2016
март
№3 (201)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский


СОБЫТИЕ В УЧЕНОМ МИРЕ

25 марта 2016 г. состоялась церемония вручения харьковскому ученому, профессору Якову Соломоновичу Шифрину престижной Пионерской награды Аэрокосмического общества Института радиоинженеров (AESS IEEE) за 2015 г.

Впечатляющий персонализированный бронзовый диск за пионерские вклады и достижения, которые прошли испытания временем — «За фундаментальные вклады в современную радиофизику и статистическую теорию антенн (СТА)».

Пионерской награды для новаторов ежегодно (с 1949 года) удостаивается только один ученый во всем мире, чьи открытия и достижения сохранили актуальность спустя не менее 20 лет после публикации. Этим авторы награды отмечают ценность вклада ученых в развитие науки в историческом контексте.

Награду Якову Шифрину должны были вручать на «Наградном обеде» во время проведения конференции IEEE 2015 AUTOTESTCON 4 ноября 2015 г. в национальном Гэйлорд цент­ре конвенций, National Harbor, Maryland, США. Он не смог в это время приехать на церемонию. Но Эрвин C. Гангл, глава наградной комиссии IEEE/AESS, нашел альтернативный вариант, и награда вручена.

С этой наградой от крупнейшей в мире профессиональной ассоциа­ции по продвижению инноваций и технологий, которая объединяет более 400 тыс. ученых и инженеров в более чем 160 странах, Яков Шифрин фактически стал единственным ученым на планете, который собрал главные отраслевые награды мира — советскую, европейскую, и американскую:

1. Премия им. А. С. Попова АН СССР, 1983 г. «За работы в области статистической теории антенн, внесшие фундаментальный вклад в теорию и технику антенн». Присуждалась Президиумом АН СССР (одна премия) раз в 3 года за наиболее крупные научные работы в области радиотехники и электроники (единственная в Украине).

2. Награда Европейской международной Ассоциации (ЕuМА 2014) «За выдающуюся профессиональную деятельность». Присуждается 1 раз в год, начиная с 2008 г. Впервые присуждена ученому на постсоветском пространстве. Бронзовую медаль с наименованием премии и имени получателя Я. С. Шифрину вручил президент ЕuМА профессор Вольфганг Хайнрих в Риме 7 октября 2014 г. во время пленарного заседания Европейской микроволновой недели (ЕМН) 2014.

3. Пионерская награда Аэрокосмического общества Института радиоинженеров (AESS IEEE) за 2015 г. «За фундаментальные вклады в современную радиофизику и статистическую теорию антенн (СТА)».

Яков Соломонович Шифрин — заслуженный деятель науки и техники Украины, президент Украинской национальной ассоциации «Антенны», пожизненный действительный член Международного общества радиоинженеров (Life Fellow IEEE), доктор технических наук, профессор, ветеран Второй мировой войны, полковник. Основатель нового научного направления — статистической теории антенн (СТА), а его исследования в области СТА считаются базовыми в общей теории и практике антенн. Монография Я. Шифрина стала настольной книгой ученых и инженеров в разных странах, сразу же была переведена в США и быстро разошлась по всему свету. Антенная школа, созданная им в Харькове, обрела мировой уровень, Яков Шифрин читал лекции во многих странах в Европе, в Китае, в Японии. Приезжая читать лекции в этих странах, он видел свою книгу, лежащую у слушателей перед глазами.

Жизненный путь Якова Соломоновича Шифрина не был «усыпан розами» — он не любит об этом вспоминать. В 1941 году окончил Физический факультет Ленинградского государственного университета и Радиофакультет Военной академии связи им. С. М. Буденного (1944). Началась война. «Если б не война, то я, наверное, окончив физфак, был бы физиком-теоретиком. — говорит Яков Соломонович. — Но война изменила мою судьбу и мои планы — я ушел в народное ополчение, там меня переучили в радиста, а потом и локаторщика. И с тех пор моя жизнь оказалась связана с армией и с радиолокацией».

