2016
июль
№7 (205)
Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
каждый выбирает для себя.
Юрий Левитанский

ВСЕ, ЧТО ОН ДЕЛАЛ, БЫЛО ОБ ЭТОМ:
ЗАБЫТЬ ЖЕРТВ ХОЛОКОСТА — ОЗНАЧАЕТ УБИТЬ ИХ ЕЩЕ РАЗ

«Мальчик присутствовал при том, как вешали (да, вешали!) другого ребенка, — как он пишет, с лицом печального ангела. — И вот кто-то позади простонал: «Где же Бог? Где Он? Да где же Он сейчас?». И голос внутри меня ответил: «Где Он? Да вот же Он — Его повесили на этой виселице!».

Автор этих строк писатель Эли Визель скончался в субботу, 2 июля, в возрасте 87 лет в своем доме в Нью-Йорке (по сообщению Reuters). Он ушел от нас, но бессмертная «Ночь» и еще более сорока написанных им книг остались с нами на страже нашей памяти.


Эли Визель родился 30 сентября 1928 года в румынском городе Сигет в семье Сары и Шломо Визелей, получил религиозное образование. После войны он приехал в этот город в 2002 году, почти 60 лет спустя с того дня, как его жизнь разделилась на до и после. И не только его, всей семьи, всей еврейской общины, жившей здесь. В 1940 году после аннексии Венгрией их отправили в гетто. А в мае 1944 года нацисты перевели всех в один из самых страшных в истории человечества концентрационных лагерей Аушвиц — промышленное предприятие по уничтожению людей. Сотни тысяч евреев поглотили его черные печи. И мать Сару, и младшую сестру Ципору. Эли Визелю было тогда всего 16 лет, его с отцом Шломо перевели в Бухенвальд, где тот погиб 29 января 1945 года от зверских побоев немецкого солдата. До конца войны оставались считанные месяцы, и только это, возможно, и спасло Визеля и его старших сестер Беатрису и Хильду от неминуемой смерти. Втроем они, единственные из всей семьи, остались жить.

И все то, что невозможно принять, невозможно забыть, вся нечеловеческая боль, с которой вышел Эли Визель из ада, легла в основу самой известной его трилогии о Холокосте — «Ночь». Уже в конце 50-х она разошлась 6-миллионным тиражом. И потом было еще более чем 40 книг.

Он сделал все, чтобы человечество никогда не посмело вычеркнуть, забыть Холокост. Это все было о том, что «забыть жертв Холокоста, означает убить их еще раз». Это он ввел в обиход слово «Холокост», это ему принадлежат слова «Не все жертвы нацизма были евреями, но все евреи были жертвами нацизма».

После войны Эли Визель жил во Франции, учился в знаменитой Сорбонне, работал журналистом. В 1949 году как корреспондент французской газеты L’arche приехал в Израиль. Свои первые книги Эли Визель написал на иврите. Писал он на французском и английском, которыми владел свободно.

Это был бескомпромиссный человек. В 1985 году, получив Золотую медаль Конгресса США, Визель критиковал Рональда Рейгана, который хотел возложить венок на Немецком кладбище, где были и могилы некоторых офицеров Waffen SS. «Не едьте в Битбург. Это не ваше место, ваше место с жертвами СС», — заявил Визель президенту США. Но 5 мая 1985 года Рейган с Гельмутом Колем возложили венок на мемориальном кладбище в Битбурге.

Несмотря на то, что Э. Визель был дружен с президентом США Бараком Обамой, это не мешало ему жестко критиковать политику США в отношении Израиля. В 2015 году Эли Визель был вместе с премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху, когда тот пытался убедить Конгресс США в опасности сделки по ядерной программе Ирана.

Занимая активную позицию как общественный деятель, Эли Визель избегал карьеры политика. Еще в 2007 году израильский премьер Эхуд Ольмерт предложил выдвинуть писателя кандидатом в президенты Израиля, но Визель отказался.

Всю свою энергию он вложил в творчество и общественную деятельность. Мир высоко ценил это. В 1986 году Эли Визель стал лауреатом Нобелевской премии мира. В 2013 году Визель получил от Шимона Переса президентскую медаль — наивысшую награду, которой могут наградить в Израиле гражданское лицо.

