холокоста
Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: kharkovholocaustmuseum@gmail.com

Газета выходит при финансовой поддержке
Благотворительного Фонда ДАР