Серьезной наукой Яков Шифрин занялся довольно поздно — в 35 лет. Многое надо было наверстывать. С 1948 по 1980 гг. Я. Шифрин служил в Военной инженерной радиотехнической академии им. Л. А. Говорова, пройдя путь от адъюнкта до профессора и начальника кафедры. «Главное правило, которому я всегда следовал, — говорит он — это труд, труд и еще раз труд».

После увольнения из Вооруженных Сил в 1980 г. Шифрин работает зав. кафедрой и профессором в ХИРЭ (теперь — ХНУРЭ).

Я. С. Шифрин проработал в вузах более 50 лет и основал фундаментальную научную школу в области теории антенн и распространения радиоволн, вырастил более 20 докторов наук и более 50 кандидатов. Опубликовал около 300 журнальных и конференционных статей и 12 монографий. С 1991 г. проф. Шифрин проводит широкомасштабную работу по консолидации украинского антенного и микроволнового сообщества и его интеграции в международное. Он стал основателем и президентом Национальной ассоциации «Антенны» (НАА) в начале1993 г. как всеукраинской негосударственной, некоммерческой организации. Ее создание стимулировалось становлением Украины как самостоятельного государства. Важные цели ассоциации — восстановление разорванных вследствие распада союза научных связей и интеграция украинской науки в области прикладной электродинамики в мировую. Я. С. Шифрин создал Восточно-Европейское и Харьковское объединенные отделения Международного общества радиоинженеров (IEEE) в 1995 и 2000 гг., что сделало Харьков единственным городом в мире, в котором работают два отделения IEEE.

В апреле прошлого года Яков Соломонович отметил 95-летний юбилей, но до сих пор работает главным научным сотрудником на кафедре Харьковского национального университета радиоэлектроники (ХНУРЭ) и консультирует ученых. Семья, друзья и коллеги Якова Шифрина говорят о нем не только как о гениальном ученом. В первую очередь, его считают человеком с большим сердцем, всегда готовым кому-то помочь.

Я благодарна судьбе, что лет пять назад наши дороги пересеклись. Яков Соломонович — разносторонне эрудированный человек, не просто интересующийся еврейской трагедией в годы Холокоста — он добился, живя в Харькове, увековечивания расстрелянных евреев в родном Мстиславле (Беларусь). Единомышленник, с активной жизненной позицией, тонким чутьем несправедливости в любом её проявлении, стал активным участником наших мероприятий, вошел в совет музея. Совпавшее отношение ко многим событиям и людям привело к тому, что как-то незаметно мы стали добрыми друзьями с ним и его неизменной помощницей в работе и спутницей жизни Ноной Григорьевной. И это для меня просто подарок судьбы.

Лариса Воловик



К 115-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ


Лариса Воловик

НАУМ ИЛЬИЧ АХИЕЗЕР

Наум Ильич Ахиезер — выдающийся математик современности и педагог «от бога», член-корреспондент АН УССР с 1934 года, профессор. Он представлял лицо харьковской интеллигенции и одновременно был одним из ее воспитателей.

Родился Наум Ахиезер 6 марта 1901 года в местечке Чериков Могилевской губернии в семье земского врача. Был старшим из трех сыновей в семье Ильи Александровича и Натальи Григорьевны. Брат Давид трагически погиб, а младший Александр стал знаменитым физиком (но это все было позже).

Отец Илья Александрович Ахиезер с золотой медалью окончил старую царскую гимназию и по процентной норме поступил в императорский университет на медицинский факультет. В 1898 г. с отличием закончил Харьковский университет, но не остался при университете. Он счел своим долгом работать земским врачом там, где его знали на многие километры от Черикова в Белоруссии, где родился и жил. Проработал там много лет, пользуясь большим уважением со стороны земляков. Участвовал в холерной эпидемии, когда люди не верили врачам. Наталья Григорьевна во всем помогала мужу. Она прекрасно знала немецкий язык, любила классику.