Еще при жизни писателя на месте где был дом, в котором он вырос, открылся дом-музей Визеля.



Натан Щаранский

СОВЕТСКИЕ ЕВРЕИ
И ВЕЛИКАЯ МИССИЯ ЭЛИ ВИЗЕЛЯ

Возможно, лучше чем кто-либо другой в наше время, Эли Визель (Elie Wiesel) осознавал ужасную силу молчания. Он понимал, что невозможность говорить открыто об ужасах прошлого и бедах настоящего является наиболее эффективным способом сохранения на все времена страданий и поддержания у власти тех, кто их вызывает.

Поэтому главной целью жизни Визеля было сделать так, чтобы молчание не могло побеждать. В первую очередь, он совершил смелый и болезненный шаг, связанный с подробным рассказом о Холокосте, и он смог привлечь общественное внимание к этому вопросу так, как до него не удавалось никому. Его душераздирающая хроника «Ночь» (Night), которая первоначально называлась «А мир хранил молчание» (And the World Remained Silent), заставил читателей столкнуться с одним из наиболее ужасных событий в человеческой истории — он заставил людей вспомнить об этом, говорить об этом и сделать это частью своей жизни. Затем — как будто этого было недостаточно — он обратил свое внимание на настоящее и стал голосом миллионов евреев, проживавших по ту сторону железного занавеса. Хотя его справедливо хвалят за первое из перечисленных достижений, он надеялся на то, что именно за второе — он сам несколько раз говорил мне об этом — его будут помнить. Визель впервые посетил Советский Cоюз в 1965 году в качестве журналиста газеты Haaretz, и целью его поездки были встречи с евреями — он был шокирован увиденным. Люди, с которыми он разговаривал, очень боялись рассказывать о советских репрессиях, они были в ужасе от преследований со стороны режима, однако их глаза умоляли его сообщить об их бедственном положении. В результате появилась книга «Евреи молчания» (The Jews of Silence), которая являлась страстным призывом к евреям во всем мире отбросить безразличие и открыто высказаться в поддержку тех, кто лишен такой возможности. «Во второй раз за время жизни одного поколения мы совершаем ошибку молчания», — предупреждал Визель. Этот феномен был еще более тревожным для него, чем безгласное страдание самих советских евреев.

Это был поворотный пункт в борьбе советских евреев. В то время как большинство американских еврейских организаций, осознавая свою ответственность, отдавали предпочтение методам тихой дипломатии и не хотели раздражать Советы и вызывать чувство отчуждения у неевреев в Соединенных Штатах, книга Визеля стала знаменем для активистов, студентов и других людей, отказывавшихся хранить молчание. Он понял, что советский режим хотел, прежде всего, добиться того, чтобы все его подданные чувствовали себя отрезанными от других людей и забытыми остальным миром. И, действительно, я могу утверждать, что даже спустя 15 лет советские власти делали все возможное, пытаясь убедить нас — тех из нас, кто находился в тюрьмах, а также тех, кто был на свободе — в том, что мы были одиноки, что никто не может нас спасти и что единственный способ выживания состоит в том, чтобы принять их диктат.

Визель, как никто другой, осознавал, что без своей способности порождать страх и изоляцию вся советская система может развалиться, и он пророчески призывал остальной мир напомнить советским евреям о том, что они не одиноки. История Советского Союза, вероятно, была бы совершенно иной, если бы борьба в поддержку советских евреев не включала в себя такого рода искреннего, массового активизма, к которому Визель призывал в своей книге. Без общественных кампаний и осведомленности, которую они порождали, тихая дипломатия не обеспечила бы получения нужных результатов. Каждое достижение в борьбе за советское еврейство в последующие 25 лет — от проделывания первых дыр в железном занавесе до выхода на свободу политических узников и активистов в области прав человека и до возможности, в конечном счете, миллионов советских евреев иммигрировать — все это было результатом активизма и дипломатии, и ни одно из этих направлений не могло быть успешным без другого.

Со временем Визель, естественно, стал важной частью истеблишмента еврейской жизни. Каждая еврейская организация хотела его пригласить для выступления или поддержать его дело. Однако он продолжал оставаться глубоко связанным с дюжиной семей отказников, которые он, по сути, считал своими. Начиная с 1965 года, сказал он однажды, не было ни одного дня, когда бы он не занимался судьбой советских евреев, многих из которых он считал членами своей семьи.