Гимназии в Черикове не было, а классическая гимназия была в Мстиславле. Обучение в гимназии в царское время было на очень высоком уровне. Учителя в гимназии обязательно должны были иметь высшее образование. Не важно, было ли это в Мстиславской или Петербуржской гимназиях — ученики получали одинаковое образование. Огромное внимание уделялось преподаванию языков. Наум Ильич в совершенстве овладел немецким и французским языками, а также латынью. Прекрасно преподавали и математику. Позже он поступил в Петербуржский университет, но из-за голода и революции вынужден был вернуться в Чериков, недалеко от которого открылась первая в России школа-коммуна, где дети учились и занимались с/х трудом. В коммуне преподавал математику, физику и химию. Однажды за оборудованием для коммуны отправился в Москву, но по дороге попал в руки местных бандитов, которые его чуть не расстреляли. Спасла широкая известность и высокая репутация его отца даже среди бандитов. Но Науму хотелось не только преподавать, а и самому учиться дальше. Он поехал в Киев к академику Граве, сдал экзамены в Киевском университете примерно за 2 года, окончил аспирантуру, начал преподавать в этом же университете и в Киевском политехническом институте, и в Нежине, где находился лицей, в котором учился Гоголь, а позже там был пединститут. Потом Наума Ильича пригласили в Харьков, бывший тогда столицей Украины, и он многие годы преподавал математику в двух крупнейших харьковских вузах — политехническом институте (ХПИ) и университете (ХГУ). С 1941 по 1943 гг. Наум Ильич заведовал в ХПИ кафедрой теоретической и математической физики, организовал кафедру прикладной математики (заведовал ею уже после войны с 1947 по 1955 гг.).

В эвакуации, в Алма-Ате, он преподавал в горно-металлургическом институте. Из Алма-Аты переехал в Мос­кву. Его лекции в МЭИ (один из престижнейших вузов СССР послевоенного времени) — были просто артистичны. Студенты слушали их, открыв рты. Наума Ильича долго уговаривали остаться в Москве. Но он был идеалистом. Во-первых, он считал, что его долг — вернуться в Харьков и продолжить дело своего учителя Сергея Натановича Бернштейна. Предсовмина Украины Чубарь еще задолго до войны построил в Харькове здание для математического института, первым директором которого был Сергей Натанович, а когда Бернштейн из Харькова уехал, директором назначили Наума Ильича. В это же время начинала развиваться атомная промышленность, развернулись работы по атомной бомбе, за которые вся ответственность лежала на И. В. Курчатове. По воспоминаниям А. И. Ахиезера, Курчатову нужно было создать мат. отдел при институте, который ведал бы всеми расчетами, связанными с бомбой — жребий пал на Наума Ильича. Он вызвал его и всячески уговаривал (а Наум Ильич уже снова был в Харькове) вернуться в Москву, получить прекрасную квартиру, получить лимитный паек и прочее. Игорь Васильевич прекрасно знал, что Наум Ильич не только знаток «общей», абстрактной математики, но и математики конкретной, деловой, расчетной. Но ничего из этого не вышло. Наум Ильич категорически отказался от его предложения — это была не его математика, и это был его нравственный выбор.

Наум Ильич стал доктором наук в Харьковском университете, где заведовал кафедрой теории функции (впоследствии кафедрой математической физики), профессором которой работал до конца жизни (1980). Работая в этих вузах, Наум Ильич в значительной степени определил сам дух преподавания математики в них и создал там мощные математические коллективы, до сих пор испытывающие на себе его влияние. Помимо вузов Наум Ильич многие годы плодотворно работал в существовавшем тогда в Харькове институте математики.

Н. И. Ахиезер опубликовал 150 научных работ, включая 10 монографий, 9 из которых переведены и изданы во многих странах мира Он был одним из крупнейших математиков СССР. В 1958 г. в Эдинбурге (Шотландия) проходил Всемирный конгресс математиков. Одним из пяти советских ученых, приглашенных выступить с заказными докладами, был Наум Ильич Ахиезер.

Н. Ахиезер был удостоен одной из высших советских математических наград — премии имени П. Л. Чебышева АН СССР. Он, без сомнения и по праву, считается одним из создателей сильной украинской математической школы, На протяжении многих лет Н. И. Ахиезер, избранный еще в 1934 г. членом-корреспондентом АН УССР, был президентом Харьковского математического общества.