И он был искренним в своем отношении к каждому делу, до последнего сражения в нашей борьбе — до марша советского еврейства в Вашингтоне в декабре 1987 года. Вместе с Эли мы впервые обсуждали идею подобного марша годом ранее, в середине 1986 года. Однако спустя шесть месяцев после нашего разговора я уже жаловался ему на то, что еврейский истеблишмент слишком противится этой идее, опасаясь связанных с его проведением логистических сложностей и возможности быть названными врагами новорожденной разрядки. Эли тогда сказал: мы не должны ожидать от представляющих истеблишмент организаций того, что они будут играть главную роль, а вместо этого, нам следует мобилизовать студентов, которые будут оказывать давление снизу и заставят их таким образом принять участие. После этого за несколько месяцев до проведения марша я посетил 50 американских университетов, поддерживая активистов, желавших принять в нем участие. И, конечно же, все главные еврейские организации, как он и предсказывал, в конечном итоге поддержали эту идею. Когда мы шли вместе с ним во время марша, лидеры истеблишмента не без оснований поздравляли себя с этим великим достижением. Эли в тот момент посмотрел на меня с огоньком в глазах и сказал: «Да, они это сделали». Вместо того, чтобы заниматься мелочными разборками и выяснять, кто является более влиятельным, он отдал должное силе еврейского мира в целом.

Мы правильно действовали, создавая шум и настаивая на проведении изменений с помощью нашей собственной решительной кампании, однако нам был необходим истеблишмент для того, чтобы наши усилия оказались успешными. Эли исключительно хорошо понимал, как объединить эти две силы ради общего блага.

Гуманизм Эли Визеля, его активная забота о безгласных отнюдь не ограничивались только лишь его собратьями евреями. Он выступал против кровавых событий в Боснии, Камбодже и Судане, против апартеида в Южной Африке, а также против сожжения черных церквей в Соединенных Штатах. Он стал, по словам других людей, совестью мира. Однако он никогда не прекращал заботиться о еврейском народе и ни на йоту не отступал от этого дела. Он не считал, что должен отказаться от своей еврейской идентичности или национальной гордости для того, чтобы еще эффективнее выступать в защиту интересов других людей. Наоборот: именно трагедия его народа породила эту заботу обо всем мире — о мире, от которого, как он считал, Бог отказался, — и именно его вера в универсальные идеи помогла ему, в конечном счете, примириться с его Еврейским Богом.

Да будет благословенна память о нем.

Натан Щаранский (Natan Sharansky), The Washington Post, США


Натан Щаранский является активистом в области прав человека; он был политическим заключенным в Советском Союзе, а в настоящее время возглавляет Еврейское агентство для Израиля (Jewish Agency for Israel).



МНЕНИЕ


Юрий Фридман-Сарид

ПИСЬМО ИЗРАИЛЬТЯНИНА РОССИЯНКЕ

В конце недели русско-израильский Фейсбук взорвал очередной холивар, связанный с постом известной российской писательницы и публициста Аллы Боссарт, недавно переехавшей в Израиль. В своем тексте, открывающемся популярной цитатой из Игоря Губермана: «От шабата до шабата брат на…бывает брата», Алла Борисовна рассказала о своем печальном опыте покупок в Израиле, когда к очередному случаю продажи некачественного товара с полным набором «левантийского» обслуживания добавились высказывания продавца о крестике на ее шее. Многие ватики, старожилы, среагировали на этот пост болезненно — и грянул холивар во всей красе!

С одной стороны — обвинения в «наезде» на весь Израиль и в нечестном использовании «Закона о возвращении», поскольку постоянно Алла Боссарт здесь не живет. Со стороны Аллы Борисовны и ее многочисленных защитников — встречные обвинения старожилов в «дедовщине», в «хумусном патриотизме» да и просто в элементарной зависти прошедших тяжелую абсорбцию 90-х к благополучным новоприбывшим.

Холивар заметно усилился с подключением к военным действиям мужа Аллы Борисовны — поэта Игоря Иртеньева. С ним самим был связан аналогичный скандал по аналогичному поводу: несколько лет назад он сделал алию, прошел по государственной медицинской страховке курс лечения, после чего благополучно вернулся в Москву.

Тупик: Алла Борисовна и ее сторонники искренне не понимают, чем вызвана такая реакция на ее вроде бы безобидный пост с известной губермановской цитатой. А те, кого этот пост возмутил, тоже не могут внятно сформулировать глубинные причины своего возмущения.

Поскольку, как мне кажется, я мог бы это сделать — попробую объяснить.

Я решил сделать это в форме открытого письма — поскольку тема эта касается не одной только Аллы Боссарт, но очень и очень многих.

Итак.

Уважаемая — действительно, очень уважаемая мною — Алла Борисовна!

Вы абсолютно правы, отвечая своим оппонентам, что совершенно законно получили израильское гражданство, на свои деньги приобрели жилье, платите налоги — и никому ничем не обязаны, кроме помогавших Вам друзей.

Чистая правда.

Только дело-то, извините, совсем не в этом.

Ваш муж в своем комменте написал, что вы — граждане России и Израиля, и поэтому и там, и тут вы — дома.

Здесь — ключ. В слове «граждане».

Израиль отличается от любой другой страны, где Вы, соблюдая ряд условий, могли бы получить гражданство, купить дом и жить.

Израиль — это семейный дом.

И еще Израиль — это государство-убежище. Так получилось…

Мы — израильтяне, члены семьи. В других странах — сограждане, у нас — родственники.

Вы — россиянка с израильским гражданством. И в этом — вся разница.

В том, что Вы россиянка, разумеется, ничего плохого. Это — Ваша самоидентификация, Ваш выбор, и дай Вам Бог. Но сердцем и душой Вы там. Москву, а не Иерусалим, поставили Вы во главу веселия Вашего…

Каждый из нас прошел в Израиле через энное количество хамства, грубости и, по Губерману, «на…балова». (Не к тому говорю, что мы вот дерьма хлебнули — и Вы должны. Никому этого не желаю).

И поливаем мы этих уродов такими словами, на какие в Вашем тексте и намека нет, — почитайте русско-израильские форумы!

Речь только о другом.

О фразе: «Брат на…бывает брата».

В этой формуле оба — братья. И тот, который на…бывает, — и тот, которого.

И для меня тот же хам-продавец или любой подонок местный — член семьи. А в семье — не без урода.

И то дерьмо, которого я от него наелся или наемся, — наше дерьмо. Семейное. И пахнет оно по-другому, и вкус другой.

И не скажу я ему: «Не брат ты мне, гнида черножопая!» (цитата из фильма «Брат» — Прим.ред.). Потому как брат он мне. Хоть и сволочь, и подонок, и гнида. И даже «черножопый», уж простите за цитату. Брат. А братьев не выбирают — такой вот уродился…

Так что имеете Вы полное право, уважаемая Алла Борисовна, на законное возмущение хамством, обманом и прочими прелестями нашей израильской жизни — как и любой приезжий или турист. И не то что писать — орать об этом имеете полное право! Во весь голос и в любых выражениях.

В одном только праве я, израильтянин, Вам отказываю — в праве использовать при этом такие вот замечательные цитаты из Губермана. Матом трехэтажным ругайтесь — а цитаты такие лучше не трогайте. (И аналогичные, естественно, и не только из Губермана).

Потому что написаны они — для внутрисемейного употребления. То есть читать со сцены и в сборниках печатать — с дорогой душой! А вот использовать «по случаю» — только для своих.

Для братьев. Для израильтян. А Вы — россиянка.

Знаете, это как негры американские друг друга «ниггерами» называют. Любя. Своим можно, а белый или латинос скажет — и убить могут.

Сразу подчеркну: ни национальность, ни вероисповедание здесь значения не имеют.

Спросите друзей и подруг моих — хоть неевреев по Галахе, хоть чистокровных русских, украинцев и других, с нашей алией сюда приехавших и израильтянами ставших. Братья и сестры они мне.

И любой друз, черкес или араб — хоть христианин, хоть мусульманин, который в ЦАХАЛе служит и Страну защищает, брат мой. Израильтянин.

И чистокровных российских евреев знаю, которые годами здесь живут, а израильтянами не стали. Россиянами остались. Душой в России.