Потом, уже в 60-х гг., он получил предложение баллотироваться в действительные члены АН СССР, но отказался, рекомендовав вместо себя талантливого математика с блестящей перспективой С. М. Никольского (который умер в Москве в 107 лет). И это тоже был нравственный выбор Наума Ильича.

В жизни Н. Ахиезер был на редкость скромным, доб­рым и предельно доброжелательным. Он всегда был готов оказать помощь любому обратившемуся к нему человеку. Эти отличные человеческие качества в сочетании с широчайшей научной эрудицией и мощным научным потенциалом снискали ему глубокое уважение и любовь со стороны огромного числа людей, кто имел счастье быть с ним знакомым в разные времена.

Наум Ильич обладал величественной внешностью — красивое, благородное лицо с бородкой клинышком. Когда речь заходила об увлекавших его математических проблемах, Наум Ильич заметно оживлялся, голубые глаза его светились. Был благожелателен к людям, особенно поддерживал талантливых и способных. Страстно любил математику и заботился о развитии харьковской математической школы, многие годы, будучи признанным ее главой. Общение с ним, его поощрительное отношение вдохновляли многих и к творческой работе и к преподаванию, к которому сам Наум Ильич относился как к творчеству и искусству. Академик В. А. Марченко так пишет о нем: «Математические труды Наума Ильича давно уже стали классикой. Заложенные в них идеи и методы успешно используются и в современных работах. Многочисленные, мастерски написанные монографии и учебники Наума Ильича стали настольными книгами для специалистов. Они переведены практически на все иностранные языки и пользуются большой популярностью».

Разносторонними были и литературные интересы Наума Ахиезера. Его интересовали мемуары А. Ф. Кони, книги Рокуэлла Кента о Гренландии, нашумевший в те годы роман Ирвина Шоу «Молодые львы». И был счастлив, как и многие люди, что дожил до издания в 1966 г. романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Наум Ильич был женат дважды (его первая жена умерла, и других сведений о ней мне не удалось найти). Вторая жена, Галина Васильевна Карпова, профессор-геолог, работала в Харьковском университете. От каждого брака у Наума Ильича было по сыну. Старший сын, Александр Наумович (1928–2001), был радиоинженером, кандидатом наук; младший, Дмитрий Наумович, математик, профессор. В кабинете Наума Ильича стоял рояль. Неизвестно, играл ли сам Наум Ильич на нем, но младший сын Наума Ильича обучался музыке, к нему с уроками приходила сотрудница консерватории. Наум Ильич считал, что человеку следует давать разностороннее образование.

Очень трепетно он относился к своим родителям. Фотография отца Ильи Александровича всегда висела дома в кабинете Наума Ильича. Первую свою крупную (69 стр.) математическую публикацию в 1928 г. Наум Ильич посвятил своим родителям. Его мать Наталия Григорьевна дожила почти до 90 лет и умерла в Харькове в 1964 г. Она жила вместе с семьей Александра Ильича. В последние годы потеряла зрение и была прикована к постели, но до последнего дня жизни сохранила трезвый ум и замечательную память. Братья Ахиезеры боготворили своих родителей, и смерть мамы была для них тяжелым горем.

Н. И. Ахиезер в рабочем кабинете

Н. И. Ахиезер создал знаменитую не только в Харькове, но и далеко за его пределами 27-ю специализированную физико-математическую школу (ныне это лицей) и заочную юношескую математическую школу при ХГУ. Эту линию теперь продолжает созданный в память о нем Фонд имени Н.И. Ахиезера, поддерживающий научные исследования молодых харьковских математиков. Фонд ежегодно проводит конкурсы научных работ и премирует победителей. Основателем и спонсором Фонда им. Н. И. Ахиезера является американский математик профессор Михаил Брин. Как это произошло?

В 1960-е годы в МГУ учился талантливый молодой математик Михаил Брин. После окончания МГУ он написал диссертацию, но в те годы еврею защититься в Москве было проблематично, и с защитой не складывалось. Вместе с Брином учился Дмитрий Ахиезер, сын Наума Ильича. Дмитрий решил через отца помочь соученику. И вот Наум Ильич Ахиезер, используя свой авторитет и влияние, организовал для Брина защиту в Харькове. Оппонентом был другой известный харьковский математик Ю. И. Любич. Михаил Брин успешно защитился и продолжал работать в Москве. Через несколько лет он уехал в США, где сейчас работает в Университете Мэриленда. (Его сын Сергей Брин — американский предприниматель и учёный в области вычислительной техники, информационных технологий и экономики, миллиардер — разработчик и сооснователь поисковой системы Google. Проживает в городе Лос-Альтос – Л.В.).