Надеюсь, причины народного возмущения я Вам, Алла Борисовна, объяснил.

В праве стать израильтянкой, как мы все, Вам никто не отказывает — рады будем в семью принять!

Только это от Вас самой зависит.

Захотите, станете израильтянкой — почувствуем.

Вы еще сама этого не осознаете — а мы уже знать будем.

И тогда ставьте на Фейсбук тот же самый пост, с той же самой цитатой — слово в слово! Реакция другая будет.

И посочувствуем, и повозмущаемся, и про свои аналогичные случаи расскажем — у нас их хватает, к сожалению.

Потому что запах, извините, у Вашего поста другой будет.

Родной. Семейный.

А пока Вы россиянка с израильским гражданством — лучше не надо.

Понять это, наверное, сложновато. Постарайтесь почувствовать…

Это была первая часть марлезонского балета, Алла Борисовна.

А теперь — вторая часть. Про крестик. И про государство-убежище. Зачин будет тот же, что и в первой части.

Со всем возможным уважением отношусь, Алла Борисовна, к Вашим религиозным убеждениям и самоидентификации.

И имеете Вы полное право носить в Израиле на шее крестик. И ни от кого его не прятать. И никто Вам слова по этому поводу не скажет — разве что вот такой хам-продавец. Ну, если куда-нибудь в Меа Шеарим или в Бней-Брак по ошибке попадете, там могут, конечно, погрубее среагировать — сплюнуть демонстративно или обругать.

А так, максимум, — глянут косо.

Понимаете, Алла Борисовна, один и тот же символ разную смысловую нагрузку нести может. И разную реакцию вызывать. В зависимости от человека и от обстоятельств.

Скажем, та же самая свастика для тибетского буддиста будет означать и символизировать одно. Для латыша-традиционалиста — совсем другое. Ничего, связанного с нацизмом, кстати, — древний символ, Огненный крест. А что такое свастика для еврея — и говорить не буду…

Или же шестиконечная звезда: для еврея — щит Давида, для индийского йога — сердечная чакра Анахата.

И реагировать на один и тот символ один и тот же человек будет по-разному, в зависимости от обстоятельств и места.

Скажем, если еврей в Тибет поедет и там свастику на монастыре увидит, то отнесется он к этому адекватно и с полным пониманием. А если тот же еврей в Германии свастику, нарисованную на синагоге, обнаружит, то тоже отнесется к ней с пониманием. С соответствующим пониманием. И реакция у него будет адекватная, только уже другая.

Страх. Генетический.

А когда тот же самый бродячий еврей наткнется на свастику в Израиле, то опять-таки реакция будет адекватная: гнев!

И латышу или тибетцу, которые в Израиль едут, стоит принять это во внимание. И орнаменты со свастикой им сюда лучше не везти — не так поймут.

К чему я клоню, Вы, Алла Борисовна, вероятно, поняли.

Вопрос у меня: представляете ли Вы, как воспринимают крестик на Вашей шее израильтяне?

Не русские израильтяне, Ваши знакомые, которые воспринимают его так же, как и Вы, — а коренные, сабры, религиозные или соблюдающие традицию? Или даже и светские, но выросшие в традиционных семьях? Всех вместе таких — больше, чем полстраны.

Думаю, что не очень хорошо представляете. Попробую объяснить. Тем более, что и очень многие из наших русских израильтян, даже давно живущих в Стране, не в курсе.

Не знаю, изучали ли Вы историю жизни евреев в христианских странах? Даже, если и не изучали специально, конечно же, как образованный человек, имеете о ней представление.

Скажу в двух словах: две тысячи лет преследований, унижений, изгнаний, грабежей, убийств и погромов. По любому поводу и под любым предлогом — за эпидемию чумы и кровь христианских младенцев для мацы, за отказ перейти в христианство или просто по традиции — в ночь с 31 декабря на 1 января, в которую мы с Вами привыкли праздновать Новый Год.

И самое главное — за то, что римляне распяли когда-то еврея по имени Иешуа.

Громили, убивали и изгоняли нас, как Вы прекрасно знаете, люди с такими же крестами на шее, который сейчас носите Вы.

Такой видит нашу историю большинство израильтян — и не только религиозных. Со школы.