Прошло много лет, и Михаил Израилевич Брин решил почтить память Наума Ильича Ахиезера, который так помог ему в свое время. На собственные средства он организовал в Харькове Фонд им. Н. И. Ахиезера для поддержки молодых математиков, живущих и работающих в Харькове. Фонд уже третий год выделяет стипендии молодым математикам Харькова. (Об этом рассказал один из членов Координационного совета Фонда).

В поведении Наума Ильича, в его манере держаться и в образе жизни чувствовался некий аристократизм, он всегда держался с большим достоинством. Был культовой фигурой в математическом сообществе, вероятно, знал об этом, но относился к славе как-то отстраненно, как будто это не он сам, а кто-то другой. Валерий Тырнов, слушавший его лекции по математике в университете, с некоторым удивлением однажды наблюдал, как Наум Ильич загружает в свой портфель с серебряной монограммой брикеты гречневой каши по 9 копеек из киоска на углу Пушкинского въезда и ул. Пушкинской.

Когда я каждый день прохожу мимо этого киоска (в котором давно уже не продают брикеты гречневой каши, да и сам киоск изменил свой внешний вид) или по ул. Фрунзе (переименована в ул. Багалея), где жил Наум Ильич, или по ул. Чайковского, где жил его брат Александр Ильич, то с горечью думаю, что среди 173 переименованных улиц не нашлось ни одной, чтобы увековечить память выдающихся братьев Ахиезеров, принесших известность своему городу и за его пределами.

Это не поздно еще исправить.

В этом году 6 марта исполнилось 115 лет со дня рождения выдающегося математика Наума Ильича Ахиезера, а 31 октября исполнится 105 лет со дня рождения (его не менее известного брата) физика-теоретика Александра Ильича Ахиезера. Оба они прославили Харьков своим трудом и своими талантами, и было бы справедливо и своевременно назвать одну из улиц именем братьев Ахиезеров (ведь часто наши переименования совершенно не имеют топонимической привязки к исторически значимым личностям). Всей своей жизнью и своими трудами они заслуживают, как никто другой, чтобы о них помнили харьковчане.


В статье использованы воспоминания А. И. Ахиезера, его дочери Зои Спольник, Ф. С. Рофе-Бекетова, Ю. В. Ганделя, Я. С. Шифрина, В. Тырнова.


ХАРЬКОВСКИЕ ХРОНИКИ

ЕВРЕЙСКИЕ ДЕТИ — ЖЕРТВЫ ХОЛОКОСТА

Во время Второй мировой войны коренное население разных стран относилось к евреям по-разному — от безразличия до враждебности. Большинство равнодушно наблюдало за тем, как их бывших соседей арестовывали и убивали. Были такие, которые сотрудничали с нацистами, другие наживались за счет конфискованного еврейского имущества. Но и в жестоком безнравственном мире оставались еще чистые люди. Именно эти немногие с удивительным мужеством сохраняли лучшие человеческие качества.

Судьбы еврейских детей и подростков — самые трагические страницы Холокоста на территории СССР. Уничтожению подлежали и дети от смешанных браков.В некоторых регионах дети, отец которых не был евреем, уничтожались не сразу, но в Харькове этого не было. Свыше двух тысяч детей были расстреляны вместе с родителями в Дробицком яру. Тотальное выявление еврейских детей проводилось по детским учреждениям. Именно дети чаще и быстрее всего умирали в попытке бегства, эвакуации. Холод и болезни делали детскую смертность в гетто очень высокой. Постоянные облавы затрудняли укрытие маленьких детей в убежищах — любое слово, плач могли выдать скрывавшихся. Способы уничтожения детей нацистами были зверскими: их убивали на лету, подбрасывая в воздух; бросали живыми в могилы, смазывали губы ядом, травили в душегубках, разбивали головы о камни.

Для детей огромным психологическим ударом были многочисленные смерти их близких и знакомых прямо на глазах.

Особенно сложно было девочкам, которые оказались в атмосфере постоянного насилия над их матерями, старшими сестрами, особенно когда это происходило на их глазах со стороны местных полицейских и даже соседа (нередко сверстника), нередко групповое изнасилование. Это было страшно перенести психологически.

Дети постарше, особенно подростки в гетто, становились основными добытчиками в семье. Они чаще убегали во время казней, были связными и добывали оружие в гетто, разведчиками в партизанских отрядах, участвовали в боевых операциях.

22 марта 2016 г. состоялось открытие научно-методической выставки «Еврейские дети — жертвы Холокоста», организованной историческим факультетом Харьковского национального педагогического университета им. Г. С. Сковороды. На открытии выставки выступили — ректор ХНПУ, академик Иван Прокопенко, 2-й секретарь посольства гос. Израиль в Украине, директор Израильского культурного центра в Харькове Нели Шульман и президент Харьковского музея Холокоста, заслуженный работник культуры Украины Лариса Воловик.

Директор Харьковского музея Холокоста Лариса Воловик и ректор ХНПУ Иван Прокопенко

Ректор ХНПУ, профессор Иван Прокопенко и второй секретать посольства государства Израиль Нели Шульман

Первый проректор по научной работе, проф. Елена Андрущенко, ректор ХНПУ, проф. Иван Прокопенко,
ст. н.с. Юлана Вальшонок

На открытии научно-методической выставки

Декан исторического факультета,
профессор Светлана Бережная и Лариса Воловик

Цель выставки — показать трагическую и героическую судьбу евреев Украины в годы Второй мировой войны, в том числе, и примеры спасения украинцами своих соотечественников-евреев в период Холокоста. Исторический факультет ХНПУ им. Г. С. Сковороды подготовил и информационные стенды о судьбе еврейских детей на Харьковщине. Экскурсии проводят сами студенты – будущие историки.

Надо отметить, что в ХНПУ многие годы студенты-филологи изучают иврит как 2-й иностранный язык. Ст. научный сотрудник Харьковского музея Холокоста Юлана Вальшонок вручила ректору университета проф. И. Ф. Прокопенко идиш-украинский словарь, с надеждой на изучение в ХНПУ не только иврита, но и языка идиш. Дмитрий Тищенко, автор словаря, изданного в Киеве в этом году, передал в Харьков Ю. Вальшонок словарь для распространения среди тех, кто заинтересован в изучении и преподавании идиш. (Oдессит Дмитрий Тищенко в настоящее время живет во Франкфурте-на-Майне).


УВАЖАЕМАЯ ЛАРИСА ФАЛЕЕВНА!

От всего сердца поздравляю Вас и всех Ваших коллег с 20-летним юбилеем выпуска газеты «Дайджет • Е». Ваша газета выдержала испытание временем, и одна из немногих делает еврейскую историю. Показывает читателям, и не только Украины, важнейшую трагическую и героическую страницу нашей истории — проблему Холокоста в период Великой Отечественной Войны. Она говорит всем: «Этого забыть нельзя! Это нужно помнить, чтоб не допустить подобное ни с каким другим народом!»

Вы возрождаете память о еврейском народе — неотъемлемой части истории нашей Украины.


Низкий Вам поклон за Ваш труд! Успехов, здоровья и счастья!


С уважением, Михаил Часницкий, руководитель Музея истории евреев Глуховщины, Кавалер ордена «За заслуги» ІІІ степени, Член Национального союза краеведов Украины



ДОРОГОЙ НАШ ДРУГ, ЛАРИСА ВОЛОВИК, ШАЛОМ!

Поздравляем Вас и Ваш коллектив с юбилейным номером газеты «Дайджест • Е», которой исполнилось 20 лет. Мы стараемся регулярно ее читать и рады, что узнаем много нового из еврейской жизни Вашего региона и мира. Большая заслуга в этом Ваша личная и Харьковского комитета «Дробицкий Яр».