Вероятно, Вы скажете, что это все было когда-то в незапамятные времена, что мы живем в 21-м веке, что все давным-давно изменилось и христианство сейчас совершенно иное — и т.д., и т.п. И все это — правда. Только есть еще одна проблема. Такой уж мы народ — сплошные проблемы…

В еврейской традиции время не течет линейно из прошлого в будущее. Оно циклично. И все повторяется из года в год — здесь и сейчас.

И это не наши далекие предки — это мы сами из года в год выходили и выходим из Египта в Песах, чтобы идти сюда, в Землю Обетованную.

И это мы стояли и стоим каждый год в Шавуот у Горы Синай — в ожидании Моше со Скрижалями Завета.

И это мы каждый год на Девятое Ава оплакивали и оплакиваем разрушение наших Храмов.

Каждый год — здесь и сейчас.

Отсюда — и еврейское понимание истории. Точнее всего выразил его Шай Агнон в своей Нобелевской речи:

«Из-за того, что Тит, император римский, разрушил Иерусалим и народ Израиля был изгнан из его Страны, — родился я в одном из городов изгнания».

Понимаете, Алла Борисовна, Агнон родился в Галиции не потому, что родители его там жили, а из-за того, что Тит разрушил Иерусалим!

Здесь и сейчас, Алла Борисовна, из года в год — здесь и сейчас…

И это нас, — а не наших далеких предков — вырезали и вырезают на берегах Рейна первые крестоносцы.

И это нас сжигали и сжигают на кострах инквизиции.

И это нам вспарывают животы и рубят головы казаки Хмельницкого.

И так далее, и так далее, и так далее…

Вплоть до Холокоста — вершины наших взаимоотношений с христианами. Людьми с крестиками на шее.

Вот так понимаются время и история в еврейской традиции.

Вы, разумеется, вправе сказать, что это антиисторично и глубоко ошибочно.

Можете сказать, что это религиозный бред и мракобесие.

Или что такое самоотождествление с предками — шизофрения и паранойя.

Или еще что-нибудь — Ваше право, Алла Борисовна. Ваше полное право.

Такое же, как право очень и очень многих евреев на свое видение мира. Тем более здесь, в Израиле.

Уж извините — отличающееся от Вашего.

А они видят мир именно так.

И думаю, что Вам следует знать, как воспринимают Ваш крестик эти евреи — и не обязательно евреи с кипой на голове.

Почти как свастику. Почти.

Боль от свастики поострее, конечно.

И еще одна разница: те, кто со свастикой, тела убивали.

А те, кто с крестом, еще и души пытались убить. Еврейские души.

(Это я насчет перехода в христианство, если Вы не поняли).

Тех, кто евреем хотел остаться, на кострах сжигали. Или еще как…

Повторяю, Алла Борисовна: имеют эти евреи полное право на такое вот свое отношение к кресту. На то, что он для них означает и символизирует. Даже если они «мракобесы».

Как минимум — не меньшее, чем Ваше право вкладывать в него свой смысл.

Кто-то из Ваших сторонников на Фейсбуке написал, что это все ерунда, что Иерусалим полон христиан с крестами. Монахи, священники, паломники и просто туристы.

Чистая святая правда: полно в Иерусалиме крестов нательных навыпуск. Да оно и понятно — Иерусалим!

Но есть нюанс.

Все они — монахи, паломники, туристы, — находятся здесь не в том статусе, в котором находитесь здесь Вы, Алла Борисовна.

Потому что Вы приехали сюда и получили гражданство как репатриантка.

В государство-убежище. Для этого, в первую очередь, создавали его отцы-основатели.

Убежище, которого две тысячи лет у нас не было — потому что император Тит разрушил Иерусалим.

Убежище от тех, кто с крестами…

И слово «репатриант» для очень многих израильтян — синоним слова «беженец». Потому что и сами они были беженцами.

Отсюда и отношение к крестикам на репатриантах — не такое, как на священниках из церквей христианских или на туристах.

Еще раз подчеркиваю: не о национальности или вероисповедании говорю, и не о том, что, мол, неевреи сюда едут, — в первой части уже все на эту тему объяснил.

Только о символике. И о восприятии ее, зависящем, в том числе, и от того, кто именно эту символику носит.