Мы вместе стояли у истоков возрождения еврейства в Украине.


Желаем и в дальнейшем Вам выпускать, а нам читать Вашу прекрасную газету.
А ее создателям — здоровья, мазал и нахэс от жизни!


Обнимаем и привет из Львова. Борух-Борис и Бетя Дорфманы.
Вас поздравляют члены редколлегии газеты «Шофар» Львовского Общества еврейской культуры им. Шолом Алейхема



ДОРОГАЯ ЛАРИСА ФАЛЕЕВНА!

Поздравляем Вас и сотрудников редакции с двадцатилетием газеты «Дайджест • Е» и её 200-тым выходом в свет!


Желаем дальнейших творческих успехов, вдохновения, счастья, мира, процветания!


С уважением, Ольга Микулина
и отдел научной медицинской информации и библиографии ХНМБ



РЕДАКЦИЯ БЛАГОДАРИТ ВСЕХ, ПОЗДРАВИВШИХ НАС С 20-ЛЕТИЕМ ГАЗЕТЫ.
И МЫ ОТКРЫВАЕМ СЛЕДУЮЩУЮ «СОТНЮ»


ВСЕГДА ПОМНИМ


С прискорбием сообщаем, что ушла из жизни Елена Исаевна Щербова, бывшая узница харьковского гетто, только недавно мы поздравляли её с 85-летием.

Елена Исаевна свыше 20 лет возглавляла харьковскую организацию бывших узников гетто и концлагерей и христиан-спасителей. Была активной участницей и организатором совместно с Областным комитетом «Дробицкий Яр» и Харьковским музеем Холокоста всех мероприятий, посвященных памяти жертв Холокоста, вела просветительную работу среди молодежи. Выступая перед школьниками, студентами всегда говорила: «Мы уйдем, а вы, молодые, должны знать, что нам пришлось пережить в период преследования нацистами евреев. Кроме нас, вам потом об этом никто не расскажет».

Е. И. Щербова была членом Совета Всеукраинской организации бывших узников гетто и концлагерей.

За активную деятельность, непоколебимую волю к жизни, проявленную в годы Второй мировой войны была награждена орденом княгини Ольги III степени.

Выражаем глубокое соболезнование родным и близким покойной.

Да будет благословенна память о ней!


Редакция газеты «Дайджест • Е»
ОО «Харьковский музей Холокоста»
Харьковский областной комитет «Дробицкий Яр»
ХГО евреев-бывших узников гетто и концлагерей и христиан-спасителей



В Харькове на здании главного корпуса Харьковского национального университета радиоэлектроники открыли мемориальную доску Герою Украины, Герою Небесной сотни Евгению Котляру.

Евгений Котляр погиб 20 февраля 2014 года на ул. Институтской в Киеве от пули снайпера. На открытии мемориальной доски его отец Николай Котляр рассказал, что Евгений был активным участником Евромайдана, начиная с декабря 2013 года, он ненадолго приезжал в Харьков, а 18 февраля, когда увидел, что происходит в Киеве, снова уехал в столицу. На вопрос родственников, зачем он туда едет, Евгений ответил: «Я вырос в этой стране, люблю ее и буду за нее бороться». «У него только начала налаживаться жизнь, была высокооплачиваемая работа, было много друзей, была возможность уехать за границу. Но с другой стороны, если бы тогда не было таких отчаянных людей, которые силой духа победили оружие, мы бы сегодня жили совсем в другой стране. Поэтому я призываю всех помнить, какой ценой это было завоевано», — обратился к присутствующим Николай Котляр. В открытии мемориальной доски Евгению Котляру также приняли участие руководители университета, студенты и преподаватели, общественность города. В музее ХНУРЭ также открыли стенд, посвященный Евгению Котляру и Героям Небесной сотни.

23 февраля похоронен на городском кладбище №17. Как и всем Героям Небесной сотни, ему было присвоено звание Героя Украины.

 

 

Учредитель:
Харьковский областной
комитет «Дробицкий Яр
»
Издатель:
Харьковский музей Холокоста
Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: kharkovholocaustmuseum@gmail.com

Газета выходит при финансовой поддержке
Благотворительного Фонда ДАР