И не для того пишу, Алла Борисовна, чтобы Вы крестик свой под одежду прятали, как мы в свое время в СССР магендавиды. О другом речь.

Если кто-то у нас в Израиле на Ваш крестик глянет косо или слово по этому поводу скажет, как тот хам-продавец, очень Вас прошу: перед тем, как рот ему, хаму, заткнуть, — вспомните, пожалуйста, то, что я Вам здесь объяснить пытался.

И уж постарайтесь его как-нибудь понять и простить.

По-христиански.

С уважением, Юрий Фридман-Сарид, израильтянин.


В МИРЕ


НОВОСТИ ИЗРАИЛЯ

КНЕСЕТ УТВЕРДИЛ «ЗАКОН АМУТОТ»

11 июля Кнесет утвердил во втором и в третьем чтениях закон о прозрачности. Его еще называют «закон амутот».

Эта законодательная инициатива принадлежит министру юстиции Аелет Шакед. Согласно новому закону, амутот (общественные организации), а также иные структуры, действующие на благо общества, если большая часть используемых ими средств поступает из-за границы, в обязательном порядке объявлять об этом.

Закон поддержали 57 депутатов, против голосовали 48. Напомним, левые пропалестинские организации и движения в Израиле финансируются некоторыми странами ЕС.


КНЕСЕТ УТВЕРДИЛ ЗАКОНОПРОЕКТ ОБ УЖЕСТОЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ ЗА ОСКВЕРНЕНИЕ ФЛАГА

19 июля на пленарном заседании Кнесета во втором и третьем чтениях большинством голосов был утвержден законопроект депутата Кнесета от партии «Наш дом Израиль» Роберта Илатова о гербе, гимне и флаге.

Законопроект предусматривает ужесточение наказаний за оскорбление национальных символов государства. Согласно новому закону, наказание за вышеупомянутое преступление может достигать 3 лет лишения свободы и штрафа в 58 400 шек.

На сегодняшний день законодательство предполагает до года лишения свободы и штраф до 300 лир (!) (поскольку не менялось в течение многих десятилетий).

«Это важный закон, который защитит национальные символы государства Израиль и обеспечит надлежащее уважение к ним. В последнее время участились случаи оскорбления и откровенного глумления над ними, сопровождаемые подстрекательством. То, что начинается с осквернения флага, в итоге заканчивается терактом», — подчеркнул Илатов.


«ЗАКОНОПРОЕКТ ЗУАБИ» СТАЛ ЗАКОНОМ

В ночь на 20 июля Кнесет утвердил во втором и в третьем чтениях законопроект об отстранении депутатов от должности. Об этом сообщает радио «Коль Исраэль».

В поддержку законопроекта проголосовали 62 парламентария, против — 47. Согласно новому закону, Кнесет может отстранить депутата за подстрекательства к расизму, насилию и за поддержку вооруженной борьбы против еврейского государства. Парламентарий может быть отстранен только, если за это проголосовали не менее 90 его коллег.

Процедура отстранения может быть начата, если соответствующую просьбу подпишут не менее 70 депутатов, причем не менее 10 из них — не из правящей коалиции.

Эту законодательную инициативу называли «законопроект Зуаби». Уже много лет Кнесету никак не удается изгнать с политической арены депутата сначала от БАЛАД, а теперь от Объединенного арабского списка Ханин Зуаби, которая открыто призывает к террору против Израиля.

По материалам http://www.isra.com/news/


УКРАЇНА – ІЗРАЇЛЬ

Голова Верховної Ради Андрій Парубій зустрівся з Надзвичайним і Повноважним Послом Держави Ізраїль в Україні Еліавом Бєлоцерковські. Під час зустрічі було обговорено активізацію двосторонньої співпраці на рівні парламентів обох країн та деталі запланованих візитів Президента Ізраїлю і Голови Кнесету до України.

А. Парубій відзначив високий рівень взаєморозуміння да довіри між Україною і Ізраїлем, активну співпрацю на рівні парламентських груп дружби.

Він наголосив, що для України «буде дуже важливою дипломатична підтримка Ізраїлю, як і більшості країн світу, в умовах російської агресії». Своєю чергою, пан Посол зазначив, що візит Президента Р. Рівліна, запланований на кінець вересня поточного року з метою участі у заходах із вшанування 75-ої річниці трагедії Бабиного Яру. У ході цього візиту передбачено виступ Р. Рівліна у Верховній Раді України. Також на порядку денному двосторонніх відносин є візит в Україну Спікера Кнесету Юлія Едельштейна.

Голова Верховної Ради України поінформував пана Посла про необхідність узгодження дати візиту відповідно до графіка сесійної роботи парламенту та підтвердив запрошення пану Едельштейну.

А. Парубій підкреслив, що підписання Меморандуму про співробітництво між Верховною Радою і Кнесетом Ізраїлю сприятиме поглибленню співпраці. Також, за його словами, у цьому контексті важливим є питання ратифікації Україною Договору з Ізраїлем про соціальне забезпечення та Договору про тимчасове працевлаштування українських працівників у деяких секторах економіки Ізраїлю. «Ми розглянемо документи у парламенті, підтримаємо і ратифікуємо Угоду», — сказав він.


Довідково: листом МЗС України від 24 лютого 2016 р. № 650/12-612/1-583 на розгляд Апарату Верховної Ради України надіслано отриманий від Посольства Ізраїлю в Україні та опрацьований ізраїльською стороною англо­мовний проект Меморандуму про співробітництво між Верховною Радою України та Кнесетом Держави Ізраїль.


ЛЮДИ. ИСТОРИИ

«Мы делаем все возможное каждый день и каждую минуту, чтобы каждый еврей во всем мире, желающий репатриироваться, смог это сделать»

В аэропорту им. Бен-Гуриона, приземлился 18-й рейс Фонда дружбы из Украины с 200 новыми репатриантами на борту. За последние два года Фонд доставил из Украины в Израиль около 4000 репатриантов. Этот рейс один из первых рейсов большой волны репатриантов, которые должны прилететь в Израиль этим летом с помощью Фонда. Речь идет о 2000 репатриантов из 13 разных стран, которые репатриируются в Израиль в ближайшие месяцы.

Ещё один рейс, организованный Фондом дружбы, приземлился в Израиле с репатриантами на борту из Франции. Речь идет о 24 семьях – среди них 40 детей!

Для более легкого старта в Израиле, Фонд дружбы выделяет на каждого взрослого репатрианта 1000 долларов и 500 на каждого ребенка. Это помощь выделяется вдобавок к корзине абсорбции и всем полагающемся льготам министерства абсорбции. Более того, еще до прибытия в страну, Фонд договаривается с местными властями об абсорбции новых репатриантов, помогая найти им квартиру и трудоустройство.

Президент Фонда дружбы, раввин Йехиель Эштейн, заявил: «Это особенный день. Сегодня в Израиль приземлился не один, а два самолета с репатриантами на борту – из Украины и Франции. Репатриация — это самая основная ценность сионизма. Мы делаем все возможное каждый день и каждую минуту, чтобы каждый еврей во всем мире, желающий репатриироваться, смог это сделать».


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

С 90-летием Раису Павловну Мирлас.


С 80-летием
Ренаду Александровну Товажнянскую, Нину Гавриловну Плисс,
Светлану Львовну Борискову, Зою Исааковну Зиновьеву.


МАЗЛ ТОВ!


ХАРЬКОВСКИЙ МУЗЕЙ ХОЛОКОСТА
БЛАГОДАРИТ ЗА ФИНАНСОВУЮ ПОДДЕРЖКУ


Благотворительный фонд «Дар»
(председатель правления Валентина Подгорная, Киев);

Джерома Абрахама, Майами

Американский распределительный комитет «Джойнт» в Харькове
(директор Мики Кацыф);

Юрия и Сергея Шныревых, Москва

International Social Science Summer School in Ukraine


 

 

Учредитель:
Харьковский областной
комитет «Дробицкий Яр
»
Издатель:
Харьковский музей Холокоста
Главный редактор
Лариса ВОЛОВИК

Тел. (057) 700-49-90
Тел./факс: (057) 7140-959
Подписной индекс 21785
При перепечатке ссылка на
«Дайджест Е» обязательна
http://holocaustmuseum.kharkov.ua
E-mail: kharkovholocaustmuseum@gmail.com

Газета выходит при финансовой поддержке
Благотворительного Фонда ДАР